Коротко


Подробно

Фото: Юрий Мартьянов / Коммерсантъ   |  купить фото

Тракторам помогут как Superjet

Государство поддержит лизинг сельхозтехники

В 2018 году российским производителям сельхозтехники по аналогии с отечественным SSJ-100 будут компенсировать затраты на гарантию остаточной стоимости техники лизинговым компаниям. Пока на это будет направлено лишь 57 млн руб., что позволит реализовать порядка 200 единиц техники. Впрочем, эксперты считают, что и этих средств будет достаточно, и такая поддержка будет востребована как на внутреннем, так и на внешнем рынках.


С марта 2018 года российский рынок сельхозтехники получит новый вид господдержки — гарантирование остаточной стоимости сельхозтехники. Мера предусмотрена паспортом приоритетного проекта «Международная кооперация и экспорт в промышленности» и направлена на рост спроса и формирование вторичного рынка сельхозмашин, заявил глава Минпромторга Денис Мантуров на встрече с главой ассоциации «Росспецмаш» Константином Бабкиным. В «Росспецмаше» “Ъ” уточнили, что на 2018 год на меру заложено 57 млн руб., планируется, что постановление правительства будет подписано не позже марта 2018 года. С помощью гарантирования остаточной стоимости за год можно будет реализовать более 200 единиц техники, а воспользоваться мерой смогут российские производители, сказали в ассоциации. Механизм нужен, чтобы компаниям, участвующим в производстве и реализации техники, предоставить гарантии на часть стоимости техники при возможной последующей ее продаже на вторичном рынке, пояснил “Ъ” замглавы «Росспецмаша» Денис Максимкин.

Речь идет о поставках для лизинговых компаний — при поставке техники дистрибутор дает гарантии лизинговым компаниям, что через несколько лет выкупит продукцию по определенной цене. Это снизит риски лизинговой компании, а следовательно — и стоимость приобретаемой в лизинг техники для ее покупателя. В рамках этого механизма заводы будут предоставлять дилеру скидку, которая затем будет компенсироваться Российским экспортным центром (РЭЦ), рассказали “Ъ” в отраслевой ассоциации.

Источник “Ъ”, знакомый с ситуацией, объясняет, что на внешних рынках вторичный рынок отрасли не сформировался, поставки во многие страны единичные. Это не дает лизинговым компаниям понимания, по какой цене можно будет перепродать бывшую в эксплуатации технику. Поэтому свои риски они закладывают в лизинговую стоимость российской сельхозтехники, что выражается в повышенных платежах. Так, например, если американский комбайн в Канаде стоит $270 тыс., а лизинговый платеж в год составляет $30 тыс., то для российского комбайна при стоимости $230 тыс. сумма платежа достигает $52 тыс., хотя изначальная цена машины ниже, говорит собеседник “Ъ”.

Аналогичная мера уже используется в российской авиации для реализации SSJ 100 — в 2016 году на программу (рассчитана на 12 лет) выделили 1,05 млрд руб., в 2017 году — 676 млн руб. В 2018 году платежи составят 1,6 млрд руб., а в 2019-м — 2,4 млрд руб. Необходимость введения такой меры поддержки объясняли похожими мотивами — страхование покупателя от непредвиденных убытков при продаже судна, поскольку проект молодой, вторичный рынок этих самолетов еще не сформировался и нет понимания, сколько они будут стоить после эксплуатации.

Дмитрий Бабанский из SBS Consulting говорит, что в целом механизм гарантирования остаточной стоимости актуален и должен присутствовать как на внутреннем, так и на внешнем рынках. При этом он рассуждает, что финансирование, рассчитанное примерно на 200 единиц техники, приемлемое, «надо апробировать инструмент».

Яна Циноева


Газета "Коммерсантъ" от 07.12.2017, стр. 9
Комментировать

рекомендуем

Наглядно

все спецпроекты

актуальные темы

все темы
все проекты

обсуждение