Коротко

Новости

Подробно

2

Фото: Александр Щербак / Коммерсантъ   |  купить фото

Лекарство от давления

тенденция

"Петербургский диалог". Приложение от , стр. 9

Американское санкционное давление становится настоящей агрессией не только против российской, но и против европейской экономики. Что можно этому противопоставить, рассказывает заместитель директора Института Европы РАН Владислав Белов.


С весны 2014 года российско-германское экономическое сотрудничество развивается в условиях жесткого санкционного давления со стороны Евросоюза и США. С точки зрения западных партнеров, решения о применении экономических санкций в момент принятия представлялись наиболее эффективным инструментом влияния на руководство России. Последующие годы показали ошибочность такого подхода. Основные потери, особенно от секторальных и финансовых санкций, понес малый и средний бизнес.

Тем не менее ЕС, несмотря на рост протестных настроений среди своих членов, с завидным упорством продлевает и, по всей видимости, далее будет продлевать санкции. Аналогично ведет себя и российская сторона в отношении своих ответных мер, не торопясь отменять или смягчать существующие запреты, особенно в аграрном секторе.

Отечественный и немецкий/европейский бизнес в целом приспособился к действующим ограничениям. Несмотря на риторику, внешнеэкономического разворота России в сторону азиатско-тихоокеанских партнеров не произошло. За последние два с половиной года взаимные прямые капиталовложения компаний РФ и ФРГ выросли. С ростом нефтяных цен и оживлением российской экономики существенно вырос внешнеторговый оборот, стало постепенно восстанавливаться доверие.

В этих условиях относительно неожиданным стало принятие в США в августе закона "О противодействии противникам Америки..." (Countering America`s Adversaries Through Sanctions Act), предусматривающего далеко идущие карательные меры не только для американских, но и европейских субъектов, сотрудничающих с запрещенными российскими секторами, частными и юридическими лицами. Обоснованием стали "нарушение территориальной целостности Украины, дерзкие кибератаки и вмешательство в президентские выборы в США, а также продолжающаяся агрессия в Сирии". Россия оказалась в списке с Северной Кореей, Ираном и международными террористами и названа "врагом" Соединенных Штатов. Наказание может применяться к любым контрагентам компании из санкционного списка, заключившим с ней существенную сделку. В частности, меры могут быть введены в отношении любых компаний, которые вовлечены в обслуживание, модернизацию или ремонт российских экспортных нефте- и газопроводов, в том числе обслуживающих европейские страны. Объем капиталовложений в такие проекты не должен превышать $1 млн единовременно, а в сумме — не более $5 млн в течение года. По экспертным оценкам, у России 90 экспортных трубопроводов, поставляющих углеводородное сырье в 13 стран мира, 5 из которых являются членами ЕС. Из них: три нефтепровода и три газопровода с долевым участием западноевропейцев или американцев. Закон вводит ограничения на передачу РФ американских технологий по разведке и добыче нефти на больших глубинах, арктическом шельфе и в сланцевых месторождениях. Они касаются российских компаний с долей государства от 33%. Кроме того, в санкционные списки могут быть включены принадлежащие России предприятия железнодорожной, транспортной, металлургической отраслей. Ужесточается действующий режим финансовых санкций — максимальный срок финансирования российских банков сокращается до 14 дней, компаний нефтегазового сектора — до 60 дней.

Единственный конкретно названный в законе проект — "Северный поток-2", который якобы оказывает "вредное влияние на энергетическую безопасность ЕС, развитие газового рынка в Центральной и Восточной Европе, а также энергореформы на Украине". Ограничения также могут затронуть критически важные для ЕС проекты, как, например, "Балтийский сжиженный природный газ".

Несмотря на ссылки на трансатлантическое партнерство и необходимость согласовывать свои действия с европейскими союзниками, их позиция в ходе обсуждения законопроекта практически не была принята во внимание. Впервые санкции затрагивают "священную корову" российско-европейских отношений — добычу и поставки газа. Может пострадать вся трубопроводная инфраструктура РФ — вместе с ней в зоне существенных рисков оказывается отечественный экспорт углеводородов. Политическая подоплека не скрывает очевидные геоэкономические цели США — постепенное вытеснение российских компаний с европейского рынка и завоевание их сегментов и долей. Это не только ухудшает конкурентоспособность хозяйственно-политического пространства ЕС, но и существенно снижает уровень его энергетической безопасности. В отличие от санкций 2014 года, новые американские вносят существенный элемент непредсказуемости в поведение экономических субъектов. Санкции будут накладываться не автоматически, а по решению президента. Определять, является ли сделка существенной, каждый раз будет Государственный департамент. Рост неопределенности (не известно, как, когда и против кого могут применяться те или иные санкции) и связанные с этим риски вновь отталкивают европейский малый и средний бизнес от российского рынка.

К сожалению, в течение 2017 года американская внешняя политика стала частью внутренней: принят закон, который тактически направлен против нынешнего американского президента, а стратегически — на обеспечение геополитических интересов нефте- и газодобывающих компаний США в Европе. Американские политики прекрасно понимают, что он не окажет никакого влияния на поведение высшей российской власти. Самое неприятное: закон вряд ли будет отменен в ближайшие годы. Это особенность американской законодательной практики. Например, известная поправка Джексона--Вэника об ограничении на торговлю между США и СССР, принятая в 1974 году, была отменена спустя 38 лет.

Случайным образом или нет, но параллельно с санкциями США Еврокомиссия под нажимом ряда стран--членов ЕС (чья аргументация близка к американской) решила взять под контроль реализацию международного коммерческого проекта "Северный поток-2". Фактически речь идет о его отмене. Но по мнению большинства экспертов, он все-таки будет реализован, при этом, возможно, возрастут издержки и сдвинутся сроки. Важным фактором остается поддержка проекта со стороны официальных властей Германии и Австрии.

Итак, в 2018 год российско-германские отношения вступают в новых неблагоприятных условиях. К действующим с 2014 года санкциям Евросоюза добавляется жесткий санкционный режим США с труднопредсказуемыми последствиями для ведущих отраслей экономики России и ее хозяйственной кооперации с европейскими странами. Постепенное смягчение и даже отмена санкций ЕС в среднесрочной перспективе не смогут изменить ситуацию. Частично риски могут быть компенсированы через сотрудничество с Китаем, но особых успехов здесь вряд ли можно достичь.

Как и в прежние годы остается надеется на собственные силы, а именно на продолжение непростых процессов дебюрократизации отечественной экономики, борьбу с коррупцией, усиление судебно-правовой защищенности экономических игроков и разумную государственную поддержку малого и среднего бизнеса (без которого не может быть достигнуто новое качество народнохозяйственного развития), на рост конкуренции между регионами РФ.

На сегодняшний день ясных и понятных рецептов противодействия скрытому протекционизму США пока нет. В этих условиях растет значение различных дву- и многосторонних дискуссионных площадок, в первую очередь организуемых российскими и немецкими партнерами. Например, в третьей декаде ноября текущего года это форум "Петербургский диалог" и Российско-Германский сырьевой форум. Большую активность могли бы проявлять независимые институты поддержки экономического сотрудничества — Восточный комитет немецкой экономики, Германо-Российская внешнеторговая палата, Ассоциация европейского бизнеса, РСПП. Экспертное сообщество вполне способно выдвинуть ряд конструктивных предложений, которые могли бы заинтересовать исполнительные структуры в Евросоюзе и России и побудить их к совместным шагам, направленным на противодействие "американской санкционной агрессии". Среди прочего стоит помнить о том, что, в отличие от санкций в отношении отечественного ВПК, санкции, применяемые к партнерам, по крайней мере в энергетических проектах, должны вводиться США по согласованию с союзниками.

Последние американские санкции ставят осуществление Nord Stream-2 под вопрос

Политическая подоплека не может скрыть очевидные геоэкономические цели США — постепенное вытеснение российских компаний с европейского рынка

Комментарии
Профиль пользователя