Коротко

Новости

Подробно

Фото: Юрий Мартьянов / Коммерсантъ

«Любой исход Кремлю невыгоден»

Дмитрий Дризе — о деле Алексея Улюкаева

от

Процесс по делу Алексея Улюкаева выходит на финишную прямую. Его участники не исключают, что приговор бывшему министру будет вынесен до конца года. Накануне в суде взвесили сумку с вещественными доказательствами — выяснилось, что $2 млн весят почти 22 кг. Политический обозреватель «Коммерсантъ FM» Дмитрий Дризе считает, что пока ситуация складывается не в пользу Улюкаева.


Процесс — это, по сути, противостояние двух фигур, Игоря Сечина и Алексея Улюкаева. Они обвиняют друг друга: первый — в провоцировании взятки, второй — в умышленной провокации.

Игорь Сечин в суд не ходит и, видимо, теперь уже вряд ли придет. Но, судя по показаниям бывшего министра, между ними были чуть ли не приятельские отношения. Сечин регулярно приносил подарки – часы и прочее. Это было частью этикета «Роснефти», посчитал Улюкаев. Кстати, подобные отношения между государственным служащим и руководителем крупной компании уже вызывают вопросы.

В итоге они пообщались в рамках саммита на Гоа – один играл на бильярде, другой подошел поговорить: министр предложил главе «Роснефти» готовить дырку для ордена за успешную сделку с приватизацией «Башнефти», а Сечин в ответ обещал угостить хорошим вином. У Игоря Сечина другая версия: он утверждает, что тогдашний руководитель Минэкономразвития потребовал вознаграждение за согласие на приватизацию «Башнефти».

Если вернуться к показаниям обвиняемого, то потом в Москве Сечин настоял, чтобы Улюкаев за этим самым вином приехал — тот согласился, несмотря на плотный график и то, что ему было неудобно — все равно почтил вниманием. И в итоге взял то ли сумку, то ли закрытый на замок чемодан весом почти 22 килограмма, где вместо вина оказались доллары. Здесь ничего не поменялось.

Собственно, с самого начала процесса разговор идет лишь о деталях. За что Сечин мог отомстить Улюкаеву – непонятно. Если была провокация, то с какой целью? Вопрос так и повис в воздухе. Строить версии самостоятельно не имеет смысла.

С другой стороны, мы слышим запись разговора: фразы Сечина «собрали объем» и «задание выполнено» – все это может быть вырвано из контекста. Но что бы там ни говорили, пока что история не в пользу Алексея Улюкаева — чемодан взял, и в нем были деньги. Побить этот козырь нечем. Знал или не знал – взял. Если они враждовали — зачем приехал, с его-то опытом работы в вертикали? В такой ситуации можно было бы как-то и без вина обойтись.

И то, что Сечин не ходит в суд, не значит, что дело разваливается. Приди он на заседание, ему задавались бы острые наводящие вопросы, при каких обстоятельствах был разговор, что этому предшествовало, а он, к примеру, продолжил бы стоять на своем.

По политическим причинам власти логично закончить всю эту историю до выборов, чтобы спокойно провести кампанию. Любой исход Кремлю невыгоден: мягкий приговор – плохо боретесь с коррупцией; жесткое решение – репрессивная машина расправилась с либеральным экономистом; замять – неправовое государство.

Что касается Сечина, то нельзя сказать, что вся эта история добавляет ему популярности. Может, он и прав, но оказался в центре скандала.

К тому же есть повод поговорить о том, как они там живут на Олимпе, какие там нравы — дорогие часы, вино ящиками, $2 млн в сумке. И вроде бы приятели – культурно общаются, на бильярде играют, – а потом ФСБ и бесконечный суд.

Комментарии
Профиль пользователя