Коротко


Подробно

9

Фото: Алексей Тарханов / Коммерсантъ

Игрушки между ног

"Медуза. Украшения и табу" в Париже

В парижском Музее современного искусства прошла огромная выставка удивительных ювелирных произведений — от сокровищ примитивных культур до работ современных художников: украшений для головы, рук, спины, живота и промежности.

"Как лицо Медузы в греческой мифологии, драгоценность привлекает и разрушает того, кто ее создает, смотрит на нее или ее носит. Это объект, роль которого не определена. Находясь между украшением и скульптурой, он остается одной из старейших на земле художественных форм, хотя и не обязательно считается произведением искусства",— говорит Мишель Юзе, научный консультант экспозиции "Медуза. Украшения и табу" в парижском Музее современного искусства.

Одна из самых интересных ювелирных выставок запомнилась и любопытным, и специалистам: впервые так подробно и наглядно на примере четырех сотен редких или вовсе никогда не виданных экспонатов, анонимных и авторских работ, была продемонстрирована художественная роль ювелирных украшений. Нам показали ювелиров-художников (тех, что расширили границы ремесла) и художников, заходивших в гости на территорию ювелирного искусства. Таких, кстати, много: и Александр Колдер, и Сальвадор Дали, и Луиза Буржуа, и Ники де Сен-Фалль, и Мерет Оппенгейм, чей меховой браслет, конечно, не так радикален, как ее знаменитые обтянутые мехом чашка и блюдце, но тоже привлек на выставке всеобщее внимание. Ну а Пабло Пикассо, Альберто Джакометти или Макс Эрнст создавали почти что традиционные броши и подвески, которые выполнял для них ювелир Франсуа Юго.

Для современных художников ювелирные украшения становятся специальной темой. Пример тому — подвеска Superbitch Bag работы Теда Нотена, голландца, прославившегося прозрачными пластиковыми сумочками, в которых навечно запечатаны предметы. На выставке это был никелированный дамский вальтер.

Чем ближе к нашему времени, тем более необычными становятся украшения. Они заигрывают с темой насилия. Вроде скрученной на руке золотой "Плетки" Пьера Арди для Hermes или "Украшения для лица", где Доминик Элвин создал подобие головного убора-шлема, изобразив на пол-лица нервную систему, искусственные мышцы и горящий глаз Терминатора, нечто вроде кибернетического экорше 2017 года.

Ювелирные предметы тесно связаны с телом. Это скульптуры, которые можно носить, портативное искусство буквально переходит в плоть во всевозможных татуировках и пирсингах. Инкрустировать лицо бриллиантами — уже не выдумка сценаристов из бондовского "Умри, но не сейчас", а модный тренд. Украшения растут прямо на коже. Браслет, который обнимает предплечье, сделанный парижскими мастерскими Cartier для лондонской клиентки в 1922 году, рифмуется с работой современной дизайнерши Сари Ратель 2016 года — массивным кольцом с серебром и агатом, которое носят в промежности. В самом деле, если в XX веке колье могло подчеркивать изгиб шеи, почему ювелирному украшению ХХI века не подчеркнуть просвет между бедрами, о котором мечтают сейчас все девушки?

На выставке было немало утилитарных украшений — начиная с кольца, какие носили лучники, чтобы было легче натягивать тетиву, кольца с печаткой, которым в Древнем Египте пользовались вместо подписи, или, например, кольца с секретом, потайное отделение которого могло содержать духи, а могло — яд. Из музея магии прислали кольцо карточного шулера, в котором отражались карты в момент сдачи. Украшения способны были заменить кошелек или кредитную карту, человек в путешествиях расплачивался кольцом с руки или жемчужиной с нитки. Они могли служить для женщины мобильным банком, аккумулируя золото-бриллианты на пальцах, запястьях и шее. Украшения были знаками власти, самый очевидный пример — королевская корона или тоже присутствовавший на выставке ошейник Великого магистра ордена Почетного легиона. Его придумал Наполеон I и с тех пор примеряют все президенты Французской Республики.

К традиционным бижу ар-нуво и ар-деко — "балеринам" и "молниям" Van Cleef & Arpels и бриллиантовым змеям Cartier — добавлены предметы итальянского арте повера, к которым здесь прежде всего отнесли браслеты Гаэтано Пеше, отлитые из резины и пластика. Атаку на ювелирные коды и ювелирные штампы продолжили работа одного из создателей видеоарта, корейского художника Нам Джун Пайка — подвеска в виде цветной транзисторной платы — и кольцо серба Петера Скубича, похожее на вентиль с двумя поворачивающимися гайками.

Авторы выставки напомнили, что ювелирные украшения подчеркивали неравенство мужчин и женщин. Девушки — лучшие друзья бриллиантов, женские украшения щедры, бесцельны и служат соблазнению и разврату, мужские — скупы и серьезны, это все больше обручальные кольца и часы (которые позволяют отмерять разврат по часам). Впрочем, геи и рок-звезды компенсируют эту разницу своим желанием нравиться и своим влиянием на мужскую культуру и мужскую моду. В парижском музее можно увидеть часы "Либераче" и кольцо "Либераче" — оба в виде бриллиантового рояля. Они сделаны в честь знаменитого в Америке пианиста и шоумена Владзи Либераче, о котором мы узнали только тогда, когда у Стивена Содерберга в "За канделябрами" его сыграл Майкл Дуглас. Либераче буквально блистал на сцене, поручая Swarovski одеть стразами свою одежду, рояль и машину. В витрине музея лежал самый большой в мире фальшивый бриллиант весом 23 кг — он называется "Сердце Либераче" и был заказан самим артистом. Либераче нашего времени, Майкл Джексон, не зря звался королем поп-музыки, хотя свою корону носил не на голове, а на руке — на выставке показали его хрустальную перчатку, сделанную дизайнером Биллом Виттеном для Michael Jackson Victory Tour.

Историю дополнили концептуальные украшения художников. Рубашка, на которой вышито на груди словарное определение слова "брошь" (работа Манфреда Нисльмюллера) и флакон с надписью "Золото Серебро Медь", который следует выпить, чтобы украсить себя не снаружи, так изнутри ("Внутренняя красота" Фредерика Брахама). Напоследок нам доказали, что всю свою жизнь мы проводим в браслетах (и это не только золотой "Наручник" работы Сержа Манзона). Все начинается с того, который надевают новорожденным, продолжается с часами и с датчиками спортивной активности, а завершается опознавательным браслетом с номером телефона, который носят впадающие в детство старики.

Предисловие к выставке говорило о Медузе, обращавшей в камень любого, кто осмеливался на нее взглянуть. Но, пообещав спасительное зеркало, выставка предложила ассоциации не столько мифологические, сколько физиологические и даже зоологические. Представляешь не ту Медузу, которую вслепую порубил Персей, а обычную черноморскую горгону, грациозное и в то же время отвратительное создание. Как современные украшения, к которым страшно даже прикасаться.

Алексей Тарханов


Доминик Элвин. "Украшения для лица"

Колье работы знаменитого видеохудожника Нам Джун Пайка

Ювелирные украшения могут превращаться в интерьерные скульптуры

В витрине лежит диадема, некогда изображенная на портрете

Тед Нотен. Superbitch Bag

__Бриллиантовые змейки Cartier

__Манфред Нисльмюллер. "Брошь" — рубашка, на которой вышито словарное определение слова "брошь"

__Фредерик Брахам. "Внутренняя красота"

__Сальвадор Дали. Брошь "Рубиновые губы"

Комментировать

Наглядно

все спецпроекты

актуальные темы

все темы
все проекты

обсуждение