Коротко


Подробно

6

Время по Хойеру

TAG Heuer вошел в высшую аукционную лигу

11 ноября в Женеве в зале отеля La Reserve Орель Бакс и аукционный дом Phillips вместе с Bacs & Russo провел монографическую выставку-продажу Heuer Parade. На ней были представлены часы из частных коллекций — 42 экземпляра, созданные в то время, когда TAG Heuer был еще просто Heuer, а семейной компанией руководил Джек Хойер, часовщик, предприниматель, гонщик, лыжник, дизайнер — живая легенда Швейцарии.

Накануне продажи Джек (так все называют этого знакомого всем немолодого человека) отпраздновал в зале свое 85-летие — огромный торт с его инициалами под "Happy Birthday to You" внесла команда нынешнего TAG Heuer во главе с монументальным Ги Семоном. Он подарил Джеку сделанные в его честь часы TAG Heuer Autavia. Другой экземпляр юбилейной модели был передан Phillips для продажи в тот же вечер в пользу благотворительной организации Save the Children.

Когда за продажу берется Орель Бакс, ждешь чудес. Недаром в Нью-Йорке из-под его молотка хронограф Rolex Cosmograph Daytona, принадлежавший Пол Ньюману, ушел за $17,8 млн, став самыми дорогими наручными часами в мире, когда-либо проданными на аукционе.

"Rolex у вас превзошел даже Patek Philippe! Что вы сделаете с TAG Heuer?" — спросили мы Бакса.

"Позвольте мне вас поправить,— ответил он нам.— Не думаю, что здесь корректно говорить, кто кого превзошел. Герой продажи — Пол Ньюман. Он получил в подарок от жены Rolex Cosmograph Daytona, а мог бы получить Omega Seamaster, Breitling Navitaimer или, например, Heuer. Мне не нужно колдовать над TAG Heuer. Это и без меня великолепная марка. Но о ней нужно говорить. Невозможно желать того, чего ты не знаешь".

Действительно, у Rolex был Пол Ньюман, у TAG Heuer — Джо Сифферт и, конечно, Стив Маккуин. С его легкой руки Monaco стала культовой моделью часов. Но столь же известны и популярны, как и Monaco, Autavia, Carrera, Mareograph. Они приехали в Женеву из собрания двух страстных любителей марки Ричарда Кроствейта и Пола Гавена.

Все лоты напоминали о том значении, которое имела марка для развития часового искусства. Таковы были, например, модели, помеченные словом Chronomatic, объединившим два доселе разных понятия: автоматические часы и хронограф. Эти модели Heuer вместе с другими швейцарскими брендами — Breitling, Hamilton, Buren и Dubois-Depraz — создали путем наложения хронографического модуля на плоский механизм с автоподзаводом. Ранние модели узнаются по тому, что заводная головка у них расположена слева, а кнопки хронографа — справа.

Одна из таких моделей Carrera A&F Chronomatic быстро достигла стоимости в 30 тыс. швейцарских франков (CHF) при эстимейте в 15-25. Это был второй лот, первый ушел за 24 тыс.; начало было положено.

Третий лот, модель Autavia Big Sub (первый образец такого хронометра, созданного Джеком Хойером), был рассчитан на рекорд. Его готовились продать за 80-120 тыс. CHF. Верхний предел достигнут не был, но часы все равно ушли за рекордные для TAG Heuer 110 тыс. Чуть более поздний экземпляр Autavia Big Sub (лот N5) был продан за 70 тыс. при ожидании в 50-80.

Черный Monaco Dark Lord стал шестым лотом. Выпущенный в 1975 году, он уже относится к эпохе, когда заводную головку перенесли направо и она заняла место между кнопками хронографа. Эти часы с черным циферблатом в стальном корпусе с черным PVD были проданы за 42 тыс. (эстимейт — 35-50).

Зал был полон, плотно заполнена была и брокерская панель, где торговались по телефонам. Сыграло свою роль желание и заполучить исторический хойеровский хронограф (за скорее всего "нормальные" деньги, да еще и проданный в присутствии Джека Хойера, да еще и вошедший в прекрасный каталог, изданный Phillips вместе с Пуччи Папалео), и взять его из рук артистически ведущего продажи Ореля Бакса, который то и дело подначивал клиентов, перефразируя рекламный слоган Don't Crack Under Pressure. Это уже не просто аукцион, а настоящий арт-перформанс.

Бакс иногда признавался в собственных пристрастиях и тогда уж сражался до последнего франка. Такова была история с Carrera Indianapolis Speedway (лот N11) c логотипом автогонки в нижней части черного циферблата. При оценке в 20-30 тыс. торг был начат с 12 и дошел до 26 тыс., хотя и застопорился на 19. Баксу пришлось обиженно промолвить верной покупательнице: "Ну скажите же "двадцать"". Та послушалась, сказала, и затруднение было пройдено. Надежды на 30 тыс. не оправдались, но 20 удалось перейти с лихвой.

Были лоты, которые продавались за обещанные 5, 6 или 20 тыс. без сюрпризов, но были и те, за которые Бакс вырывал победу в борьбе с вдруг затормозившим залом. Так было с лотом N13 Carrera 1st Execution. Торг, начавшийся с 4 тыс., шел ни шатко ни валко, по 500. Но когда Бакс дотянул ставку до 10 тыс., шаг убыстрился, и часы были проданы за 16 тыс., а это выше верхней границы эстимейта.

Не так важна оказалась разница в материалах — золотые Carrera 1972 года (лот N15) ушли за 18 тыс., а их соседи, стальные пестрые Autavia Exotic, выполнили свою задачу и достигли верхнего предела эстимейта в 25 тыс.

С восторгом была принята серия часов, которые производились для любителей парусного спорта, хронографов с обратным отсчетом для яхтенного старта — в Европе они продавались под маркой Mareograph. В этом разделе торг начался с лота N16 Carrera Yachting 1966 года, максимум которому был назначен в 18 тыс. Однако Орель Бакс, начав с 10 тыс., довольно быстро добрался до 43, спокойно сделал паузу ("Ну хорошо, я подожду, слишком редкие часы") и вырвал-таки у зала 47 тыс. Регатные модели уходили примерно за 20-30 тыс., причем они вовсе не обязательно были подписаны Heuer, часто на циферблате стоял логотип ритейлера вроде Abercrombie & Fitch.

Особым разделом аукциона стали военные часы. Очень хорошо продался лот N22, торг за который начался с 3 тыс. и закончился 25. Возможно, потому, что это был один из десяти экземпляров часов, заказанных Народными вооруженными силами освобождения Анголы и носимых, разумеется, не бойцами, а командирами, проводившими время не на войне, а в Женеве на мирных переговорах. Лотом N23 стали Carrera LuM-Fae Belgian — часы, сделанные уже для летчиков бельгийских ВВС, воевавших в Конго против повстанцев, они ушли за 24 тыс. С Carrera Heuer на руке летали не только бельгийские, но и иорданские пилоты. Часы, созданные для ВВС Иордании в 1971 году (хронограф с одним 45-минутным счетчиком и датой Carrera Jordanian, лот N24), ушли за 18 тыс. при оценке 8-12.

Специальностью марки были в основном хронографы. Из других усложнений присутствовал второй часовой пояс. Эта функция есть в часах Autavia GMT (лот N25), проданных за 22 тыс. при оценке 8-12. Календарь с днем и месяцем в окошечках и датой по кругу циферблата Carrera Dato 12 ушел за 14 тыс.— на 2 тыс. выше верхней границы эстимейта. А вот первое издание хронографа с GMT (лот N28) буквально оторвали с руками за 60 тыс. (при намеченных 50-80).

И снова стоит упомянуть мастерство ведения аукциона. C первых же лотов продажи превзошли нижние эстимейты. "Умники, умницы,— похваливал Орель Бакс.— It's Now or Never". Он искушал, поддразнивал, шутил, переходил с английского на итальянский, с французского на немецкий. Правда, пока еще не на китайский, но, похоже, это дело наживное. Азиатские брокеры, а их было очень много, общий язык с ним и так нашли — не один и не два лота ушли в Поднебесную. Не звучало и русских слов, хотя панно цен честно транслировало, кроме долларов, франков, евро и иен, миллионные цифры в рублях. Весь вечер Бакс сохранял не только азарт, но и осторожность. Как правило, он начинал торг ниже, а иногда даже много ниже эстимейта, но потом точно укладывал результат в ожидаемую вилку цен.

Итог аукциона оказался отличным. Были проданы все лоты, а общая выручка достигла 1,1 млн CHF. О напряженности торгов свидетельствовало и то, что, хотя на них присутствовали преимущественно коллекционеры TAG Heuer, 42 лота ушли к 33 разным людям. Аукцион завершился благотворительной продажей предоставленной TAG Heuer модели Autavia Jack Heuer N1/1932. Орель Бакс специально вызвал на сцену сидевшего в зале Джека Хойера и предоставил ему честь нанести молотком последний удар Heuer Parade. Фонд Save the Children получил 37,5 тыс. CHF.

Это важный момент для Phillips вместе с Bacs & Russo, и тем более важный для бренда TAG Heuer, который наконец заслуженно стал объектом монографической продажи. С этого момента историческая ценность его часов соответствует их коммерческой стоимости. Продажа зафиксировала новые цены на наследие TAG Heuer — если раньше они измерялись в тысячах, то теперь они перешли в разряд десятков тысяч и даже превысили символическую цифру в сто. Такое событие любая часовая марка может смело записать в свои вечные календари.

Алексей Тарханов, Сабина Челнокова


__Лот 3. Heuer Ref. 2446M Autavia "Big Sub". 110 тыс. CHF (эстимейт 80-120 тыс. CHF)

__Лот 34. Heuer Autavia "All Lume". 37 тыс. CHF (эстимейт 35-50 тыс. CHF)

__Лот 16. Heuer Carrera "Yachting". 47 тыс. CHF (эстимейт 12-18 тыс. CHF)

__Лот 2. Heuer Carrera, "Abercrombie & Fitch" Chronomatic. 30 тыс. CHF (эстимейт 15-25 тыс. CHF)

__Лот 6. Heuer Monaco "Dark Lord". 42 тыс. CHF (эстимейт 35-50 тыс. CHF)

__Марка TAG Heuer преподнесла своему почетному президенту именинный пирог и посвященные ему часы Heuer — Autavia

У наших часов есть имена

Джек Хойер — наследник владельцев и основателей компании Heuer. В период кварцевого кризиса он вынужден был покинуть свой дом-мануфактуру. Но затем началась новая история Джека в компании, ставшей к тому времени TAG Heuer.

Читать далее

Материалы по теме:

Комментировать

Наглядно

все спецпроекты

актуальные темы

все темы
все проекты

обсуждение