Коротко


Подробно

2

Фото: Дмитрий Азаров / Коммерсантъ   |  купить фото

Карабах попытаются подрегулировать

Сергей Лавров отправится с дипломатической миссией в Баку и Ереван

Международный переговорный процесс по урегулированию конфликта вокруг Нагорного Карабаха вновь заметно активизировался. На следующей неделе армянского и азербайджанского коллег посетит глава МИД РФ Сергей Лавров. Накануне перспективы урегулирования обсудили в Москве президенты России и Армении. И там же главы МИДов Армении и Азербайджана встретились с сопредседателями Минской группы. “Ъ” разбирался, какие предложения по урегулированию лежат на столе у переговорщиков.


«Мы не просим, мы требуем»


Министр иностранных дел РФ Сергей Лавров в понедельник направится в Баку, а во вторник в Ереван для встречи со своими коллегами Эльмаром Мамедъяровым и Эдвардом Налбандяном. Помимо двусторонних вопросов предметом обсуждения станет и проблема Нагорного Карабаха. Затем консультации с участием обоих высокопоставленных дипломатов — азербайджанского и армянского — пройдут на полях встречи Совета министров иностранных дел (она состоится в Вене 7–8 декабря).

Накануне переговоры о перспективах урегулирования активизировались в ходе череды встреч на разных уровнях и в разных странах — как по линии Минской группы ОБСЕ по карабахскому урегулированию (этот формат появился еще в 1992 году; в него входят РФ, США и Франция), так и непосредственно при посредничестве Москвы. После октябрьского саммита в Женеве, куда согласились приехать президенты Армении и Азербайджана, их российский коллега Владимир Путин провел с каждым из них отдельные встречи: с Ильхамом Алиевым (Азербайджан) — в Иране, с Сержем Саргсяном (Армения) — на этой неделе в Москве. В обоих случаях пресс-службы подтверждали: обсуждалась в том числе «региональная проблематика» — а значит, Карабах. Также на этой неделе в Москву для переговоров (по отдельности) с сопредседателями Минской группы приехали министры иностранных дел Армении и Азербайджана. «Мы не просим, мы требуем сдвинуть процесс с мертвой точки. С этой позицией я еду на встречу»,— объявил накануне визита в Москву Эльмар Мамедъяров.

Хотя в публичных заявлениях официальные лица говорят о стремлении к урегулированию, неофициально дипломаты, близкие к переговорам, признаются: до мирного соглашения пока однозначно далеко. Пока же стороны продолжают обсуждать ряд рабочих предложений, а также их возможные качественные и временные показатели.

Шесть шагов


Нынешние рабочие предложения — это фактически модернизированная версия Мадридских принципов Минской группы ОБСЕ (согласованных, соответственно, участниками группы в Мадриде в 2007 году). Ранее представитель МИД РФ Мария Захарова поясняла: речь идет «об определенных наработках», а не о «плане, программе, проекте или документе».

Официально Мадридские принципы нигде не публиковались — однако их содержание было раскрыто в ряде утечек в СМИ, а в июле 2009 года — в заявлении сопредседателей группы по итогам встречи в итальянской Аквиле. На основе принципов неприменения силы, уважения к территориальной целостности и к праву на самоопределение сформулированы шесть «элементов».

Во-первых, это возвращение под контроль Азербайджана районов вокруг Нагорного Карабаха. Во-вторых, предоставление Нагорному Карабаху временного статуса, который бы гарантировал безопасность и самоуправление. В-третьих, открытие Лачинского коридора между Арменией и Нагорным Карабахом. В-четвертых, определение в будущем окончательного правового статуса Карабаха на основании юридически обязательного волеизъявления. В-пятых, возвращение беженцев. И в-шестых, ввод миротворцев.

Кроме того, отдельно обсуждаются меры, способствующие укреплению доверия,— такие как отвод снайперов, прекращение огня и обмен военнопленными, увеличение количества наблюдателей ОБСЕ в зоне конфликта (об этом, в частности, речь шла на саммитах в Вене и в Санкт-Петербурге). А также — в развитие основных принципов — возможные дальнейшие шаги, как например, открытие азербайджанской и турецкой границы и снятие с Карабаха экономической и транспортной блокады.

«Наша позиция не изменилась»


О необходимости — и в то же время сложности — реализации каждого из этих предложений говорит тот факт, что попытки урегулирования конфликта предпринимаются практически с самого начала обострения ситуации в 1987 году. Тем не менее стороны по-прежнему спорят, например, о том, должен ли референдум о статусе региона проводиться только в Нагорном Карабахе или во всем Азербайджане? Понятно, что исход плебисцита будет во многом зависеть от выбранного варианта. Еще один сложный вопрос — что должно быть первоочередным: определение окончательного статуса Нагорного Карабаха или возвращение территорий?

Еще в коммюнике 1991 года частично была закреплена идея снятия экономической блокады (документ был подписан по итогам первых переговоров Армении и Азербайджана при посредничестве России и Казахстана, где стороны обозначили меры урегулирования «до конца года»). В том числе было согласовано, что Армения и Азербайджан «обеспечивают в двухнедельный срок нормальное функционирование» железнодорожного, воздушного сообщения и систем связей, а также начинают переговоры по открытию автомобильных дорог. Впрочем, это не было реализовано.

Призывы восстановить экономические связи в регионе повторялись затем не раз — например, в единогласно принятых резолюциях Совбеза ООН 1993 года. Экономический аспект затрагивают и все официально опубликованные предложения Минской группы. Так, первое «пакетное» решение, которое предполагало консенсус по всем вопросам единовременно, было предложено сопредседателями Минской группы еще в 1997 году. Предполагалось вместе с выводом войск открыть автомобильные и железные дороги, линии электропередачи и связи, возобновить торговые отношения.

Однако во втором «поэтапном» плане этого же года, предполагавшем постепенное достижение консенсуса, «программа максимум» была сужена и последний пункт был опущен. Аналогичные предложения содержал и третий план «общего государства» 1998 года (он одновременно предлагал создание свободной экономической зоны на территории Нагорного Карабаха как конфедерации в рамках Азербайджана).

Но ни один из планов не был одобрен сторонами конфликта и не был реализован. «В урегулировании Нагорно-Карабахского конфликта наша позиция не изменилась,— заявил на этой неделе президент Азербайджана Ильхам Алиев.— Этот конфликт должен быть урегулирован в рамках территориальной целостности Азербайджана. Мы никогда не допустим образования второго армянского государства на своей территории».

Предложение «развертывания многонациональной операции ОБСЕ по поддержанию мира» с различными формами сотрудничества также звучало во всех предыдущих официальных предложениях Минской группы. Президент Армении Серж Саргсян заявлял, что на переговорах с участием Азербайджана и России в Казани в 2011 году был готов на введение миротворческих войск. Однако тогда по итогам встречи трех лидеров не удалось ни согласовать эту меру, ни прийти к согласию в целом. Впрочем, тогда решение, казалось, было близко — теперь же переговоры осложняются эскалацией конфликта в апреле 2016 года. «В вопросе урегулирования сложный этап,— признал месяц назад замминистра иностранных дел Армении Шаварш Кочарян.— Напряженная ситуация проявилась во время апрельской войны 2016 года. Все этого не дает повода для оптимизма в процессе урегулирования».

«Карабах — как и курдский и ближневосточный конфликты — в принципе нерешаемый конфликт»,— полагает руководитель научных исследований института «Диалог цивилизаций» Алексей Малашенко. «Мы имеем какие-то общие подходы, по поводу которых можно разговаривать. Но Мадридские принципы предполагают, что придется решить, как быть с Карабахом. А до тех пор пока Азербайджан отказывается признать его независимость, никакое решение невозможно. Армения, в свою очередь, никогда не признает его в составе Азербайджана,— заявил эксперт “Ъ”.— Тем не менее Армения с Азербайджаном будут и впредь в это (переговорный процесс.— “Ъ”) играть, так как это вопрос внутренней консолидации».

Галина Дудина, Алена Акимова, Сергей Строкань


Комментировать

Наглядно

валютный прогноз

обсуждение