Коротко


Подробно

2

Фото: предоставлено Vacheron Constantin

Важна не цена, а ее справедливость

Луи Ферла, Vacheron Constantin

Француз Луи Ферла в этом году занял пост генерального директора Vacheron Constantin. Он учился экономике в Лионе и на Тайване, работал в Азии, на Ближнем Востоке и, конечно, в Европе. В группе Richemont Луи Ферла с 2001 года. Он работал и в Alfred Dunhill, и в Cartier, а потом руководил продажами и маркетингом в Vacheron Constantin. Свое первое интервью российской прессе он дал "Стиль. Часы".

— Vacheron Constantin награждена в Женеве за астрономические часы Celestia. Думаю, вы рады, что ваша работа началась с такого триумфа.

— Я счастлив! Celestia объединяют все наши бесчисленные умения: технику, артистизм, желание расширить границы возможного. Но это все-таки исключение, таких часов не будет много, а моя задача — показать Vacheron Constantin самому широкому кругу клиентов.

— Для них вы только что представили в Париже новую коллекцию Historiques. Это повторение пройденного перед новым броском Vacheron Constantin вперед?

— Прежде всего это возможность рассказать о нашей истории, нашем наследстве. Возьмем, к примеру, Historiques American. Есть две версии происхождения этих асимметричных часов: кто-то говорит, что их заказал водитель, который хотел знать точное время, находясь за рулем, а кто-то рассказывает о священнике, который не хотел задирать рукава сутаны, чтобы узнавать время во время службы. Мы взяли модели 1940-x годов и немного модернизировали их. Сейчас мы предлагаем нашим клиентам два варианта часов — в золотом и стальном корпусах. Обе модели будут производиться ограниченными сериями, я думаю, не более 100 экземпляров в год.

— Вы не хотите увеличивать количество часов на руках?

— Знаете, мы ведь дом настоящих знатоков своего дела. У нас довольно скромный объем производства — мы не делаем больше 1 тыс. часов в год. Мы небольшая марка, производим в три раза меньше, чем Patek Philippe. А наши клиенты — это люди, которые разбираются в часах, и они приходят в Vacheron Constantin, чтобы купить особенные часы.

— И вы готовы им в этом помочь и предложить то, что им нужно? Или это они вам говорят, чего бы им хотелось?

— Так тоже бывает. Некоторые наши клиенты приходят к нам и говорят, чего они хотят. Я думаю, вы слышали о часах 57260 — самых сложных в мире. Их заказал нам один коллекционер, и мы вместе с ним работали над ними восемь лет. Мы намерены создавать порядка 30 уникальных часов в год. Но вместе с тем мы не можем забывать и о тех, кто хочет получить удовольствие от часов поскорее, здесь и сейчас, и не хочет ждать.

— У вас была коллекция Quai de l'Ile, которую можно было менять по желанию клиентов.

— Мы делаем даже больше в нашей службе "часового индпошива", в департаменте кабинотье. Клиент приходит к нам, и мы с чистого листа начинаем создавать часы. Кроме инженеров и часовщиков на нашей мануфактуре есть и художники. И мы намерены развивать это направление, но теперь мы станем более эксклюзивными: вместо двух-трех коллекций в год мы будем выпускать всего одну. Наша цель — совмещать в наших моделях техническое и художественное направления так, чтобы мы могли предложить нашим клиентам как можно более ценные вещи.

— Главная тенденция этого года — делать менее сложные и более доступные часы. Вы идете по совершенно другому пути.

— Да, конечно. Не думаю, что тот путь, по которому сейчас пошли многие, это наш путь. Хотя бы потому, что наши кабинотье выполняют заказы на эксклюзивные часы. То же самое касается и нашего отдела художественных ремесел. Да, у нас не все часы из драгоценных металлов, есть часы из стали, но это не отдельные коллекции, это скорее дополнение к нашему модельному ряду.

— Сколько стоят самые дешевые из ваших часов?

— Сегодня самые дешевые часы Vacheron стоят €15 тыс. Но разве это дешево? Это, знаете ли, очень большие деньги. Лет десять назад мы думали о том, чтобы понизить этот порог до €10-11 тыс. Но мы делаем и часы за €100 тыс. Поэтому мне кажется, в нашем деле важна не сама цена, а ее справедливость. Какая бы ни была цена, мы должны суметь объяснить клиенту, почему эти часы столько стоят. Ожидания клиентов от моделей за €12 тыс. и за €100 тыс. совсем разные. И нам просто не стоит сосредотачиваться на том, начиная с какой суммы можно будет приобрести наши часы. Это совсем не главное для Vacheron Constantin. Наша забота — это качество часов.

— Собираетесь ли вы создавать женские коллекции?

— Мы думаем, стоит ли запускать женскую коллекцию, изучаем эту возможность. У нас ведь уже были женские часы. А некоторые наши модели носят как мужчины, так и женщины. Но коллекции, созданные специально для женщин, потребуют значительных изменений в нашей привычной технике создания часов. Ведь женские модели сильно отличаются по размеру от мужских. И они могут быть как механическими, так и кварцевыми. В будущем все возможно, но это не самое ближайшее будущее.

Беседовали Алексей Тарханов и Кирилл Сарханянц


__Vacheron Constantin Historiques Triple Calendrier 1948

Наши клиенты приходят в Vacheron Constantin, чтобы купить особенные часы

Комментировать

Наглядно

все спецпроекты

актуальные темы

все темы
все проекты

обсуждение