Коротко


Подробно

2

Фото: Дмитрий Азаров / Коммерсантъ   |  купить фото

Из любого тупика всегда есть выдох

Президенты России, Турции, Ирана и Сирии должны успокоиться и начать договариваться заново

22 ноября в сочинском санатории «Русь» прошла трехсторонняя встреча президентов России, Ирана и Турции. Начиналась она как во всех отношениях историческая и триумфальная, а как закончилась — сообщает специальный корреспондент “Ъ” Андрей Колесников из самого сердца «Руси».


В этот день Сочи впервые, по-моему, после Олимпиады-2014 стал наконец похож на место, где и в самом деле происходит что-то существенное. Центр событий переместился из Бочарова Ручья в санаторий «Русь». Здесь, в санатории, в тиши корпусов, кабинетов и палат, окруженные заботой персонала встречались президенты Турции, Ирана и России. Трое победителей, а строго говоря, побеждающих, встретились в Сочи для послевоенного обустройства мира.

И это не казалось преувеличением. Один за другим они входили в Ротонду, где должны были начаться переговоры: союзники, у каждого из которых был свой интерес, но все-таки именно сегодня не это было главным (впрочем, и не второстепенным), а то, что они выиграли эту войну, хотя разве много было таких, кто в это верил в самом ее начале (и уж тем более в середине)?

Что-то мне все это очень уж напоминало.

— Благодаря усилиям России, Турции и Ирана,— Владимир Путин говорил первым из них,— удалось предотвратить распад Сирии, предотвратить ее разделение, удалось избавить ее от террористов… Хочу отдельно отметить особую роль лично президентов Турции и Ирана. Без них не получилось бы ничего из задуманного…

Господин Путин был пока великодушен.

— Теперь,— продолжил он,— приняты и реализуются судьбоносные для Сирии решения! Есть возможность приступить к политическому урегулированию… с финализацией в рамках Женевского процесса.

Интересно: он ни разу ни слова не произнес о роли США и коалиции, которую те возглавляют: видимо потому, что считал эту роль ничтожной так же, как считали ничтожной еще некоторое время назад роль России в Сирии сами Соединенные Штаты…

Надо, говорил российский президент, «закрепить достигнутые изменения в Сирии, запустить масштабный диалог в этой стране…».

— Именно на это,— добавил он,— нацелен созыв Конгресса сирийского национального диалога в Сочи.

Каждое его слово очень внимательно слушал Реджеп Тайип Эрдоган, Хасан Роухани, казалось, был несколько рассеян, но видели бы вы эти побелевшие пальцы, мертво держащие столешницу…

На самом деле напряжение было сильнейшим, и любое слово каждого из этих трех людей имело огромное значение — прежде всего для них самих.

И то, что Владимир Путин, организуя Конгресс сирийского национального диалога в России, не согласился с Реджепом Тайипом Эрдоганом изолировать при этом сирийских курдов и в который раз говорил теперь о том, что этот диалог все ближе (по данным “Ъ”, состоится 2 декабря), не может оставить равнодушным к идее диалога турецкого президента. Наоборот, в том, как он пройдет, никто, кажется, не заинтересован так, как президент Турции.

— Рассчитываю, что Россия, Иран и Турция сделают все, чтобы эта работа (по определению судьбы Сирии самими сирийцами, то есть не американцами.— А. К.) была максимально продуктивной…— говорил Владимир Путин.— Можно подумать и о проблеме комплексного возрождения Сирии!..

И опять — ни слова о США. Ну вообще ни слова.

Зато их все время имел в виду президент Ирана.

— Во имя Аллаха милосердного! — воскликнул Хасан Роухани.— Три страны, подчеркивая целостность и суверенитет Сирии, обязались тесно сотрудничать для мира и стабильности в этой стране!.. Но мы не можем позволить иностранное вмешательство, прежде всего с помощью поставок оружия и прямой поддержки боевиков для раздувания пламени терроризма! Но главные основы ИГ (запрещено в РФ.— “Ъ”) все равно разрушены, в том числе благодаря смелости сирийского народа, смелости добровольцев, которые разрушили дьявольские сети террористов и погасили пламя зла!.. Некоторые державы претендуют на идею народовластия и прав человека и не отказываются при этом от идеи использования террористов!

Я вдруг понял, что мне все это напоминает. Ну, конечно, Ялтинская конференция. Вот они, три победителя, претендующие на послевоенный передел мира. И враг, который был разбит, далеко не только ИГ. Нет, их переполняет торжество по поводу того, что разгромлены и амбиции Соединенных Штатов и, может быть, разгромлены вообще впервые, но теперь-то уж понятно, что не в последний раз…

Да, Ялтинская конференция.

Ну хорошо, Сочинская.

— Народ Сирии,— продолжал президент Ирана,— больше шести лет борется с терроризмом, который питается оружием и разведданными иностранных государств… А Иран был первой страной, которая ответила на призыв народа Сирии предотвратить то, что мы видим теперь в Афганистане и Ираке! И нет никакого повода присутствия иностранных сил в Сирии без легитимного приглашения руководства Сирии!..

Президент Ирана закончил. Ему было непросто: за все время своего выступления он ни на мгновение не опустил высоко поднятой головы, при этом читал свою речь по бумажке, так что время от времени опускал глаза — так, что они казались совершенно закрытыми… Но ни разу он не опустил, повторяю, своей гордо поднятой бор… головы… Он не мог по другому говорить о таких принципиальных вещах.

Владимир Путин дал слово президенту Турции, про которого сказал, что его «страна испытала особенную нагрузку в связи с наплывом сотен тысяч, миллионов беженцев из Сирии».

Президент Турции казался спокойным больше остальных и рассказал только, как думает, что на этом саммите Турция, Иран и Россия примут «критические решения».

Теперь оставалось подождать их заявлений для прессы. Через некоторое время президенты Турции и Ирана появились перед нами.

Разговор, таким образом, не был долгим. Владимир Путин сообщил, что его коллеги полностью поддержали инициативу о созыве Конгресса сирийского национального диалога и что на нем будут представлены все: «Внутренняя и внешняя оппозиция, все религиозные группы».

Конгресс должен разработать принципы новой конституции Сирии, на основании которой пройдут новые выборы «при поддержке ООН».

Все тут шло очень гладко. Даже слишком.

— Судьбу Сирии,— говорил российский президент,— должны определять как сторонники действующей власти, так и оппозиции…

Когда Владимир Путин закончил, Хасан Роухани сделал знак Реджепу Эрдогану: пожалуйста, выступайте. Но тот отрицательно покачал головой: нет, он хотел, чтобы его слово стало последним.

Хасан Роухани повторил примерно то, о чем уже говорил: что те, кто поддерживал ИГ, теперь получают то, что и должны были: ИГ угрожает и убивает их собственных граждан.

— Основная наша цель,— сказал иранский президент,— формирование Конгресса национального диалога.

— Мы изложили свои позиции, и все три страны высказались в пользу проведения диалога,— добавил президент Ирана.— Скоро встретятся министры иностранных дел и руководители наших спецслужб — чтобы обеспечить безопасность конференции!..

Затем наконец высказался и Реджеп Эрдоган, сидевший неприлично мрачным за столом на сцене — примерно такой же, как и после недельной давности встречи с Владимиром Путиным.

И тут все встало на свои места.

— Я хочу отметить,— произнес Реджеп Эрдоган, что наши заявления сегодня являются только первым шагом. И самым большим нашим желанием является то, чтобы шаги были продолжены.

Тут уже, кажется, содержался какой-то нехороший намек. И сразу выяснилось, что Реджеп Эрдоган не намерен ни на что никому намекать. Он в состоянии был сказать все, что хотел, простыми и ясными словами.

— Никто не должен ожидать, что мы окажемся на этой конференции под одной крышей с людьми, которые покушаются на национальную безопасность Турции,— сообщил господин Эрдоган.

Он, конечно, открыто говорил сейчас про сирийских курдов и через секунду назвал их «кровавой бандой» (хотя вообще-то в конференции должны участвовать представители не Турции, а все-таки Сирии, хоть и разнообразные):

— Если мы выражаем приверженность территориальной целостности Сирии, мы не можем видеть в качестве легитимного игрока кровавую банду, которая старается разделить страну.

Так все и закончилось. Так все и рухнуло. И нет на самом деле никакой Ялтинской конференции в Сочи. Что пошло не так? Все. Его не удастся уговорить.

Но и их тоже.

Не то что сирийских курдов.

Господина Путина, конечно.

Пока это — тупик, тупиковее которого просто даже и быть не может.

Впрочем, есть мнение, что это все — на первый взгляд. И что цель президента Турции — встретиться с президентом Сирии и договориться с ним о том, что турецкие войска останутся на территории Сирии на границе с Турцией.

А если это получится, то и сирийских курдов Реджепу Тайипу Эрдогану подберут таких, против которых он и возражать не станет.

И в общем, лучше не думать обо всем этом.

Андрей Колесников, Сочи


Материалы по теме:

Комментировать

Наглядно

все спецпроекты

актуальные темы

все темы
все проекты

обсуждение