Коротко


Подробно

8

Фото: предоставлено Longines

Великая китайская сцена

Longines вошла в храм

"Здравствуй, товарищ! Давай-давай, работай!" — машет мне рукой глава Longines Вальтер фон Кенэл. Этой произнесенной по-русски фразой 76-летний отставной полковник и бессменный командир марки встречает меня всякий раз, когда мы видимся по часовым делам.

Сейчас эта фраза звучит особенно уместно. Мы находимся в коммунистическом Пекине, в самом его сердце, в бывшем храме императорских предков Таймяо. Говорят, что вывеску над его воротами с названием "Пекинский дворец культуры трудящихся" написал сам Мао Цзэдун. Да и в императорские времена этот храм, построенный в 1420 году, открывался только по важнейшим поводам. Вроде праздника, который сегодня устраивает в Китае Longines. Марка празднует свое 185-летие.

Longines с Китаем связывает многое. Одна из пяти часовых компаний, оборот которой, по данным The New York Times, превышает $1 млрд, зарабатывает не столько в Европе, сколько в Азии. Как говорит Вальтер фон Кенэл, ценовая политика сделала Longines почти монополистом в часах от 1,5 тыс. до 3, тыс. франков: "Быть лидером в этой ценовой категории — миссия, которая была мне доверена Николасом Хайеком в 1988 году. В то время как остальные только и делали, что поднимали и поднимали цену, мы оставались в своем секторе".

В результате они не только стали главными в своей нише. Благодаря усвоенной скромности они неожиданно в последние критические годы сохранили самый драгоценный для швейцарских часовщиков китайский рынок. Китай стал чистить ряды богачей, носить сверхдорогие часы стало просто опасно. Не так, как в Мексике или Бразилии, где их оторвут с рукой. А в силу государственной политики. Чиновникам была предписана скромность, носители Patek Philippe могли навлечь на себя подозрение в коррупции. В этой ситуации достойные, красивые, "настоящие швейцарские", но не столь дорогие Longines стали чуть ли не признаком партийной дисциплины.

Когда в дни базельских салонов я встречаюсь с Вальтером фон Кенэлом, он показывает не часы, как другие президенты. Он показывает таблицы и графики, показывает каталоги, отражающие сотни вариантов: на ремешке и на браслете, с керамическим кольцом или бриллиантовым кругом, с циферблатами разных цветов и разных размеров, с механическими калибрами или с кварцем. На любую руку, на любой вкус, на любую культуру.

Для часовых фанатов и любимых журналистов глава Longines выпускает маленькие серии исторических, винтажных моделей, в серии Heritage, "Наследие" — слава богу, с 1832 года в Сент-Имье его накопилось немало. Вальтер фон Кенэл откровенно посмеивается, когда часолюбы млеют от счастья над переизданиями часов Линдберга. Он тоже любит часы, но знает, что это все — баловство. Пока регулярные коллекции идут на ура, можно развлечь друзей наследием. Силу марке обеспечивают рядовые. Как в армии, так и в часах.

Конечно, Вальтеру фон Кенэлу легко держать цены в узде. За ним — вся мощь Swatch Group, производящей самые известные, зарекомендовавшие себя и недорогие в силу массовости механизмы. Раньше их покупали все — и друзья, и конкуренты, потом Swatch Group ограничила поставки. Теперь конкуренты делают свои механизмы и тратят на их разработку деньги, которые они потом вынуждены брать со своих покупателей. Зато у Longines есть все: механизмы, корпуса, циферблаты, любая современная технология.

Я очень люблю марку Longines (хотя, конечно, не ее одну). У нее такое же славное прошлое, как, например, у соседки по группе Omega. Но много лет назад приказом главного командования при формировании Swatch Group той была отведена роль более дорогой марки, а пределы ценового роста Longines были искусственно ограничены. Хотя обе марки могли претендовать на первенство. Но решение, видимо, было правильным. Сейчас марки не конкурируют друг с другом, Omega — такой же "миллиардер" в своей ценовой категории, как и Longines. Ограничения полезны.

И вот 76-летний Вальтер фон Кенэл празднует 185-летие марки, которая живее всех живых, в коммунистическом городе императоров. Все кругом — моложе его вдвое. Мизансцена забавнейшая. Шевеля мохнатыми бровями, монументальный Вальтер стоит на пьедестале, на который вызываются великие люди Китая. Кто эти великие? Блогеры, инстаграмщики, телеграмщики-фейсбучники, мальчишки и девчонки в опереточных нарядах. Их встречают овациями. Быть блогером в Китае — благодарное дело, заведи страничку, и хотя бы миллиона два-три на нее заглянут от нечего делать. Но и часовщиком быть неплохо.

Пока Вальтер фон Кенэл стоял и смотрел на этих испорченных детей, я думал, что точно так же, когда он начинал продавать Longines в Китае, он стоял и смотрел на партийных начальников. Были секретари обкома, стали короли "Ютьюба". А Вальтер и Longines — по-прежнему на месте.

В рамках дружбы гулливеров и лилипутов, Китая и Швейцарии, он привез в Пекин подарок. Выставку к 185-летию Longines разрешили (хоть и всего на два дня) расположить в храме Таймяо (тут я спрошу, понимает ли читатель, чего стоит привезти на край света выставку на два дня?). Большую, полноценную выставку, которая много чего напомнила всем побывавшим в фабричном музее в Сент-Имье. Здесь был и конь, рассказывавший о скачках, и хронометры, которые отмечали победы на соревнованиях, и макет аэроплана Spirit of St. Louis, который перенес лонжиновские часы через Атлантику на руке Чарльза Линдберга. Но история есть история, а для праздника была припасена новая серия часов, названная Record.

Как и полагается, она вышла в четырех размерах — от миниатюрных 26 мм и 30 мм до более крупных, но не вызывающих 38,5 мм и 40 мм. Шесть моделей мужских и семь женских: классические "трехстрелочники" с датой, в стальном корпусе, на браслете или кожаном ремешке. Две женские модели — с бриллиантами. Record представили весной в Базеле, и это юбилейная линия, линия-подарок. К 185-летию марки Swatch Group поделилась своим стратегическим резервом — кремниевым спуском. Группа была пионером разработки кремниевых узлов в Швейцарии, внедрение началось с самой дорогой ее марки Breguet, и вот теперь кремниевая пружина баланса украсила механизм Longines. Это первый среди механизмов марки калибр, получивший сертификат Швейцарского бюро сертификации хронометров — COSC.

Итак, новый Record, поставленный маркой, которая существует уже 185 лет. Легко ставить рекорды, когда ты никуда не спешишь и ни с кем давно не соревнуешься.

Алексей Тарханов


185-летняя история Longines рассказывает о путешествиях, как этот морской хронометр

Longines Record

Хронографы Longines измеряли время самых важных соревнований столетия

Longines Record

Вальтер фон Кенэл с новым поколением верных носителей часов (юная посланница Longines китайская актриса Чжао Лиин)

На два дня храм предков императора Таймяо, он же Пекинский дворец культуры трудящихся, стал музеем Longines

Не один рекорд был поставлен с часами Longines

Longines Record

Комментировать

Наглядно

все спецпроекты

актуальные темы

все темы
все проекты

обсуждение