Коротко


Подробно

Фото: Пресс-служба Совета Федерации

Сенатор Юрий Федоров: моя задача – выстроить надежный мост в отношениях Москвы и Удмуртии

Представитель региона рассказал о начале своей работы в верхней палате парламента

26 сентября 2017 года госсовет Удмуртии наделил полномочиями своего нового представителя в Совете Федерации РФ Юрия Федорова. В кресло сенатора он перешел с поста руководителя «Белкамнефти», при котором эта нефтяная компания стала крупнейшим налогоплательщиком региона. О том, что оказалось самым сложным на новой должности, и как в законодательной работе может пригодиться «нефтяной» опыт, Юрий Федоров рассказал в интервью «Ъ-Удмуртия».


— Прошло два месяца с момента вашего прихода в Совет Федерации. Чем запомнился этот период?

— Это было вхождение в абсолютно новую для меня сферу. В руководстве крупной нефтяной компанией очень много оперативной работы, это практически круглосуточный контроль за всеми производственными процессами. А здесь более плавная, вдумчивая, сконцентрированная деятельность. Как говорит Валентина Матвиенко, у нас палата тихая. Поэтому самым сложным для меня было перестроиться на работу в новом ритме.

Стало намного больше общения с людьми. И это огромная ответственность – в первую очередь за свои слова. В политике в силу ее публичности в этом отношении гораздо больше ограничений, чем на производстве. Я наблюдаю за опытными спикерами, которые очень убедительно доносят свою точку зрения, и понимаю, что мне необходимо подтянуть свои навыки публичных выступлений.

— Вы работаете в составе комитета по экономической политике. Какие вопросы и законопроекты сейчас находятся на его рассмотрении?

— Наш комитет один из ключевых, и я пришел в Совет Федерации в период, когда законодательный маховик раскручивается на полную мощность. Со стороны Госдумы идет постоянный поток законопроектов, в каждый из которых необходимо вникнуть. На первых наших заседаниях было 20 вопросов, а в конце ноября – уже 49. Есть план по законопроектам, и его необходимо выполнять. Так что пока от документов голову поднять некогда. Конечно, в парламенте можно и просто так пять лет просидеть, никто тебе слова не скажет. Но я отсиживаться не привык, вхожу в состав различных комиссий и подкомиссий, ищу направление, где смогу работать наиболее эффективно. Тем более, появляются законопроекты, в рассмотрении которых очень пригождаются и мои прежние профессиональные навыки. Например, сейчас из правительства в Совет Федерации поступил проект закона «О недрах». Это важнейший документ. Предыдущему варианту закона уже 17 лет и, конечно, он устарел. Одна из главных проблем, которую призван решить новый закон, - доступность недр. Почему нефтяные компании сейчас не спешат вкладываться в геологоразведку? Потому что разведанные ими месторождения попадают в нераспределенный фонд, выставляются на аукцион и достаются тому, кто предложит большую цену. Какой смысл тогда разведывать месторождения, если они могут уйти другой компании? А геологоразведка – это запасы и перспективы развития для всей отрасли. Поэтому ситуацию необходимо менять.

— Как выстроен график вашей работы? Сколько времени проводите в Москве, сколько – в регионе?

— Сейчас рабочее время распределяется практически 50 на 50 между Москвой и Удмуртией. В Совете Федерации два раза в месяц проходят заседания комитетов и подкомиссий, круглые столы и т д. Кстати, я недавно был на своем первом круглом столе по вопросам регулирования ЖКХ. Важность этого направления понял еще по работе в госсовете. 70 процентов обращений моих избирателей касались как раз проблем в жилищно-коммунальном хозяйстве. Думаю, примерно такая же ситуация и по всей стране. На круглом столе разбирался вопрос лицензирования деятельности управляющих компаний. Вновь приведу для сравнения нефтяную отрасль. Когда компания намерена участвовать в аукционе на месторождение, целая группа юристов занимается подготовкой соответствующей документации, где учитывается каждая мелочь. То есть нужно очень аргументировано доказать свое право на разработку. А в ЖКХ по сути любой желающий может взять в управление жилые дома и собирать деньги, не имея ни соответствующих ресурсов, ни опыта. И негативных последствий такого «управления», к сожалению, достаточно много. Поэтому речь идет о том, чтобы ужесточить порядок лицензирования УК. Как минимум в их штате должны быть квалифицированные специалисты и управленцы. Еще одно нововведение, которое уже в декабре рассмотрит госдума, - плата за коммунальные ресурсы должна идти напрямую ресурсоснабжающим организациям. Это также исключит из возможности финансовых злоупотреблений для недобросовестных УК.

Что касается работы в регионе, то это в первую очередь постоянные встречи и с главой республики, и с председателем госсовета. С обоими работаю в тесной связке. Быстро включилась в работу и моя коллега в Совете Федерации Любовь Глебова. У нее значительный политический опыт, обширные связи, хорошее знание региона. Уверен, что республика очень выиграет, имея такого представителя на федеральном уровне.

Я принимал участие и в слушаниях по республиканскому бюджету на 2018 год. Буду откровенен, бюджет непростой. Но главная его характеристика – честность. Мы впервые пришли к такому реальному бюджету, и для этого, конечно, потребовалась определенная смелость и главы, и правительства региона. При этом, несмотря на сокращения в расходной части, все социальные льготы полностью сохранены, люди не пострадают. Да, вероятно, на какой-то период станет меньше средств на инвестиционные цели. Но это та нижняя точка, которую нужно пройти, и от нее оттолкнуться.

— Среди российских регионов периодически возникает обсуждение существующей системы распределения налогов между субъектами и федеральным центром. Некоторые считают ее несправедливой, поскольку часть регионов (в том числе и Удмуртия) перечисляет центру больше, чем получает обратно. Как вы оцениваете эту ситуацию?

— Регионам денег никогда не хватало. И, конечно, они бы нашли, куда их потратить. Но есть крылатая фраза: кто не хочет кормить свою армию, будет кормить чужую. Международное положение сейчас таково, что России приходится рассчитывать только на собственные силы и, соответственно, финансовые ресурсы. И модернизация армии и оборонной промышленности за такой короткий срок – большое достижение. Что, кстати, подтвердила и антитеррористическая кампания в Сирии.

При этом, регионам нельзя вечно ходить с протянутой рукой и надеяться на дотации из Москвы. С этой точки зрения я очень поддерживаю стратегию команды Александра Бречалова на привлечение в Удмуртию инвестиций. Да, пока это не носит массовый характер, но прецеденты уже есть. Важно запустить процесс, и тогда успешные проекты станут лучшим подтверждением привлекательности региона.

— Какие задачи региональные власти ставят перед вами на федеральном уровне?

— «Упаковка» и позиционирование Удмуртии в качестве промышленно и экономически развитого региона с богатыми культурными традициями – еще одна из стратегических задач команды Бречалова. И в мои задачи также входит продвижение этой концепции республики. Здесь не обойтись без больших проектов – таких, как недавно представленная карта событийного туризма. У меня, например, уже есть знакомые, готовые приехать в республику на какие-то интересные события. Когда в турфирмах появятся туры в Удмуртию, уверен, поток туристов значительно возрастет.

Большие перспективы и у территорий опережающего социально-экономического развития. В Сарапуле работа по ТОСЭР уже идет полным ходом. Думаю, необходимо подавать заявки и по Глазову, Воткинску, Можге. И в особенности по Камбарке – там непростое положение, знаю это как депутат, который представлял в госсовете эту территорию. Моя главная задача на федеральном уровне – четко отстроить процесс взаимодействия региона с федеральными органами власти, выстроить надежный мост в отношениях между Москвой и Удмуртией.

— После выборов главы в Удмуртии достаточно долго формируются республиканские органы власти. Это не мешает в работе?

— Нет, все возникающие вопросы решаются оперативно. В Удмуртии достаточно перспективных и профессиональных кадров, и сейчас у них как раз есть все шансы себя проявить. Нужно понимать, что система кадрового отбора создается практически с нуля, и, конечно, это требует определенного времени. На данный момент основной состав команды сформирован, за исключением, может быть, руководителя корпорации развития. Но этой новой структуре отводится особая, ключевая роль, поэтому отбор такой тщательный и жесткий.

— Со стороны бизнес-сообщества республики периодически звучат заявления, что новая региональная власть никак не может установить правила игры и непонятно, чего от нее ждать. Вы сами совсем недавно являлись представителем крупного бизнеса. Как вы оцениваете перспективы отношений власти и бизнеса в Удмуртии?

— Правила игры, безусловно, нужны. Но они не могут быть кем-то придуманы и спущены сверху. Они должны сложиться на практике, в ходе реального взаимодействия. А это тоже вопрос времени. Со стороны нового главы уже прозвучало немало инициатив по поддержке и развитию бизнеса. И я не сомневаюсь, что у Александра Бречалова хватит сил и упорства реализовать все заявленные проекты. Титул Iron Man просто так не дают.

В чем действительно уже сейчас нужна координация усилий власти и бизнеса - это социальные и благотворительные проекты. В качестве яркого примера такого взаимодействия могу привести подписанное совсем недавно соглашение о развитии детско-юношеского хоккея между правительством Удмуртии и АО "Белкамнефть" им. А.А. Волкова. Этот крупный, долгосрочный проект, который будет реализован при поддержке группы «САФМАР» Михаила Гуцериева, направлен, в первую очередь, на развитие здорового молодого поколения.

Актуальным на сегодняшний день считаю создание единого информационного ресурса с целевыми проектами и прозрачной схемой пожертвований. Такая карта добрых дел могла бы сделать благотворительную помощь более целенаправленной, адресной и эффективной.

Беседовала Анастасия Власова


Комментировать

Наглядно

в регионе

обсуждение