Коротко


Подробно

Фото: Эмин Джафаров / Коммерсантъ   |  купить фото

«Для сохранения договора требуется более ответственный подход со стороны США»

Заместитель главы МИД РФ Сергей Рябков об угрозах Договору о ракетах средней и меньшей дальности

Заместитель министра иностранных дел РФ Сергей Рябков курирует среди целого ряда других тем и отношения с США. В интервью корреспонденту “Ъ” Елене Черненко он рассказал, как Москва относится к планам Вашингтона приступить к разработке крылатой ракеты наземного базирования, и пояснил, при каком условии может быть результативной предстоящая встреча контрольной комиссии в рамках Договора о РСМД.


— В проект оборонного бюджета США на 2018 год вошла статья, позволяющая Пентагону начать разработку неядерной крылатой ракеты наземного базирования дальностью от 500 до 5500 км. При этом американские СМИ утверждают, что военные уже приступили к соответствующим разработкам. Как в России относятся к таким планам?

— Разумеется, мы обратили внимание на соответствующие положения проекта бюджета на оборонные цели США, где фигурирует положение, позволяющее начать разработку крылатой ракеты наземного базирования соответствующей дальности. И мы в целом обратили внимание на весь блок примыкающих вопросов по тематике Договора о РСМД в том виде, в каком он отражен в упомянутом документе. Конечно, это добавляет нам озабоченности относительно истинных намерений американской стороны в отношении данного документа. Мы понимаем логику формулировок, которые отфиксировали в проекте бюджета на оборонные цели, позволяющую американской стороне утверждать: это все укладывается в требования договора и никакого нарушения при реализации данного положения не возникнет.

— А Россия будет оспаривать эту точку зрения?

— В данный момент этот вопрос мне представляется преждевременным. Не потому что мы не имеем позиции или взгляда на этот счет — позицию по всем аспектам действующего договора мы давно и очень точно с юридической и политической точки зрения сформулировали — но по причине того, что пока этот закон не вступил в силу. Надо дождаться окончательного текста, прежде чем делать те или иные заявления. Но трактовка американцами данного положения как не противоречащего Договору о РСМД нам известна. Мы ее будем учитывать в своей дальнейшей проработке данной темы. Приступили или не приступили американские военные к соответствующим работам в практическом плане — это вопрос к ним, а не к нам. В любом случае все, что может и дальше поставить под сомнение приверженность США данному документу, вызывает у нас большую тревогу. Мы на протяжении многих месяцев видим, что вопросы у американских законодателей и целого ряда американских специалистов в этой сфере к действующему договору множатся. Это нас беспокоит. Мы считаем, что в условиях, когда Российская Федерация на высшем уровне буквально несколько месяцев назад подтвердила приверженность данному документу, подобного рода информационные вбросы не идут на пользу делу и дают лишь повод к совершенно ненужной, вредной и даже опасной раскрутке дискуссии о том, требуется ли вообще этот документ.

Мы подтверждаем вновь, что Россия привержена Договору о РСМД и настроена его выполнять в полном объеме без каких-либо отклонений от его требований. Но если американцы пойдут на шаги, означающие фактический слом договора, наш ответ будет, как сказал президент (РФ.— “Ъ”) Владимир Путин, «мгновенным и зеркальным».

— Ну а если США таки официально приступят к разработке новой ракеты, российская сторона будет предпринимать ответные действия?

— О конкретных ответных мерах сейчас говорить не просто преждевременно, а контрпродуктивно. Это означало бы лить воду на мельницу тех, кто только и ищет предлоги и поводы для того, чтобы обвинить Россию в расшатывании режима контроля над вооружениями. Нет ничего более далекого от истины, чем такая постановка вопроса. Мы каждый год сталкиваемся с безосновательными повторяющимися раз за разом обвинениями в наш адрес, которые тиражирует Госдепартамент и другие официальные представители США. Наш ответ — спокойный и твердый: прежде чем выдвигать голословные обвинения в адрес Москвы, Вашингтону следовало бы озаботиться полным выполнением обязательств самих США в этой сфере. Это касается, разумеется, и Договора о РСМД.

Набор наших претензий к американцам известен. Он объемен и включает целый ряд положений, о которых мы США говорим уже много лет. Есть и новые моменты. К первой категории относится ситуация с продолжающимся производством и использованием американцами так называемых ракет-мишеней, которые по своим техническим характеристикам фактически идентичны ракетам средней и меньшей дальности. Для нас представляются неубедительными американские аргументы в том духе, что эти мишени используются при испытаниях системы противоракетной обороны. Понятно, что для проведения качественных испытаний баллистическая цель должна быть максимально приближенной к тем изделиям, которые используются для боевого применения, и соответственно очевидно, что наряду с тестированием элементов ПРО параллельно происходит испытание, по сути, дела баллистических ракет средней и меньшей дальности, что является нарушением договора.

Аналогичную трактовку мы даем американскому использованию ударных беспилотных летательных аппаратов. Ни одна страна в мире в таком масштабе не производит и не использует такие системы, как США,— вопреки требованиям договора.

Ну и разумеется, ситуация с осуществленным в Румынии и предстоящим в будущем году в Польше развертыванием универсальных комплексов Aegis Ashore, приспособленных для пуска не только противоракет, но и ударных крылатых ракет большой дальности, представляет, на наш взгляд, серьезное нарушение договора. Об этом мы говорили и будем говорить американцам. Мы им говорим также то, что в интересах снятия проблем вокруг этого договора наш двусторонний диалог должен не просто продолжаться, а принять более конкретный характер. В своей позиции мы демонстрируем стремление не просто «высказываться лозунгами, штампами и клише», а излагать факты предельно профессионально, с техническими выкладками, доскональным и подробным показом тех юридических аспектов действующего документа, которые не соблюдаются американской стороной.

— Но власти США говорят, что именно Россия нарушает условия Договора о РСМД и не проявляет готовности к снятию озабоченностей Вашингтона. В ходе ваших недавних контактов с заместителем госсекретаря Томасом Шенноном и послом Джоном Хантсманом была ли предоставлена американской стороне какая-либо информация, подкрепляющая позицию Москвы о том, что ее действия не идут вразрез с договором?

— Я не могу в силу принятых норм дипломатического общения и публичной подсветки того, что обсуждается на закрытых консультациях, вдаваться в конкретику. Могу сказать лишь, что эти обсуждения были нами продолжены и до американской стороны наша позиция доведена во всех деталях — всеобъемлющим образом. Поэтому я уверен, что американцы как профессионалы и высококвалифицированные дипломаты в полном объеме этой информацией владеют. Она также во всей своей совокупности известна тем, кто в Вашингтоне занимается принятием соответствующих политических решений. Исхожу из того, что решения, которые будет принимать американская сторона по этому вопросу, учтут в полном объеме нашу позицию, и надеюсь, что эти решения будут в пользу сохранения договора, а не его дальнейшей раскачки.

— Запланирована ли на ближайшее время новая встреча контрольной комиссии по РСМД?

— Мы над этим вопросом работаем. Соответствующее публичное объявление будет сделано ближе к дате этого возможного мероприятия.

— То есть встреча может состояться в ближайшее время?

— Она вполне реальна в ближайшее время.

— А насколько эффективным может быть этот механизм? Ведь первая за многие годы встреча спецкомиссии состоялась в конце прошлого года, но никаких ощутимых результатов добиться не удалось...

— Зависит от американской стороны. Мы изложили американцам, в чем мы видим ущербность их позиции в части, касающейся претензии к российской стороне, и мы все-таки рассчитываем на более конструктивное и заинтересованное в результате отношение к тем вопросам, которые мы настойчиво ставим.

— Но если подытожить: российская сторона по-прежнему считает важным сохранение этого Договора о РСМД?

— Да, я это подтверждаю и вновь подчеркиваю, что мы за сохранение договора, но для этого требуется более ответственный подход со стороны США.

Тридцать лет без ракет

8 декабря исполняется 30 лет Договору о ликвидации ракет средней и меньшей дальности (РСМД). Однако до следующей юбилейной даты договор может не дожить — Россия и США обвиняют друг друга в его нарушении.

Читать далее

Материалы по теме:

Комментировать

рекомендуем

Наглядно

все спецпроекты

актуальные темы

все темы
все проекты

обсуждение