Коротко


Подробно

Фото: Евгений Павленко / Коммерсантъ   |  купить фото

Привет из прошлого

Влияние

Криминальная романтика 1990-х, которую порой любят воспевать в российских фильмах и сериалах, со временем сменилась четко выстроенной вертикалью власти и цивилизованными на вид методами ведения бизнеса. Воздействие "классических" авторитетов и выходцев из неформальных группировок того времени на текущие процессы невелико. С другой стороны, многие из тех, кто начинал госслужбу или бизнес в последнее десятилетие XX века, сейчас имеют значительный вес.


Дмитрий Матвеев


Поезд на Москву


Президент Высшей школы экономики в Петербурге Александр Ходачек, говорит, что начиная с 1991-1992 годов в Москву перебрались около 10 тыс. человек, которые и по сей день занимают различные должности в органах государственного управления, в крупных государственных предприятиях и акционерных обществах с государственным участием, таких как РЖД, "Газпром". "Безусловно, их влияние на город продолжает оставаться очень сильным, потому что в Петербурге реализуются крупные проекты при участии таких структур. Кроме того, есть вопросы, связанные с бюджетными назначениями. Это КАД, частично ЗСД, проектные работы, связанные с различными инженерными объектами",— указывает господин Ходачек.

По словам эксперта, поскольку решения принимались на высоком уровне, в определенной степени такие люди повлияли и на финансирование строительства нового стадиона, второй сцены Мариинского театра, Театра Эйфмана, Театра Европы. "Те, кто занимает должности в министерствах и Государственной думе, оказывают существенное влияние на город, иногда напрямую участвуя в формировании ассигнований в рамках федеральных программ и трансфертов, а также в рамках выделения дополнительных средств на программы развития исторического центра, на отдельные знаковые объекты",— рассуждает Александр Ходачек. В качестве еще одного примера влияния бывших петербуржцев в общероссийском масштабе он приводит Петербургский международный экономический форум. "В 2017 году он проводился в 21-й раз, и если бы в Москве не было выходцев из Петербурга, уже после первых пяти-десяти лет проведения форум плавно бы переместился в столицу. Это тоже один из факторов влияния и первого лица, и всех остальных",— уверен эксперт.

Точка приложения силы


По мнению политолога Александра Конфисахора, влияние классических авторитетов, игравших значительную роль в политических и экономических процессах в 1990-е годы, практически сошло на нет. В органах исполнительной власти их почти не осталось, оттого что при смене губернатора меняются и люди, занимающие ключевые должности в администрации, по крайней мере, на уровне вице-губернаторов, глав комитетов и их заместителей. Новые люди продвигаются в основном серьезными бизнес-структурами или персонами, имеющими большие лоббистские возможности. И даже если за этими структурами стоят бывшие авторитеты, это тщательно скрывается, так как имиджевые потери и, соответственно, финансовые, могут быть слишком высоки.

Зато в законодательных органах власти ситуация несколько иная, считает политолог. Одним из показателей возможной связи депутатов с отголосками 1990-х может быть год их первого избрания и стаж работы в петербургском парламенте. Тогда денег у государства практически не было, а большие финансовые ресурсы оказались сосредоточенными у авторитетов и в неформальных группировках, напоминает господин Конфисахор, и наиболее понимающие из них стали "инвестировать" в политику, финансируя избирательные кампании своих кандидатов. "Ключевые игроки избирательных кампаний знают (но никто не признается) о том, что практически все кандидаты по своей инициативе выходили на представителей этих структур с просьбой о различных формах поддержки. Или сами представители этих структур делали предложения, от которых сложно было отказаться,— рассказывает собеседник издания.— С тех пор прошло уже двадцать лет, и многое поменялось". Но при желании можно найти концы и определить тех, кто стоял за избранными в то время депутатами, добавляет господин Конфисахор, приводя в качестве примера Приморский район Санкт-Петербурга и организацию "Афганвет".

Криминальных авторитетов в Петербурге не осталось, соглашается директор Института проблем предпринимательства Владимир Романовский: часть из них были убиты в 1990-2000-х, многие отбывают сроки лишения свободы. "В городе присутствует большое количество людей, которых в старые времена в шутку называли "силовыми бизнесменами", то есть тех, кто заработал первоначальный капитал преимущественно "прочими услугами охранной практики". То есть использовал силовое влияние как бизнес-ресурс и в этом смысле был "авторитетом". Среди них многие с самого начала были владельцами предприятий, созданных абсолютно безупречно, и в сферах, далеких от ЧОПов",— отмечает он.

Влияние таких людей на политику и экономику Петербурга достаточно велико, считает эксперт, в том числе и потому, что они активно вступали в политические партии и делали карьеры там и в государственном аппарате, избирались в петербургский парламент и Госдуму РФ. Еще более важно, что, как правило, они интегрированы в деловую среду настолько, что подчас сложно понять, какого компонента в группе больше: уходящих корнями в 1990-е игроков или новых "административных".

"При этом речь о доминировании в политике и экономике не идет, авторитеты — лишь один из источников влияния. Говорить о проценте (подобных персонажей в политической и бизнес-элите.— BG) невозможно, так как и сами определения группы "авторитеты", да и группы "элита" размыты, численность их и значимость абсолютно различны",— подчеркивает Владимир Романовский.

Как подсчитал Александр Ходачек, в органах власти Петербурга в принципе осталось очень мало людей, которые работали в 1990-х годах. "Их можно по пальцам пересчитать. Многие уже ушли на пенсию или в мир иной, а многие переехали в Москву и занимаются бизнесом за пределами Петербурга. Даже если возьмем состав петербургского парламента, там не наберется и семи депутатов, которые избирались в 1990-х годах",— утверждает он.

Мифические группировки


Интересы представителей крупного бизнеса "родом из 1990-х", сосредоточены в большей степени в Москве и за пределами страны, а те, кто в лихие времена задавал тон, во многих случаях предпочли уйти из бизнеса, потому что он зачастую стал принимать ярко выраженный криминальный оттенок, считает Александр Ходачек. "Был целый ряд покушений и смертей, в том числе и политиков, и бизнесменов, и сегодня уже многие даже не вспоминают о тех людях, которые пали жертвами передела сфер влияния",— напоминает он.

Сегодня же, подчеркивает эксперт, бизнес стал гораздо спокойнее. Однако многие базовые вещи были созданы именно тогда, и если посмотреть на совладельцев крупных торговых сетей, компаний общественного питания, бизнес-центров и других фирм, можно увидеть, что это люди, которые начали свое дело в начале 1990-х годов и смогли удержаться по сей день.

Особо господин Ходачек выделяет банковскую сферу: она выросла практически с нуля, и еще в 1997-1998 годах можно было наблюдать ликвидацию многих кредитных организаций, хотя не было такой, как сейчас, жесткой позиции ЦБ по отношению к банковскому сообществу. "Это было связано, в том числе, с участием криминальных структур, которые присутствовали в самых различных сферах Петербурга,— рассказывает он.— А сегодня это процесс очень латентный, во многих случаях такой бизнес легализовался, перешел через третьи-четвертые руки собственников, и найти следы криминала, на мой взгляд, очень тяжело".

Господин Ходачек отмечает еще один интересный момент. Многие группы влияния в 1990-х были "мифическими", потому что названия этим группировкам давали даже не правоохранительные органы, а журналисты. На самом деле это были совершенно разрозненные структуры: иногда они поддерживались силовиками, иногда им давали возможность работать, чтобы выяснить всю сферу влияния и потом предъявить весомые доказательства, заключает президент Высшей школы экономики в Петербурге.

"Топ-менеджеры года". Приложение от 14.12.2017, стр. 56
Комментировать

Наглядно

в регионе

глазами «ъ»

в лучших местах

обсуждение