Коротко

Новости

Подробно

Фото: Михаил Соколов / Коммерсантъ   |  купить фото

Молоко свернулось

В Татарстане завершили передел агрохолдинга «Вамин Татарстан»

Коммерсантъ (Казань) от

В Татарстане закрыто дело о банкротстве в прошлом крупнейшего агрохолдинга «Вамин Татарстан», долги которого перед банками-кредиторами превышали 12,6 млрд руб. Имущество должника удалось продать лишь за 2,7 млрд руб., кредиторы получили около 2 млрд руб. В результате банкротства произошел передел молочного рынка республики: крупнейшие заводы «Вамина» отошли татарстанской группе «Агросила» и удмуртскому «Комос групп». Ранее на диверсификации производства «Вамина» настаивали власти Татарстана, считая, что «такой суперхолдинг реально не имеет права на дальнейшую жизнь». Они через госструктуру за «бесценок» скупили активы «Вамина» и, как отмечают эксперты, перепродали новым инвесторам. По расчетам аналитиков, убытки кредиторов «Вамина» могли достичь 8–9 млрд руб.


Арбитражный суд Татарстана завершил конкурсное производство в отношении ОАО «Вамин Татарстан», которое было признано несостоятельным еще в 2013 году. Согласно материалам суда, в реестр требований кредиторов было включено 12,6 млрд руб., в том числе обеспеченных залогом — 5,2 млрд руб. Вместе с тем за пять лет банкротства на расчетный счет «Вамина» поступило лишь 5,8 млрд руб., из которых только 2 млрд руб. были выплачены в пользу кредиторов. Таким образом, требования кредиторов удовлетворены лишь на 16%.

Напомним, ОАО «Вамин Татарстан» — в прошлом крупнейший агрохолдинг республики. В его состав до ухудшения финансового состояния входило 27 агрофирм, 28 молочных комбинатов, 10 хлебоприемных и зерноперерабатывающих предприятий, рыбное хозяйство, 2 предприятия, осуществляющих ремонт техники и оборудования, автотранспортное предприятие, а также управление торговли, учебный комбинат. Продукция «Вамина» занимала, по экспертным оценкам, примерно 35% молочного рынка Казани. Холдингом владела семья депутата Госсовета Татарстана и экс-сенатора Вагиза Мингазова, который до осени 2011 года был генеральным директором «Вамина».

Банкротство «Вамин Татарстан» инициировал ВТБ, задолженность предприятия перед которым составила 436 млн руб. Также претензии предъявили Россельхозбанк (2,9 млрд руб.), Ак Барс банк (2,7 млрд руб.), Сбербанк (2,05 млрд руб.), Татфондбанк (1,5 млрд руб.) и другие. Фактически ход банкротства контролировало принадлежащее правительству Татарстана АО «Татагролизинг», которое выкупило основные долги банкрота, консолидировав более 8 млрд руб. требований.

При этом выявленного имущества у «Вамина» могло хватить на погашение всех требований кредиторов. Его балансовая стоимость, по данным суда, составила 12,6 млрд руб., а рыночная стоимость была оценена еще выше — почти в 16 млрд руб. Вместе с тем конкурсный управляющий Сергей Кондратьев, на отстранении которого ранее настаивали федеральные банки, смог выручить от реализации имущества лишь 2,7 млрд руб. (в том числе от продажи залогового имущества — 2,1 млрд руб., незалогового — 0,6 млрд руб.). Большую часть активов за 519 млн руб. скупил «Татагролизинг». Первоначально они предлагались за 10,5 млрд руб., но покупателей в ходе торгов не нашлось. От взыскания дебиторской задолженности удалось получить 29 млн руб. Также в конкурсную массу было возвращено имущество, которое ранее отошло в собственность ООО «Казан», принадлежащего родственникам акционеров «Вамина», на сумму 778 млн руб. Помимо этого господину Кондратьеву удалось оспорить шесть сделок «Вамина» на сумму 75 млн руб.

Часть средств (по оценкам „Ъ“, около 2 млрд руб.) на счета должника поступили за счет деятельности заводов холдинга, которыми во время банкротства управляло созданное властями Татарстана УК «Просто молоко», директором которого был назначен первый заместитель руководителя аппарата президента Татарстана и экс-глава агентства «Татмедиа» Марат Муратов. При этом расходы на проведение банкротства «Вамина» оказались значительно выше — 4,7 млрд руб. Выручка УК «Просто молоко» от управления предприятиями «Вамина» в 2016 году достигала 8,96 млрд руб., чистая прибыль — 261 млн руб.

Марат Муратов стал одним из приобретателей бывших активов «Вамина», скупленных «Татагролизингом». Ему перешел сырный завод в Мамадыше. Все своим компании — ООО УК «Просто молоко», ООО ТД «Просто молоко», а также 80% в ООО «Просто молоко агро» — господин Муратов переоформил в собственность своей жены Гульнары Муратовой. 8 ноября он вернулся на службу в аппарат президента Татарстана.

Самые крупные активы «Вамина» были перепроданы «Татагролизингом» другим крупным агрохолдингам. Так Казанский молочный комбинат выкупило ООО «Комос групп» из Удмуртии, которое заявляло о планах инвестировать в предприятие 1,5 млрд руб. Завод в Набережных Челнах был продан группе «Агросила», контролируемой семьей гендиректора АО «Сетевая компания» Ильшата Фардиева. Суммы сделок власти республики не раскрывают. Однако, по мнению экспертов, только Набрежночелнинский комбинат мог стоить около 1 млрд руб.

В ходе конкурсного производства оборудование Буинского маслодельно-молочного комбината «Вамина» выкупило АО «Зеленодольский молочноперерабатывающий комбинат». Некоторые бывшие активы «Вамина» (Балтасинский и Арский молокозаводы) были переданы ООО «Арча», которым владеют дети Вагиза Мингазова — Минтимер Мингазов и Фарида Фазлиева. Самого господина Мингазова кредиторы требовали привлечь к субсидиарной ответственности по делу «Вамина» на 10,6 млрд руб., однако суд отклонил это ходатайство. Год назад господин Мингазов был признан банкротом как физическое лицо. Его дело закрыли в июле этого года. С депутата удалось взыскать лишь 52 тыс. руб. и €1 при общих долгах в 9 млрд руб.

Диверсификация производства «Вамина» соответствовала планам правительства Татарстана. Еще до начала банкротства АО вице-премьер, министр сельского хозяйства и продовольствия Татарстана Марат Ахметов заявлял, что «такой суперхолдинг» как «Вамин Татарстан» «не имеет права на дальнейшую жизнь» (см. „Ъ“ от 4 октября 2012 года), поскольку компания является плохо управляемой из-за своей величины. «Кто бы ни стал собственником, должны появиться минимум три таких холдинга»,— говорил министр.

Аналитик «Алор Брокер» Алексей Антонов считает, что банкротство «Вамина» «означает перераспределение активов, и, к сожалению, временное снижение потребления молочных продуктов в регионе»: «Рушатся логистические цепочки, снижается объем производства, могут вырасти на 2–3% цены». В то же время он отмечает, что власти Татарстана выиграли от банкротства, поскольку «Татагролизинг» «купил активы „Вамина“ за бесценок»: «Думаю, что реальная рыночная цена этих заводов в совокупности приближается к 5–6 млрд руб.». При этом эксперт считает, что убытки «кредиторов могли составить внушительную сумму в 8–9 млрд руб.», поскольку из 12,6 млрд руб. требований было погашено 2 млрд руб. «плюс, наверное, еще какая-то часть была получена в виде залогов, предположим, 2–3 млрд руб. В тоже время он отмечает, что 2016 году в 67% случаев банкротств кредиторы «вообще получили ноль рублей». «Банкротство в России является процедурой, при которой за ошибку собственника платят кредиторы и сектор, в котором он работает»,— заключает господин Антонов.

Кирилл Антонов


Комментарии

Рекомендуем

наглядно

обсуждение

Профиль пользователя