Коротко


Подробно

Фото: Евгений Павленко / Коммерсантъ   |  купить фото

Истоки бизнеса

Идея

Одни запускали свое дело, чтобы решить тревожащие их проблемы, ответов на которые не было на рынке. Другие развивались "по специальности" или чутко реагировали на сложившиеся обстоятельства. BG делится историями предпринимателей, с которых начинались успешные ныне компании.


Влада Гасникова


В 2003 году Дмитрий Храпов был студентом и вместе со своими друзьями много ездил на электричках в Подмосковье. "Расписание было неудобным и существовало только на бумаге, изменений там не было. Мы захотели сделать удобный сервис, который бы оперативно отражал все изменения и нравился бы нам самим",— вспоминает основатель сервиса путешествий "Туту.ру". Изначально ребята вручную переписывали расписание движения на станциях, но как математики решили использовать свои знания и автоматизировали процесс. "Информация стала поступать от наших пользователей, позже — от перевозчиков. Довольно скоро стало ясно, что есть потребность не только в расписании, но и в покупке билетов. Поэтому в 2006 году "Туту.ру" стал одним из первых сайтов в Рунете, продающих железнодорожные билеты",— говорит Дмитрий Храпов.

Три года назад Федор Озимов узнал, что станет отцом. Он начал изучать литературу о раннем развитии детей. "Тогда я задумался, что же у нас с футболом? Занимаются ли им в таком возрасте и возможно ли через футбол развивать своего ребенка? Я начал изучать российский и зарубежный опыт. Нашел много недочетов и по методике, и по самому ведению бизнеса. Я понял, что можно улучшить, и так родилась идея организовать школу футбола для детей от 3 до 7 лет. Почему именно школа, почему от 3 до 7 лет, почему футбол? Наверное, это связано с тем, что я сам с самого детства занимался футболом. Когда возникла идея создать бизнес, связанный с ранним развитием детей, я не думал ни о чем, кроме футбола",— рассказывает основатель школы "Футболика".

В 2009 году Федор Мурачковский в кафе обсуждал тему пиратства в России со своими друзьями Максом Лакмусом и Василием Андрющенко. "Макс — бас-гитарист группы "Би-2", Василий тогда занимался музыкальным бизнесом. Для них обоих эта тема была достаточно животрепещущей. Мы задумались о борьбе с пиратством. Что нельзя украсть? То, чего еще нет. Так мы решили создать сервис по предзаказу музыкальных пластинок. Все знакомые крутили пальцем у виска: люди никогда не будут платить за то, чего еще нет",— делится сооснователь краудфандинговой платформы Planeta.ru. В 2011 году друзья создали бета-версию сайта, первым проектом там стал сбор средств на новый альбом группы "Би-2". На него собрали больше 1,2 млн рублей. "Альбом Spirit выпустили осенью, спонсоры получили свои вознаграждения за участие в проекте, люди поняли: это работает. Тогда мы осознали, что хотим помогать не только музыкантам, но и другим творческим людям, а также общественникам, изобретателям, бизнесменам, стартаперам. В 2012 году состоялся официальный запуск сайта Planeta.ru, а теперь 7 июня — день рождения нашей платформы — считается днем российского краудфандинга",— гордится Федор Мурачковский.

С институтской скамьи


В начале 1990-х Сергей Гирдин был выпускником технического вуза, осваивал персональные компьютеры в НИИ командных приборов и подрабатывал программистом. "После трех лет работы в компьютерных фирмах к практическому опыту добавилось понимание специфики новых экономических отношений. Ну и, конечно, молодая и быстрорастущая экономика остро нуждалась в технологиях, рынок увеличивался небывалыми темпами. Вот так, под влиянием внешней среды и с учетом имеющихся навыков, я решил открыть свою компанию, специализирующуюся на поставках компьютерной техники и IT-решений. А отсутствие регулирования и устоявшихся законов рынка компенсировалось смелостью — мы с моими партнерами были молодыми, и тогда казалось, что невозможного нет",— улыбается основатель IT-дистрибутора "Марвел".

Юрий Андрейчук в 1990-е годы учился на биологическом факультете ЛГУ, он занимался молекулярной биологией и генной инженерией. "Я не мыслил для себя никакой сферы, кроме научной. Но тогда выбрать карьеру ученого означало обречь себя на нищету. Да и любые исследовательские проекты требовали немалых средств, ждать которых от государства было бессмысленно. Чтобы заниматься любимым делом, надо было на него заработать. Интуитивно я почувствовал, что выбрал верное направление, что науку и бизнес можно сочетать не просто без ущерба для первой, а с выгодой для второго. Тогда начался бум на новые лекарства, на генно-инженерный подход в терапии. У меня возникла мысль попробовать разработать рекомбинантные (то есть полученные с помощью генной инженерии) препараты для фармацевтики, но на это требовались огромные инвестиции, а найти их в то время было нереально. Тогда мы решили взяться за менее сложный продукт — реагентику (препараты для диагностики), которая также разрабатывалась на базе технологий рекомбинантной генной инженерии. Эта идея и дала имя новой компании: helix на латыни — это двойная спираль ДНК, обеспечивающая передачу и реализацию генетической программы всех живых организмов. Наше начинание оказалось удачным: мы создали несколько успешных разработок — реагентов для медицинских лабораторий. Вместе с тем ситуация на рынке давала ясно понять: частным медучреждениям остро не хватает операторов качественных лабораторных услуг. Так было принято решение начать коммерческую деятельность в здравоохранении, и в 1998 году совместно с коллегами из Санкт-Петербургского государственного университета и Военно-медицинской академии я основал и возглавил небольшую ПЦР-лабораторию, которая работала первое время только с заказами юридических лиц: с медицинскими центрами и клиниками. Однажды в нашу лабораторию пришел человек с улицы — в буквальном смысле слова — и спросил, можно ли сдать у нас анализы. За ним последовали другие, и так я понял, что работа с частными лицами — тоже перспективное направление. В 2004 году напротив лаборатории мы открыли первый диагностический центр для розничных клиентов — это не было запланированным решением, его нам подсказал рынок",— вспоминает основатель лабораторной службы "Хеликс".

По обстоятельствам


В начале 1990-х из-за безденежья Виталий Муравьев оставил науку — он занимался биофизикой, а его жена Ольга работала в школе учителем математики и физики. "Мы оба ушли из профессий: оптом возили из-за границы сладости, постепенно начали заниматься только шоколадом. В стране тогда не было качественного шоколада: на полках была только кондитерская плитка или импортный шоколад. К концу 1990-х мы уже неплохо разбирались в этом продукте, у нас появились собственные идеи по дизайну, по маркетинговым вопросам. Мы начали выпускать собственный шоколад — по европейским стандартам, качественный и вкусный",— рассказывает историю появления кондитерской фабрики "Победа" ее владелец.

Денис Сорокин в 1995 году работал мастером по ремонту холодильников и заниматься бизнесом не планировал. Но он стал передавать заказы своим знакомым проверенным специалистам — и в итоге сформировалась команда профи. Вместе они зарегистрировали юрлицо, арендовали колл-центр и нашли операторов, а потом "сарафанное" радио позволило им обзавестись десятками новых сотрудников и сотнями клиентов. Так появилась фирма "Ленремонт", у которой сейчас в Петербурге и Москве 14 мастерских.

Сеть магазинов российской рыбы "Рыбсеть" за три года с нуля открыла по стране 50 точек, никогда раньше не работая в рознице. "Мы более 12 лет занимались рыбной добычей на Дальнем Востоке и крупнооптовыми продажами. Основатель наших компаний заканчивал Мореходку и сам по себе заядлый рыбак, поэтому приобретение собственной добычи стало логичным решением. А вот розничные магазины, как и франчайзинг, появились неожиданно: летом 2014 года после введения санкций наши офисные телефоны обрывали желающие приобрести рыбу в розницу. Так мы решили открыть первый магазин. Спрос не спадал, поэтому мы начали развивать системы франшизы",— говорит директор по развитию ТМ "Рыбсеть" Полина Кирова.

Инна Алексеева работала в пресс-службе крупного банка, собиралась уходить в декрет и задумалась о перспективе на ближайшие годы. "Мне нравилось заниматься пиаром, но такая работа не предполагала свободный график, в отличие от работы на себя. К тому же развитие в банковской сфере было слишком предсказуемым, а мне хотелось выйти за рамки предопределенности. Я решилась создать свое агентство, тем более что брать большую ответственность не только за себя я уже привыкла. Кстати, банк стал первым клиентом, так как я смогла в договоре прописать им гарантии по выходу публикаций. Почему именно PR? Потому что ничего другого профессионально я делать не умела",— объясняет собственник агентства PR Partner.

Открытия и разочарования


Спустя годы работы бизнесмены имеют большой багаж подтвердившихся гипотез и ошибок. "Когда мы начинали, никто не мог прогнозировать, каким будет IT-рынок спустя десятилетие или два. Все-таки новые технологии очень быстро появляются и многое меняют, буквально за нескольких лет вырастают и исчезают целые сегменты. Но когда рынок формируется и бурно растет, то результат напрямую зависит от твоего труда. И этому есть немало подтверждений, что в начале 1990-х, что сейчас. Например, связи, которые мы установили в начале нашей работы, помогают нам и сейчас — они формируют основу нашей партнерской сети",— говорит Сергей Гирдин из "Марвела". Самым болезненным открытием для него за годы работы стало то, что далеко не все клиенты смогли пережить волны кризисов. "Особенно неприятным был уход нескольких крупных компаний, оставивших дебиторскую задолженность. С другой стороны, такие вещи заставляют проявлять большую осторожность, страховать и предупреждать риски",— делится он.

У основателей "Туту.ру" была гипотеза, что хороший сервис должен сочетать технологичность и клиентоориентированость. "Это сложно, мало кто так делает, но у нас получилось. Наверное, благодаря тому, что изначально в команде были математики, которые привыкли и умеют решать сложные технологические задачи. При этом мы сами много путешествуем, понимаем, что нужно в поездке. И всегда спрашиваем соседей по самолету, купе или автобусу, что им не хватает в сервисах путешествий, что бы они хотели видеть на нашем сайте",— говорит Дмитрий Храпов.

Семья Виталия Муравьева изначально верила, что людям нужен качественный шоколад — и они готовы за него платить. "Мы видим, что покупатели при выборе любого продукта, в том числе и шоколада, все больше начинают руководствоваться критериями качества, а не цены. И очень этому рады",— говорит владелец "Победы".

"Подтвердилась моя главная гипотеза: "сарафанное" радио работает лучше любой рекламы. Мы сделали сервис безупречным — от тапочек и перчаток для мастеров до подарков клиентам. Поэтому каждый второй наш клиент становится постоянным",— доволен генеральный директор "Ленремонта" Денис Сорокин.

Основатель школы "Футболика" гордится тем, что был прав: родители малышей не только в Петербурге или Москве хотят и готовы развивать своих детей. "Сейчас мы работаем в 40 городах России, в том числе в небольших и удаленных от столиц. Родителям и детям там интересно раннее развитие",— радуется Станислав Озимов.

Для Инны Алексеевой самым болезненным открытием стало то, что люди уходят. "В начале бизнеса я считала, что все сотрудники должны так же гореть делом, как и я, а увольнений вообще быть не должно. Однако это оказалось не так: я не сразу привыкла, что у людей есть своя другая — не рабочая — жизнь, интересы. В общем, у меня было поведение типичного стартапера",— шутит она.

"Топ-менеджеры года". Приложение от 14.12.2017, стр. 50
Комментировать

рекомендуем

Наглядно

в регионе

глазами «ъ»

в лучших местах

обсуждение