Коротко


Подробно

Фото: Никита Инфантьев / Коммерсантъ   |  купить фото

Фестиваль беззакония

Торговля

Разноцветные палатки у метро с продуктами и хозяйственными товарами, домики с одеждой и сувенирами неподалеку от торговых центров — все это можно было наблюдать в Петербурге на протяжении многих лет. Рынок ярмарочной торговли, объем которого оценивается в несколько миллиардов рублей, только в этом году начал работать в правовом поле. BG рассказывает, как городские власти пытались его отрегулировать.


Александра Яхонтова


Отлаживать механизм проведения ярмарок петербургские власти начали еще три года назад. Законопроект, регулирующий эту отрасль и устанавливающий штрафы, Законодательное собрание приняло в 2015 году, но дату его вступления в силу отсрочило на два года, что дало некоторым участникам рынка повод обвинить городские власти в коррупции и лоббировании интересов организаторов нелегальных ярмарок. Впрочем, существовавшие до разработки этого закона правила проведения ярмарок предприниматели тоже критиковали как коррупциогенные. Например, раньше решение о проведении ярмарок принимали не городские, а районные власти, которые сами же определяли, кто на этих ярмарках будет торговать.

За то время, пока "ярмарочный" закон ждал вступления в силу, успели измениться другие нормы городского законодательства (в частности, порядок предоставления земельных участков), и его пришлось в экстренном порядке дорабатывать, согласуя интересы чиновников, депутатов и предпринимателей. Все это время рынок, только легальную часть которого эксперты оценивают в десятки миллиардов рублей в год, существовал без правового регулирования. Такое положение дел не устраивало многих: владельцы торговых центров жаловались на то, что "ярмарочники" отбирают у них часть прибыли, жители возмущались зачастую неэстетичными палатками, преграждающими дорогу к метро. Пробел в правовом регулировании был настолько очевиден, что в начале этого года губернатор Георгий Полтавченко ввел мораторий на проведение ярмарок в городе на время подготовки новой редакции отраслевого закона и подзаконных актов к нему. Что, впрочем, мало отразилось на реальной ситуации: ярмарки и во время действия запрета по-прежнему можно было наблюдать и в центре, и на окраинах города.

Работать над поправками к закону "О ярмарочной деятельности" депутаты петербургского ЗакСа начали в феврале. Этими поправками парламентарии распределили на рынке роли: прописали в законе понятия регулятора, оператора и организатора ярмарки. Функции регулятора законопроект в новой редакции возложил на смольнинский комитет по развитию предпринимательства. Выбирать предпринимателей — операторов ярмарок комитет обязали по конкурсу (а не по собственному усмотрению, как раньше делали районные администрации). Организаторами части ярмарок являются администрации районов, еще части — подведомственный комитету Центр контроля качества. На этапе второго чтения парламенту пришлось внести в законопроект несколько поправок, на которых настаивал профильный смольнинский комитет: увеличить срок проведения ярмарок до 30 дней в квартал (изначально планировалось ограничить двумя неделями), а время действия договоров с их организаторами продлить в два раза — до 12 месяцев.

Процесс принятия отраслевого закона был политизирован: депутат Максим Резник (фракция Партии роста), например, с трибуны объявлял о том, что крупнейший игрок на ярмарочном рынке — "Невская торговая компания" — аффилирован с губернатором Петербурга. Судя по всему, парламентарий указывал на связь между владельцем "Невской торговой компании" Константином Романовским и руководителем губернаторского аппарата Давидом Адамией. Господин Романовский владеет также ресторанной компанией "Новый Свет", расположенной по тому же адресу, что и заведение "Хинкальная на Неве", которое в СМИ связывают с именем Давида Адамии.

В новой редакции закон, регулирующий организацию ярмарок в Петербурге, депутаты приняли в апреле. В силу он вступил, но полноценно работать не начал. В законе механизм функционирования ярмарок не был прописан детально, потребовались подзаконные акты. В это время районные администрации, лишенные права проводить ярмарки, не растерялись и взялись устраивать фестивали — буквально по любому поводу. От ярмарок эти фестивали мало чем отличались — те же самые палатки с едой, одеждой и хозяйственными товарами, только установленные не просто так, а приуроченные к какому-нибудь событию.

В октябре эта проблема стала темой для обсуждения на заседании городского правительства. "Так называемые фестивали, которые вы нет-нет да проводите, а попросту — ярмарки несанкционированные, надо прекратить,— обратился губернатор Георгий Полтавченко к присутствовавшим главам районных администраций.— У нас есть положение о проведении ярмарок, будьте любезны, следуйте строго этому положению". И добавил, что "будет сильно наказывать тех, кто не поймет". "Поступают жалобы от граждан. Там ужас что творится на большинстве этих мероприятий: грязь, антисанитария, непонятно, что за товары привозите. Прекращайте это",— заключил губернатор.

С тех пор работа активизировалась. В октябре в ЗакСе прошли парламентские слушания, на которых депутаты красочно описали антисанитарию и беззаконие на самопальных "фестивалях", а чиновники констатировали, что борьба с нелегальной торговлей идет неэффективно. По данным комитета по правопорядку, штрафы, которые город накладывает на нелегальных ярмарщиков, удается взыскать крайне редко — только в 18% случаев.

Проект, ужесточающий санкции к нарушителям, уже внес на рассмотрение депутатов парламентский комитет по законодательству: он предлагает выступить с федеральной инициативой, разрешающей изымать товар у нелегальных торговцев. На региональном же уровне депутаты намерены запретить торговлю в местах массовых культурных мероприятий, чтобы лишить районные администрации под видом фестивалей устраивать ярмарки. Еще нововведение, которое предлагают депутаты,— создание реестра недобросовестных организаторов ярмарок, чтобы лишить предпринимателей, которые несколько раз привлекались к административной ответственности, права работать в этой отрасли в будущем.

Инициативу разграничить понятия "фестиваль" и "ярмарка" глава Союза малых предпринимателей Владимир Меньшиков считает логичной и совершенно необходимой. "То, что под видом фестивалей происходит сейчас, полностью дискредитирует все регулирующее отрасль законодательство",— говорит он, однако признает, что все проблемы на рынке анонсированное ужесточение мер решить не сможет. Данные о том, по каким адресам разрешено проводить ярмарки, есть в открытом доступе, и каждый может заметить, что сейчас торговля идет и в других местах тоже, утверждает господин Меньшиков.

В ноябре комитет по развитию предпринимательства впервые провел конкурсы по новому "ярмарочному" закону, распределив восемь лотов в совокупности на 556 торговых мест между тремя компаниями — новичками на рынке: "Меридиан", "Я люблю тебя, Крым" и "Петербургские вернисажи". "Проведенные конкурсы — очевидно позитивное явление, но в самих конкурсных процедурах предприниматели отмечают недостатки, что, впрочем, объяснимо, поскольку механизм новый",— говорит Владимир Меньшиков. По его словам, при более совершенной системе отбора организаторов ярмарок бюджет Петербурга мог бы получать около 2 млрд рублей дополнительных доходов в год — для этого всего лишь нужно сделать цену предложения ключевым критерием при проведении конкурсов на организацию ярмарок. "Понятно, что критерии эстетики — чтобы не было ужасных желто-зеленых палаток, как в прошлом году,— тоже должны учитываться. Тем не менее ярмарка — это прежде всего коммерческое явление, а уже потом — культурное и развлекательное, поэтому проводить ее должен тот, кто способен отдать городу больше денег",— уверен господин Меньшиков. В конкурсной документации, по его мнению, есть еще несколько несовершенств: например, баллы претендентам выставляли за опыт работы в этой сфере. "Но откуда возьмется опыт, если до момента проведения конкурса легально в Петербурге существовала одна ярмарка — рождественская, других в правовом поле просто не было",— удивляется эксперт. Баллы в рамках конкурса можно было получить и за наличие оборудования, необходимого для проведения ярмарки. При этом у торговцев, которые арендуют у организаторов ярмарок места, оборудование в 90% случаев свое, и все, что им нужно,— это домик и розетки.

В парламенте Петербурга над законодательством в сфере ярмарочной торговли продолжают работать. Как пояснил глава парламентского комитета по законодательству Денис Четырбок, для того чтобы закон о ярмарках начал работать в полную силу, нужно подзаконными актами прописать ответственность операторов ярмарок, уточнить порядок формирования плана их проведения (чтобы его составляли с учетом предложений предпринимателей) и определить ответственность комитета по развитию предпринимательства за ярмарки, которые проходят на частных землях.

"Топ-менеджеры года". Приложение от 14.12.2017, стр. 44
Комментировать

рекомендуем

Наглядно

в регионе

глазами «ъ»

в лучших местах

обсуждение