Коротко


Подробно

Фото: Hamad I Mohammed / Reuters

Катар усадили за общий стол

Государства Персидского залива возобновили попытки урегулировать кризис

Через шесть месяцев после начала кризиса в Персидском заливе, вызванного разрывом отношений между Катаром и его соседями, находящийся в изоляции эмират добился первой дипломатической победы. Эмир Катара Тамим бен Хамад аль-Тани принял участие в прошедшем 5–6 декабря в Эль-Кувейте 38-м саммите Совета сотрудничества арабских государств Персидского залива (ССАГПЗ), получив приглашение посетить форум вместе с другими арабскими лидерами. Посредничество Кувейта направлено на скорейшее урегулирование конфликта, грозящего перерасти из регионального в глобальный. Однако дипломаты и эксперты в регионе оценивают перспективы нормализации весьма осторожно, отмечая, что соперничество Катара и инициировавшей блокаду Саудовской Аравии продолжается. С подробностями из Дохи — корреспондент “Ъ” Сергей Строкань.


Завершившийся вчера в Эль-Кувейте 38-й саммит ССАГПЗ стал первой встречей лидеров Персидского залива, после того как ровно полгода назад, 5 июня, три члена большой региональной шестерки — Саудовская Аравия, ОАЭ и Бахрейн — неожиданно объявили о разрыве отношений с Катаром, обвинив его в поддержке терроризма и выстраивании особых связей с Ираном. После этого против Дохи была введена воздушная и морская блокада, продолжающаяся и сегодня.

В ситуации острого раскола рассорившихся соседей инициатором примирения в конце прошлой недели выступил Кувейт, не участвующий в блокаде вместе еще с одним членом ССАГПЗ — Оманом. Эмир Кувейта Сабах аль-Ахмед аль-Джабер ас-Сабах через своего посла в Дохе передал эмиру Катара письменное приглашение посетить саммит в Эль-Кувейте. Предложение застало членов ССАГПЗ врасплох. Интрига вокруг того, захотят ли противники Катара оказаться за одним столом с его эмиром, сохранялась до последнего момента.

В итоге усилия Эль-Кувейта позволили сторонам сделать осторожный шаг навстречу друг другу. В то время как ОАЭ и Бахрейн ограничились отправкой на форум чиновников второго эшелона, в Эр-Рияде сообщили: в саммите примет участие саудовский король Сальман бен Абдель Азиз Аль-Сауд, впрочем, в итоге приехал глава МИДа Адель аль-Джубейр. Таким образом, на сей раз Эр-Рияд предпочел открытому демаршу участие в дипломатическом процессе, инициированном Кувейтом и поддержанном Оманом. Примечательно, что в то время как ОАЭ и Бахрейн не поддержали инициативу Кувейта, в саммите также принял участие племянник султана Омана, второй человек в руководстве страны Фахд бен Махмуд.

Проходивший за закрытыми дверями и продлившийся шесть часов форум не принес никаких конкретных договоренностей. Тем не менее само присутствие за одним столом высокопоставленных лиц главных противоборствующих государств в Заливе, которое еще несколько дней назад невозможно было представить, по мнению опрошенных “Ъ” региональных экспертов, имеет важное символическое значение.

Через полгода после начала дипломатической и экономической войны в Персидском заливе расстановка сил внутри «большой шестерки» ССАГПЗ свидетельствует о формировании двух противоположных подходов к «катарской проблеме». В то время как возглавляемая Саудовской Аравией тройка настаивает на продолжении блокады Катара, Кувейт и Оман прилагают усилия для завершения противостояния, грозящего распадом объединению монархий Залива, которое называют региональным аналогом ЕС.

Саммиту в Эль-Кувейте предшествовала резкая активизация дипломатии Дохи, центральной фигурой которой в последние дни стал вице-премьер и глава МИДа Мухаммед бен Абдуррахман аль-Тани. В конце прошлой недели глава катарской дипломатии принял участие в состоявшейся в Италии конференции «Средиземноморье: римский диалог», на полях форума обсудив кризис в Заливе с главой МИД РФ Сергеем Лавровым.

В своем выступлении на конференции в Риме Мухаммед бен Абдуррахман аль-Тани назвал главной причиной кризиса в Персидском заливе «попытки отдельных держав утвердить свое лидерство путем вмешательства в дела других государств и развязывания опосредованной войны». «Возможно, я представил мрачную картину происходящего, но я нисколько не сгустил краски, напротив, реальная ситуация еще более мрачная, чем я описал,— заявил глава МИД Катара и добавил: — Мы видим, что блокада становится препятствием для коллективных усилий, направленных на обеспечение безопасности во всем регионе».

Напомним, что продолжающаяся на фоне информационной войны блокада уже нанесла серьезный удар по экономике эмирата: по оценке агентства Bloomberg, по состоянию на октябрь ущерб составил $38,5 млрд. «Сегодня правительству приходится принимать неотложные меры, чтобы не допустить роста цен и поддержать местное производство. Но мы не знаем, как долго продлится блокада и какими в итоге будут ее последствия»,— сообщил “Ъ” источник в Дохе, близкий к МИД Катара.

Мнения опрошенных “Ъ” экспертов по поводу перспектив урегулирования кризиса в Заливе разделились.

«Кувейт имеет опыт посредничества в ближневосточной политике, насчитывающий более чем столетнюю историю. Нынешнюю инициативу нельзя считать спонтанной, и она получит продолжение»,— заверил “Ъ” базирующийся в Эль-Кувейте исполнительный директор Gulf Monitoring Group Дафер аль-Аджми.

В свою очередь, собеседник “Ъ”, близкий к МИД Омана, отметил, что султанат поддерживает усилия эмира Кувейта по преодолению раскола внутри «большой шестерки» Персидского залива. «Без восстановления единства ССАГПЗ у этого объединения нет будущего. Поэтому нам надо искать пути деэскалации»,— заявил “Ъ” оманский источник.

Впрочем, базирующийся в Каире главный редактор регионального сайта Arab Digest Хью Майлз настроен скептически: «Поводов для оптимизма нет, поскольку конфронтация зашла слишком далеко, и быстрое примирение означало бы для сторон потерю лица. Реальный поворот возможен в случае смены власти в одной из стран, инициировавшей блокаду,— пояснил “Ъ” господин Майлз и добавил: — Если кризис вокруг Катара не урегулировать, он будет чреват долгосрочными экономическими и политическими последствиями для всего региона».

С этим мнением согласен профессор парижского Института политических исследований Бертран Бади. «Кризис в Заливе необходимо рассматривать как системный — он не только затронет интересы “большой шестерки”, но и вовлечет в свою орбиту мировые державы»,— пояснил “Ъ” господин Бади.

Сергей Строкань


Комментировать

Наглядно

все спецпроекты

актуальные темы

все темы
все проекты

обсуждение