Коротко

Новости

Подробно

Власти не знают, куда "Норд-Ост" дует

Победители террористов путаются в показаниях

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 1

отчет о проделанной работе



Вчера на пресс-конференции в МИДе власти впервые отчитались о результатах проведенной в Москве спецоперации по освобождению заложников. Представитель каждой службы утверждал, что им было сделано все возможное для спасения людей, однако так и не смог объяснить, почему эти люди погибли. Не ответили они и на вопрос, почему террористы, имея время и все возможности для того, чтобы взорвать заложников, этого делать не стали.
       

Почему-то они не взорвались


       В самом начале пресс-конференции заместитель начальника Института криминалистики ФСБ Владимир Еремин продемонстрировал изъятые из театрального центра на Дубровке взрывные устройства и сказал, что их общая масса в тротиловом эквиваленте составляла 110-120 кг. Главную опасность для заложников, по его словам, представляло СВУ из двух бомб, которые были заложены в зрительном зале и на балконе. Они были изготовлены из металлических баллонов. Внутри каждого из них находился 152-миллиметровый артиллерийский осколочно-фугасный снаряд, а внутренняя полость была заполнена шариками и роликами, которые в случае взрыва должны были стать поражающими элементами. Эти бомбы, мощностью по 20 кг тротила, были соединены между собой и должны были взорваться одновременно. При этом только одной такой бомбы, считает эксперт Еремин, было достаточно для того, чтобы разрушить весь зрительный зал. СВУ, к счастью, не сработало. И не потому, выяснилось на пресс-конференции, что оперативно сработал спецназ, уничтоживший в ходе штурма террористов, а потому, что две основные бомбы не были подготовлены террористами к применению. У них отсутствовал важный элемент — батарейки, что делало бомбы безопасными болванками.
       — Пульт кнопочно-нажимного действия находился в руке одной из террористок, в другой руке она держала батарейку, питающую детонаторы,— сказал господин Еремин.
       В таком же небоевом состоянии оказались и некоторые другие бомбы, установленные в зале или закрепленные на самих террористках. Не воспользовались они и гранатами, а их у террористов было больше сотни.
       — Те люди, которые осуществляли операцию по освобождению заложников, видели в руках многих террористок исполнительные механизмы и батарейки, которые достаточно было просто соединить. Я затрудняюсь ответить на вопрос, почему они этого не сделали,— отметил эксперт.
       Вопрос "почему", наверное, самый главный. Ведь после начала газовой атаки террористы имели в своем распоряжении как минимум 10-15 минут, прежде чем они отключились, и этого времени вполне было достаточно для того, чтобы вставить в электроцепь батарейки и взорвать зал. Если они с самого начала не собирались этого делать, то и спецоперация, в ходе которой только по официальным данным погибли 119 заложников, получается, была не нужна. Во всяком случае, совершенно необязательно было усыплять весь зал.
       Сотрудники ФСБ, участвовавшие в спецоперации, объяснили корреспонденту Ъ, что взрывов не последовало потому, что им удалось переиграть террористов еще до штурма. Они утверждают, что силовой план решения проблемы был принят еще в первые часы после захвата, однако против штурма выступали представители МВД, МЧС и столичных властей, работавшие в оперативном штабе. Если ФСБ предлагала провести газовую атаку уже на следующее утро после захвата (в крайнем случае через день), то МВД и другие выступали за переговоры. По мнению министерства, привлеченные к переговорам политики, депутаты, общественные деятели и журналисты смогли бы добиться освобождения женщин и детей и таким образом сократить неизбежные при штурме потери среди заложников. Из-за того, что ведомства не достигли согласия, было упущено время. В результате штурм проводился, когда находящиеся в зале были ослаблены голодом, отсутствием воды, хроническими болезнями и проч., что и привело к таким жертвам.
       Тем не менее, как утверждают в ФСБ, еще более крупных потерь удалось избежать. Среди зрителей "Норд-Оста" на удачу ФСБ оказался их коллега-чекист, у которого был мобильный телефон. Он и стал основным информатором оперативного штаба. Заложнику из ФСБ удалось передать коллегам точные данные о том, сколько человек входит в группу Мовсара Бараева, чем они вооружены, где располагаются, и, самое главное, рассказать о том, что основные заряды не снаряжены. Таким образом, штурмовики не рисковали жизнями всех заложников, находящихся в зале. Эти данные перепроверили бойцы группы "Альфа", которые на второй день захвата пробрались в технические помещения центра и просверлили в стене зрительного зала небольшое отверстие, через которое они с помощью видеокамеры могли наблюдать за происходящим в нем. Но, как говорят чекисты, решающую роль все-таки сыграли переговоры. В пятницу поздним вечером с Мовсаром Бараевым связались полпред президента в Южном округе Виктор Казанцев и представители администрации президента. Они, по словам чекистов, сказали террористам, что Кремль в принципе готов рассмотреть их требования о прекращении войны. Бараеву якобы даже пообещали, что с заявлением о стремлении к мягкому решению чеченской проблемы уже утром в субботу выступит президент РФ Владимир Путин.
       Подтверждают это и рассказы самих заложников о том, что последняя ночь, начавшаяся со стрельбы в зале (террористы открыли огонь по мужчине, который в панике стал бегать по помещению, но попали не в него, а в двух других заложников), прошла в общем-то спокойно. Террористы говорили пленникам, что своей цели они добились и уже утром заложники могут быть освобождены. Об этом на чеченском конгрессе в Копенгагене говорил и представитель Аслана Масхадова Ахмед Закаев.
       — К началу штурма обстановка в зале успокоилась настолько, что террористы, не спавшие уже двое суток, потеряли бдительность. Бомбы были разряжены, большинство участников группы отдыхало, а Бараев с особо приближенными к нему людьми отправился в бар театрального центра, чтобы отметить победу. Кстати, сам он сдаваться не собирался. Говорил, что даже если отпустит людей, то примет бой и погибнет в нем.
       Штурм застал большинство мужчин-террористов в баре. Остальные, услышав стрельбу, бросились им на подмогу. На шахидок газ, по наблюдению чекистов, подействовал не сразу, но взрывать бомбы они не решились — командовал операцией Бараев, а он был далеко.
       

В списках не значатся


       Член штаба по освобождению заложников генерал Александр Зданович заявил на пресс-конференции, что тактика действий спецслужб и способов применения специальных средств не подлежит разглашению. Но он подтвердил, что в ходе операции был применен газ, состоящий из "компонентов фентанила". Это лекарственное средство, подчеркнул он, применяется для быстрого анестетического воздействия. Выбор спецсредства, по словам генерала, объясняется тем, что "важна была скорость воздействия". "Этот состав не мог привести к летальным исходам",— уверен он.
       В этой части генерал явно лукавит — именно использование газа (инъекции фентанила допускаются только в присутствии опытных врачей, поскольку они чрезвычайно опасны) "на фоне гипоксии, обезвоживания и обездвижения людей в течение почти 60 часов, голода и тяжелого психогенного стресса у заложников" привело к трагическим последствиям, заявлял ранее министр здравоохранения России Юрий Шевченко.
       Да и мэр Москвы Юрий Лужков, сказавший на пресс-конференции в МИДе, что "медики знали, что им необходимо делать", тоже был введен в заблуждение. По словам господина Лужкова, "в считанные минуты была организована работа по эвакуации пострадавших заложников", тогда как из отчета медштаба, работавшего у театрального центра, следует, что команда всем бригадам прибыть к главному входу в здание ДК поступила только в 6.30 утра, то есть примерно через 45 минут после начала операции (газ начали закачивать за 10-15 минут до штурма). Все это время оказанием помощи заложникам занимались бойцы спецназа и спасатели. Последних, по некоторым данным, было всего несколько десятков человек. К тому же площадь перед центром не была очищена от припаркованных там машин, что затрудняло подъезд "скорым". В результате, несмотря на то что "скорые" имели необходимое для откачивания заложников оборудование, им пришлось выполнять роль такси. Вынесенных из здания людей отвозили на сортировочную площадку, там выясняли, кто из них жив, и только после этого пытались привести их в чувство.
       В той же справке утверждается, что "умерших при транспортировке нет". В больницах скончались всего несколько заложников. Получается, что 117 человек, о смерти которых штаб сообщил на следующий день после штурма, погибли в здании театрального центра в первые минуты штурма. Опытные врачи говорят, что они просто задохнулись, не получив квалифицированной помощи.
       Сам мэр на вчерашней пресс-конференции утверждал, что к месту проведения операции прибыло необходимое количество врачей и спасателей. Он отверг любые обвинения в неоперативности деятельности служб, задействованных в спасении заложников.
       

Почему уничтожили бараевцев


       О том, как спецслужбы допустили захват заложников в Москве (в плену оказалось людей больше, чем в Буденновске и Кизляре) и какие из этого сделаны оргвыводы, в том числе по руководящему составу силовиков, на пресс-конференции не было сказано ни слова. Зато ее участникам известно, как готовился захват и кто организовал эту акцию.
       На пресс-конференции журналистам дали послушать отрывки перехваченных телефонных переговоров террористов (они велись на чеченском языке, поэтому их переводили). Одну из таких бесед Мовсар Бараев провел с Зелимханом Яндарбиевым. По словам помощника президента Сергея Ястржембского, Яндарбиев в разговоре с Мовсаром Бараевым "пытается предложить линию поведения переговорщиков в отношении Масхадова, чтобы сохранить его для политической игры". В разговоре, отметил он, неоднократно задавался вопрос о том, знает ли о происходящем президент Масхадов. Яндарбиев советовал Бараеву в случае, если ему будут задавать вопросы "в отношении главного", отвечать, что "у него о таких вещах мы не спрашиваем, мы здесь с ведома военного меджлисуля". Кроме того, в разговоре неоднократно упоминалось, что акция проведена "с ведома Шамиля (Басаева.—Ъ)". "Точно не знаю, Аслан в курсе или нет, но если Шамиль его подчиненный... Шамиль выполняет указания Аслана",— говорит Яндарбиев. По словам господина Ястржембского, правоохранительные органы уже обратились в Катар, где находится подозреваемый Яндарбиев, с запросом на его арест и выдачу.
       Из переговоров террористов выяснилось также, что захват заложников в Москве готовился ими около двух месяцев и они долго выбирали объект для нападения. Выбор же на театральном центре остановили, узнав, что их знакомые чеченцы строят в нем ресторан. В заведение в мешках из-под цемента доставили часть оружия, взрывчатку и гранаты. Сами захватчики приехали на представление налегке, в трех микроавтобусах с пистолетами и автоматами, а в камуфляж переоделись уже в фойе.
       Господин Ястржембский якобы слышал, как Мовсар Бараев рассказывал по телефону своим собеседникам, что в Москве находится еще около сотни боевиков, которые, если российские власти не пойдут на переговоры, совершат новые акции: "Мы запустим второй этап, и тогда они увидят, что мы здесь готовы ко всему".
       Для того чтобы предотвратить возможные теракты, усиленный вариант несения службы, на который милиция перешла 30 октября, был вчера продлен до 10 ноября.
       В рамках расследования дела о захвате заложников, как сказал начальник Федеральной миграционной службы генерал-полковник Андрей Черненко, задержаны 30-40 человек. Однако прокурор Москвы Михаил Авдюков уточнил, что обвинение из них в терроризме никому не предъявлено. Зато прокуратура наконец решила проверить причастность чеченцев, арестованных за недавний взрыв у ресторана "Макдональдс" на Юго-Западе Москвы, к группировке, захватившей заложников. И хотя с самого начала было понятно, что тот взрыв не криминальная разборка (как говорило следствие), а теракт, прокуратуре потребовалось больше двух недель, чтобы признать очевидное. Как сказал прокурор Авдюков, теперь следствие изучает "некоторые аспекты схожести применения взрывчатых средств (у ресторана 'Макдональдс' и в театре.— Ъ) в этих уголовных делах". Однако, продолжил он, уголовные дела расследуются разными следственными группами.
       Прокурор также сказал, что не располагает сведениями о том, что кто-то из бывших заложников пропал без вести: "Следствие сегодня не имеет сведений о том, что кто-либо из этих лиц разыскивается". По его словам, родственники всех тех, кто был зарегистрирован в больницах, имеют о них полные сведения, а все погибшие, которые находятся в моргах, опознаны. Между тем на сайте центра гражданской поддержки vazhno.ru, который собирает информацию о бывших заложниках, сообщается о 172 лицах, исчезнувших из театрального центра, причем список пропавших не завершен. Другие источники, с которыми вчера общался корреспондент Ъ, назвали другие цифры — от 40 до 70 человек пропавших.
       В этой связи участники вчерашний пресс-конференции также сделали оговорку, что часть заложников покинула захваченный центр самостоятельно, а потому их и не учли.
       И если ранее была информация о том, что части террористов удалось, смешавшись с заложниками, скрыться из "Норд-Оста", то теперь точно известно, что вся террористическая группа численностью 41 человек была уничтожена в ходе спецоперации. Об этом заявил вчера прокурор Авдюков, коллеги которого ранее говорили о том, что в группе было 50 участников. Почему ни одного из захватчиков спецназ не взял живым, он не знает. От ФСБ официальных комментариев на сей счет также не поступало. Источники Ъ в спецслужбах говорят о приказе, якобы полученном "Альфой". Согласно ему, вся группа бараевцев подлежала уничтожению, чтобы не делать из оставшихся в живых новых Радуевых. Но приказ все-таки нарушили, захватив двоих подозреваемых, правда, один из них оказался одетым в военный комбинезон актером "Норд-Оста", а другой — бородатым зрителем. Соответственно, их уже после уничтожения настоящих террористов отпустили.
       Но не исключено, что решение о ликвидации бараевцев было принято по другой причине. По официальным данным, штурм начался после того, как оперативный штаб получил информацию о начале расстрела заложников. Однако, ворвавшись в центр, спецназовцы обнаружили совершенно иную картину: заложников убивают не бараевцы, а газ, запущенный спецслужбами, бомбы же, установленные в зале, пусть и настоящие, но не в боевом положении. Возник вопрос об адекватности именно такой, с многочисленными жертвами, силовой операции по освобождению людей. Почему могло быть принято решение об уничтожении всех террористов, разъяснил Ъ на условиях анонимности участник одной из спецопераций в Чечне. Это было сделано во избежание того, чтобы потом даже на закрытом, как это обычно бывает в таких случаях, процессе подсудимые не сказали чего-нибудь лишнего.
МАКСИМ Ъ-ВАРЫВДИН
       
Комментарии
Профиль пользователя