Коротко


Подробно

Фото: Пресс-служба президента Аргентины Макри

К Латинской Америке подошли с позиции силовиков

Зачем представители почти десятка российских ведомств слетали в Бразилию и Аргентину

Российские силовики хотят и готовы усиливать по всем фронтам взаимодействие со своими коллегами из ведущих стран Латинской Америки — Бразилии и Аргентины. В этом “Ъ” заверили члены посетившей регион масштабной делегации под руководством секретаря Совета безопасности Николая Патрушева. Во вторник он встретился с аргентинским президентом Маурисио Макри, а за день до этого провел переговоры с бразильским лидером Мишелом Темером. Чем интересна Латинская Америка российским МВД, Минюсту, Минобороны, ФСБ и другим ведомствам, выяснял в Бразилии и Буэнос-Айресе корреспондент “Ъ” Павел Тарасенко.


Сверка векторов


В российскую делегацию вошли представители Совбеза, МВД, Минюста, Минобороны, МИД, ФСБ, Федеральной службы по военно-техническому сотрудничеству и управления администрации президента по внешней политике. Такой формат, как отмечали в разговорах с “Ъ” посетившие Бразилию и Аргентину чиновники, позволяет эффективно обсуждать максимально широкий круг вопросов — тем более что принимают такие делегации на самом высоком уровне. А после этого, по словам одного из собеседников “Ъ”, «итоги обсуждений оформляются протоколами и достаточно быстро реализуются».

В Буэнос-Айресе Николая Патрушева во вторник принял президент Маурисио Макри, а также его советник по вопросам безопасности Фулвио Помпео и глава кабинета Маркос Пенья. В начале встречи с президентом глава Совбеза передал от российского лидера Владимира Путина слова поддержки в связи с инцидентом с аргентинской подлодкой «Сан-Хуан»: она пропала 15 ноября и до сих пор не найдена — хотя к поискам подключились специалисты из дюжины стран, в том числе и РФ.

Кроме того, Николай Патрушев напомнил: на рассмотрении аргентинских партнеров находится более 20 проектов документов разного формата (например, в области образования, атомной энергетики и защиты интеллектуальной собственности), и «важно ускорить их согласование».

На высшем уровне руководителя российской делегации встречали и за день до этого, в Бразилии,— он провел переговоры с президентом Мишелом Темером, а затем все российская делегация около трех часов беседовала с бразильскими коллегами. Во главе стола с бразильской стороны при этом сидел председатель Кабинета институциональной безопасности Сержиу Эчегойен, которого считают правой рукой президента.

Приветственные речи, звучавшие на каждой из встреч, мало отличались друг от друга. Говорилось о «совпадении или схожести позиций по абсолютному большинству пунктов глобальной повестки дня» и готовности развивать двусторонние отношения на фоне «напряженной обстановке в мире». При этом и бразильцы, и аргентинцы всячески пытались показать гостям, что союзнические отношения крепки. Напомним, за последние два года в обеих странах левых президентов сменили правоцентристы, провозгласившие курс на нормализацию отношений с США. Однако кардинальной смены внешнеполитического вектора, вопреки опасениям ряда российских экспертов, так и не произошло.

Заместитель директора Латиноамериканского департамента МИД РФ, один из членов делегации Сергей Мелик-Багдасаров этим, впрочем, не удивлен. «Вряд ли можно было ожидать от Темера — политика с таким огромным стажем, что, придя к власти, он забудет о национальных интересах своей страны и переориентируется на другое государство. К тому же Темер, будучи вице-президентом, возглавлял с бразильской стороны двустороннюю межправительственную комиссию высокого уровня»,— рассказал “Ъ” дипломат. Не чувствуется, по его словам, и изменения отношения Бразилии к объединению с Россией, Индией, Китаем и ЮАР. «Бразильские партнеры нам напрямую говорят, что БРИКС для них является приоритетом. Это направление во внешней политике самоценно, ведь оно позволяет вырабатывать важные решения на международной арене и с консолидированных позиций выступать на различных площадках — например, в ООН»,— добавил он.

С тезисом о приоритетности БРИКС для Бразилии соглашается латиноамериканист, профессор СПбГУ Виктор Хейфец, однако причины этого он приводит другие. «Думаю, что если бы в США президентом стала Хиллари Клинтон, а не непредсказуемый Дональд Трамп, то Бразилия уже сейчас минимизировала бы участие в БРИКС, переориентировавшись на США»,— сказал он “Ъ”.

Многоцелевой визит


Пестрота состава российской делегации сказалась на повестке визитов в Бразилию и Аргентину, сделав ее практически необъятной — такой широты тем нет даже в ходе зарубежных поездок главы МИД РФ Сергея Лаврова.

Так, в составе делегации был первый заместитель директора Федеральной службы по военно-техническому сотрудничеству Андрей Бойцов. Его ведомство, в частности, интересуют перспективы поставок бразильцам зенитного ракетно-пушечного комплекса «Панцирь-С1» и строительства вертолетного сервисного центра в рамках офсетной составляющей контракта на поставку вертолетов Ми-35М, а также возможности участия России в модернизации бразильского ВМФ.

А заместитель главы МВД РФ Игорь Зубов в разговоре с “Ъ” перечислил целый список вопросов, представляющих взаимный интерес, несмотря на то что «Аргентина и Бразилия находятся от России достаточно далеко и с точки зрения криминальной ситуации взаимных претензий у нас нет». На первом месте господин Зубов упомянул терроризм, напомнив: ранее в Бразилии были раскрыты ячейки «Исламского государства» (запрещено в РФ), планировавшие теракты во время Олимпиады 2016 года. «Их достаточно быстро и эффективно ликвидировали, но угроза не ушла»,— добавил собеседник “Ъ”.

Бразильский генерал Эчегойен в приветственном слове на переговорах делал акцент на том, что Бразилия и вся Южная Америка — это спокойный регион с точки зрения религиозного экстремизма. Но и он предупреждал о проблемах — в частности, о связях экстремистов с южноамериканскими преступными организациями. Между тем президент Мишел Темер ранее давал понять, что борьба с терроризмом находится в числе его приоритетов — на июльском саммите G20 он призывал страны объединения к активизации обмена информацией в этой сфере. У самих бразильцев на текущий момент наилучшее взаимодействие налажено (и это можно считать доказательством корректировки внешнеполитического курса) с США — в марте этого года Бразилиа и Вашингтон заключили договор об обмене чувствительной информацией между силовыми ведомствами.

Что же касается Аргентины, 1 декабря ставшей страной—председателем G20, то, как отмечает Виктор Хейфец, она «не раз становилась ареной деятельности террористических групп и в этом плане налаживать контакт с аргентинцами можно». «Но, как и в случае с Бразилией, их главный партнер — это не мы»,— добавляет собеседник “Ъ”.

Другая волнующая и Москву, и ее латиноамериканских партнеров тема — это борьба с наркотиками (генерал Эчегойен, например, обратил внимание на «вероломное проникновение наркотрафика в структуры власти»).

Остается болезненным (особенно для бразильцев) и вопрос уличной преступности. «В Бразилии банды контролируют часть городов и вольготно себя чувствуют в местах лишения свободы. Правоохранительные органы ведут с ними настоящую войну,— напомнил “Ъ” заместитель главы МВД Игорь Зубов.— Мы у себя эту тему в принципе решили. Все помнят лихие 1990-е, когда принадлежность к преступным группировкам рассматривалась некоторыми молодыми людьми как некое желательное развитие судьбы. Сегодня этого нет». После этого собеседник “Ъ”, правда, упомянул о стремительно набирающей в РФ популярность субкультуре под названием АУЕ («Арестантский удел един»), романтизирующей среди подростков криминальный образ жизни. «Рассматриваем это как попытку возрождения уличных банд и хотели донести до коллег нашу озабоченность развитием этого неформального движения»,— отметил Игорь Зубов.

Упоминали члены делегации и сотрудничество в сфере повышения квалификации силовиков — то, что недавно в Никарагуа был открыт учебный центр МВД, а полицейские из стран Латинской Америки ежегодно проходят курсы в российских учебных заведениях. Кроме того, по данным “Ъ”, среди тем встречи Николая Патрушева с генералом Эчегойеном было налаживание «обмена опытом и в перспективе обучения в России сотрудников бразильских спецслужб».

Тем временем по линии Минюста российские власти готовы рассказывать всем желающим о «регулировании деятельности неправительственных организаций, имеющих признаки иностранных агентов». «У нас есть определенный опыт чисто юрисдикционных действий, связанных с различными правовыми институтами — институтом иностранных агентов, институтом «нежелательности», в целом контролем и надзором над избирательной и политической деятельностью. Мы хотели бы поделиться опытом работы в этой сфере с точки зрения обеспечения защиты прежде всего от угроз экстремистского и террористического плана»,— рассказал “Ъ” первый замминистра юстиции Олег Плохой. Законов об НКО, подобных российским, в Аргентине и Бразилии нет.

По линии бизнеса латиноамериканцев хотели заинтересовать российскими разработками в интеллектуальной сфере. В их числе Игорь Зубов упомянул технологии распознавания лиц в толпе.

Наконец, не могли в ходе поездки обойти стороной тему футбола. К чемпионату мира 2018 года в РФ создается международный полицейский координационный центр. Приглашения к участию в нем уже разосланы — в том числе таким футбольным державам, как Аргентина и Бразилия. И члены делегации силовиков этим, похоже, не ограничивались бы. «Когда же вы уже научите российскую команду играть в футбол?» — спрашивали они перед началом переговоров своих бразильских коллег. Те в ответ лишь дипломатично улыбались.

Виртуальные союзники


Еще одна тема, которую упоминали многие собеседники “Ъ” в российской делегации,— кибербезопасность. Как ранее писал “Ъ”, Москва стремится заключить как можно с большим числом стран соглашения о сотрудничестве в области обеспечения информационной безопасности (см. номер от 30 ноября). Документ подписан со всеми странами БРИКС, правда, в случае одной из них — Бразилии — пока не вступил в силу. Спецпредставитель президента РФ по вопросам международного сотрудничества в области информбезопасности, посол по особым поручениям МИДа Андрей Крутских пояснил “Ъ”, что «в силу внутренних особенностей Бразилии — в частности, смены власти в стране — процесс ратификации оказался несколько затянут». «Но в целом у бразильцев отношение к соглашению весьма трезвое и заинтересованное. Ведь этот документ не о политическом союзе, а о конкретном взаимодействии в кризисных ситуациях»,— заверил собеседник “Ъ”.

Ключевая цель Москвы остается той же, что и раньше,— прийти к глобальному соглашению о правилах игры, которым будут следовать все страны мира. Андрей Крутских рассказал “Ъ” о планах РФ на следующем заседании Генассамблеи (то есть осенью 2018 года) вынести на рассмотрение («И если получится, не в одиночку, а с партнерами по ШОС и БРИКС и вообще со всеми желающими») две резолюции — «О правилах ответственного поведения государств в информационном пространстве» и «О совместной борьбе с уголовными киберпреступлениями».

Как рассказал на прошлой неделе на Юридическом форуме стран БРИКС председатель Ассоциации юристов РФ Сергей Степашин, ежегодный ущерб от киберпреступлений в России составляет $2 млрд, в Бразилии — $8–15 млрд. В разговоре с “Ъ” научный директор аналитического центра Instituto Igarape (Рио-де-Жанейро) Роберт Магга, говоря о Бразилии, рассказал: по его оценкам, речь идет «как минимум о $5 млрд» потерь, в основном в результате фишинговых схем, жульничества при онлайн-платежах, деятельности программ-вымогателей и краж персональных данных. Пика, по словам эксперта, объем киберпреступлений в Бразилии достигал во время чемпионата мира по футболу 2014 года и летней Олимпиады-2016.

Планы подписания глобального пакта российские власти вынашивают давно — но к консенсусу прийти пока не удается. Так что Москва намерена параллельно продолжать переговоры в более камерных форматах — например, в G20. «В последнее время "двадцатка" все больше внимания обращает на вопросы кибербезопасности, и есть идея построить переговорный процесс на принципе государственно-частного партнерства. Бизнес должен иметь прямое отношение к переговорному процессу, ведь сейчас он крайне уязвим — есть масса примеров, когда крупнейшие компании мира с бюджетами на безопасность больше, чем военные бюджеты ряда стран и даже континентов, подвергались очень серьезным атакам. От Аргентины как председателя G20 сейчас очень многое зависит в плане того, как будет проходить обсуждение этой темы»,— отметил Андрей Крутских.

Между тем в рамках G20 по-прежнему сохраняются разные подходы к вопросу кибербезопасности. Да и в БРИКС едиными их назвать нельзя. «Еще в 2013 году на саммите в Дурбане была подписана декларация, в которой говорилось о сотрудничестве по вопросам кибербезопасности. Там отмечалась важность формирования более свободного, безопасного и мирного киберпространства. Но ни в том документе, ни в последующих декларациях ничего не говорилось о том, как этого достичь»,— заявил “Ъ” Роберт Магга из Instituto Igarape. Он добавил, что «в подходах участников объединения к базовым стандартам открытости интернета есть фундаментальные различия». «Подход той или иной страны БРИКС к проблеме формируется исходя из ее национальных интересов. При этом некоторые государства давно заключили двусторонние партнерства — например, Индия с США, которые беспокоят других членов объединения. А некоторые его участники вообще не хотят делиться в рамках БРИКС данными, касающимися их информационно-коммуникационных технологий»,— отметил господин Магга.

В Москве на ситуацию смотрят иначе, говоря о единстве подходов в БРИКС. Как ранее сообщал РБК, президент Владимир Путин распорядился до 1 августа 2018 года инициировать в рамках объединения обсуждение вопроса о создании для стран-участниц собственной системы дублирующих корневых серверов доменных имен (DNS). «Интернет был создан США, и там до сих пор находятся все основные серверы. Нужно принимать меры предосторожности,— сказал “Ъ” Андрей Крутских.— Одно из направлений — как минимум сделать зеркальные серверы, чтобы мы вдруг не оказались слепыми, глухими и просто импотентами».

Как заверил “Ъ” профессор Федерального университета Пернамбуко, один из авторов опубликованной этим летом Министерством обороны Бразилии книги «Гид в сфере кибербезопасности в Южной Америке» Маркус Гедес, в рамках БРИКС речь может идти о сотрудничестве как в академической, так и в практической плоскости — например, «при предотвращении инцидентов во время чемпионата мира-2018». В целом же эксперт отметил, что «Бразилия уже сейчас имеет очень хорошую и эффективную стратегию кибербезопасности и готова к международному сотрудничеству, обмену опытом и поиску новых методов решения киберпроблем».

В этом же, уже касательно Аргентины, “Ъ” заверил заведующий кафедрой евразийских исследований Института международных отношений Национального университета Ла-Плата (Буэнос-Айрес) Пауло Ботта. При этом он отметил, что «в академических, культурных, религиозных, экономических и политических кругах Аргентины растет интерес к России — несмотря на ее географическую отдаленность». «И никакой особой фобии перед вашей страной у нас нет»,— добавил он, отвечая на уточняющий вопрос “Ъ” об отношении аргентинцев к продолжающей развиваться теме «русских хакеров». Нет ее, кстати, и у Бразилии: в сентябре было объявлено, что на 120 тыс. устройств, закрепленных за вооруженными силами страны, будет поставлена продукция «Лаборатории Касперского».

Вот только с такой позицией эти две страны все больше и больше кажутся исключениями из правила.

Материалы по теме:

Комментировать

Наглядно

все спецпроекты

актуальные темы

все темы
все проекты

обсуждение