Коротко


Подробно

Фото: Дмитрий Коротаев / Коммерсантъ

Важно уже только участие

На исполкоме МОК решится судьба сборной России

На заседании исполкома Международного олимпийского комитета сегодня решится главный для России вопрос этого года — вопрос о формате ее участия в Олимпиаде в Пхёнчхане. Судьба российской сборной находится в руках президента МОК Томаса Баха и еще 14 членов ключевого органа головной спортивной организации. И ни их бэкграунд, ни опыт, полученный в ходе продолжающегося уже больше года «допингового кризиса», не позволяют предположить, насколько велики шансы отечественной сборной избежать сверхжесткого наказания и отправиться в Южную Корею, пусть и в искромсанном дисквалификациями составе.


Сегодня вечером Международный олимпийский комитет (МОК) должен наконец принять решение, которое можно назвать одним из самых сложных в его истории. Оно поставит точку в длящемся уже около полутора лет, если считать с публикации прошлым летом первой части доклада независимого эксперта Всемирного антидопингового агентства (WADA) Ричарда Макларена, процессе по расследованию обстоятельств российского «допингового кризиса». Это процесс прошел уже несколько стадий. В том числе стадию, когда казалось, что по-настоящему серьезная опасность для России осталась позади, надежных подтверждений тезисам господина Макларена о создании в стране системы сокрытия допинговых нарушений так и не будет обнаружено, а верхней точкой кризиса так и останутся проблемы с допуском отечественных спортсменов на прошлогоднюю летнюю Олимпиаду в Рио-де-Жанейро. Но в ноябре, после череды дисквалификаций российских спортсменов специальной комиссией МОК, занимавшейся перепроверкой проб с сочинских Олимпийских игр, после ее призывов о доверии к выводам Ричарда Макларена и его информаторов, то есть прежде всего экс-директора Московской антидопинговой лаборатории Григория Родченкова, стало абсолютно очевидно, что пиком может оказаться как раз декабрьское заседание исполкома.

Его членов ждет насыщенный день. Им предстоит проанализировать отчеты руководителей двух созданных структурой для расследования по мотивам доклада Ричарда Макларена комиссий. Одна — Дениса Освальда — занималась сочинскими пробами, другая — Самуэля Шмида — верификацией утверждений о существовании в России схемы сокрытия нарушений, связанных с запрещенными препаратами и методиками, именно на государственном уровне. Им предстоит выслушать и представителей российской стороны. В Лозанну отправились президент Олимпийского комитета России Александр Жуков, глава независимой общественной антидопинговой комиссии Виталий Смирнов, а от лица российских спортсменов перед функционерами будет выступать фигуристка Евгения Медведева. Выбор спикера вполне понятный. Непобедимой в последнее время Евгении Медведевой 18 лет, в Сочи она не соревновалась, в силу хотя бы возраста не могла соприкасаться с «государственной допинговой системой». Между тем и она, точно ни в чем не виноватая, и немало других российских кандидатов на попадание в пхёнчханскую заявку, в чьей «чистоте» не возникает сомнений, рискуют остаться вне Олимпиады. Евгения Медведева — это символ той безусловной несправедливости, которой будет отдавать возможная российская дисквалификация.

МОК еще ни разу не делал никаких официальных заявлений о том, какие в принципе варианты урегулирования «российского вопроса» лежат на столе. Но источников, о них рассказавших, настолько много, что варианты следует признать секретом Полишинеля. В «пакет» входят и две даже не жесткие, а жестокие меры — полное отстранение сборной России от ближайших Олимпийских игр или отстранение неполное — с разрешением тем, чья «чистота» доказана, выступать на них в нейтральном статусе. На то, что в МОК рассматривают «нейтральный» вариант как вероятный, указал вчера портал Insidethegames. По его информации, организация уже контактировала со своим партнером Nike с целью заказать разработку формы для российских атлетов, если они будут вынуждены соревноваться в таком статусе.

Большой секрет — это шансы каждого варианта, от мягкого, означающего прощение, до катастрофического для обвиняемых, воплотиться в реальность. Вице-премьер РФ Виталий Мутко, курирующий спортивную отрасль, кажется, готовится к худшему. В интервью ТАСС, комментируя ожидаемое решение исполкома, он обратил внимание на то, что «все решения вынесены комиссией Дениса Освальда как под копирку и они только закрепляют тезисы Ричарда Макларена о госпрограмме поддержки допинга в России и манипуляциях с пробами». Виталий Мутко даже заглянул в будущее, в котором российские чиновники «должны быть абсолютно готовы оспаривать решения по нашим спортсменам», а «иски будут подаваться по местам жительства тех, кто принимал по ним решения — к Освальду, к примеру, в суде Швейцарии».

Но на самом деле, какими бы неприятными обстоятельства ни представлялись, судьба сборной России все-таки не выглядит абсолютно предопределенной из-за колоссального веса человеческого фактора. Она, строго говоря, зависит не от накопленных документов и показаний, не от их интерпретации юристами, спортивными экспертами и, скажем, представителями антидопинговых ведомств, а исключительно от точки зрения тех, из кого сформирован исполнительный комитет МОК.

В него входят полтора десятка человек, включая президента организации Томаса Баха (см. справку). Про предпочтения примерно половины из них просто ничего не известно, а прогнозируя позицию тех, кто все же демонстрировал их, нужно соблюдать осторожность. Вот, допустим, Денис Освальд, чья комиссия так яростно защищала выводы Ричарда Макларена, еще в прошлом году — до того, как был назначен ею руководить, вообще-то считался «другом России». По этой же причине вряд ли следует записывать в верные российские союзники на сегодняшнем заседании Джан-Франко Каспера, хотя президент Международной федерации лыжных видов спорта (FIS) уже многократно призывал не допустить того, чтобы страдали интересы «чистых» спортсменов.

И воспоминания о том, как за несколько дней до Олимпиады в Рио исполком решительно — «почти единогласно», по словам Томаса Баха,— отверг применение к сборной России принципа «коллективной ответственности» и, по сути, зажег перед ней зеленый свет, не должны греть душу. Ситуация в декабре 2017-го кардинально отличается от ситуации в июле 2016-го, когда против российского спорта «играла» лишь первая из двух частей доклада Ричарда Макларена, а МОК еще не придумал этой своей идеи с двумя спецкомиссиями, кризис в результате только обострившей. Да и состав исполкома полтора года назад был совсем иным.

Алексей Доспехов


Материалы по теме:

Комментировать

Наглядно

все спецпроекты

актуальные темы

все темы
все проекты

обсуждение