Коротко


Подробно

18

Дизайн настоящего времени

Елена Стафьева о коллекции Rado True

Коллекция создана маркой вместе с дизайнерами и дизайн-командами, и это один из самых круто придуманных часовых проектов последнего времени. А его результат — одна из самых интересных дизайнерских коллекций, причем в истинном смысле слова «дизайн»

Вообще-то даже в единственно возможном смысле. Rado работает с известными дизайнерами, у которых высокая репутация в профессиональной среде, но которые при этом никак не являются медиаперсонами. Что особенно ценно и интересно, потому что это люди, занимающиеся реальным дизайном окружающих нас объектов — от зданий до вилок и ложек.

Три главных слова Rado — это «керамика», «технология» и «минимализм». И эти же три слова описывают смысл проекта Rado True. Это не первый опыт такого сотрудничества — например, в 2002 году один из основоположников швейцарского художественного проектирования Карл Герстнер придумал для марки цветные часы без стрелок Carpe Diem. И даже не первый за последнее время — в прошлом году знаменитый мюнхенский дизайнер, фанат русских конструктивистов Константин Грчич сделал матовые квадратные Rado Ceramica.

Но в этом году размах просто выдающийся. Нынешняя коллекция вполне может служить мини-гидом по современному дизайну. С Rado Ceramica поработали дизайн-бюро со всего мира, от Варшавы до Нью-Йорка, и дизайнеры самого широкого профиля — от скульптора и архитектора до модельера. С последним история очень показательная: Кунихико Моринага работает с фотохромными тканями, то есть в основе его моды тоже прежде всего технологии, а не «тренды». Он говорит, что его основная идея — сделать видимым изначально невидимое. Что он и проделал с часами Rado True Shadow, использовав фотохромность: циферблат полностью меняет цвет — на ярком солнце, то есть при максимуме UV, он чернеет, а в отсутствие ультрафиолета становится прозрачным и открывает скелетонированный механизм.

Кунихико Моринага не исключение: в каждом проекте этой истории удалась не только игра, но и дизайнерская идея, связанная с технологией.

Польский скульптор, архитектор и дизайнер Оскар Зиета, например, известен своими объектами с зеркальной поверхностью — только что в Варшаве была установлена его огромная скульптура Nawa, состоящая из волнообразных металлических зеркальных конструкций. И циферблат его часов Rado True Face сделан из отполированной до зеркального блеска нержавеющей стали. Эта поверхность корреспондирует с любым окружением — и при каждом взгляде на часы циферблат выглядит по-разному. А в часах нью-йоркского дизайнера мебели и интерьеров Сэма Амойи Rado True Blaze виден его интерес, во-первых, к гламуру, во-вторых — к шершавым фактурным поверхностям. Тут была определенная технологическая сложность. Сэм хотел, чтобы поверхность была покрыта алмазной крошкой. «И это,— говорит президент Rado Маттиас Брешан,— сразу поднимало цену часов до 50 тыс. франков, что за пределами ценового диапазона Rado. Но мы нашли решение: гальваническое наращивание кристаллов, позволяющее добиться эффекта, похожего на алмазную крошку». В результате часы стоят нормальные для Rado две тысячи франков.

Меньше всего игры, но больше всего художественной тонкости в работе с оттенками и формой у француза Филиппа Нигро. В его часах Rado True Cyclo есть то, что он назвал «мягкость и недосказанность»: матовая черная керамика корпуса и серебристая поверхность циферблата, а на ней стрелки, часовые метки и круглое окошко даты с серой отделкой. И эти два разных оттенка серого — циферблата и всего, что на нем,— создают очень по-французски рафинированный контраст. Филипп не просто известный предметный и мебельный дизайнер (он был дизайнером года на Maison&Objet, например), он также занимается сценографией и светом.

Для студии из Лозанны Big Game важна легкость, функциональность и эффективность — здесь делают вещи для повседневной жизни. Циферблат своих Rado True Phospho дизайнеры Big Game превратили в черную латунную сетку, под которой виден автоматический механизм, а пустоты в ней заполнили святящейся в темноте Super-LumiNova, получив часовые метки. И никаких вопросов к функциональности. Зато когда смотришь на черные Rado True Stratum венского дизайнера Райнера Мутша, его хочется сразу спросить про концепцию придуманной им структуры, иначе его циферблат не назовешь. Трехмерный эффект виден сразу — но только постепенно становится понятно, как он устроен. Матовый вогнутый плоский черный циферблат, к центру которого ведут асимметричные нисходящие ступени, а в самом центре — черная точка под сапфировым кристаллом, который парит и отбрасывает тень на циферблат, отсюда и трехмерность.

На сайте Rado, где висят видео, в которых дизайнеры рассказывают и показывают, можно зависнуть на пару часов. Настоящий дизайн всегда оказывается вполне медитативным занятием — и заставляет зрителя и пользователя не только думать и выбирать, что ему близко и интересно, но и анализировать собственные эмоции. «Кроме функциональности,— говорят ребята из Big Game,— мы хотели придать и дополнительную эмоциональную ценность нашим часам». Это получилось у всех, но что еще важнее — получилось оживить приевшийся штамп «дизайнерские часы» и показать, что за ним действительно может быть дизайн.

Журнал "Коммерсантъ Weekend" от 08.12.2017, стр. 71
Комментировать

рекомендуем

Наглядно

все спецпроекты

актуальные темы

все темы

Социальные сети

все проекты

обсуждение