Коротко


Подробно

Работники «Торэкса» дошли до Москвы

Почему суд отменил результаты скандальной экспертизы

В скандальном деле вокруг покушения на один из главных саратовских производственных брендов — новый поворот. 7 ноября Двенадцатый арбитражный апелляционный суд постановил приостановить производство по делу о взыскании более миллиарда рублей с ООО «Торэкс» и назначить новую экспертизу. Тем самым результаты предыдущего экспертного заключения, из которого и «выросла» миллиардная сумма, можно автоматически считать недействительными. Смысл произошедшего еще и в том, что та самая предыдущая экспертиза с самого начала вызывала большие сомнения не только с точки зрения объективности, но и здравого смысла. Но с другой стороны, означает ли ее отмена, что «лед тронулся» и полная победа справедливости не за горами?


Ловкость с цифрами


Напомним, в октябре 2015 года некий Салават Мухитдинов решил выйти из состава учредителей «Торэкса», потребовав при этом «свою» долю в 660 миллионов (то есть в три раза большую, чем предусматривалось изначально). Свои «аппетиты» он подтверждал учредительными документами, которые двадцать лет считались утерянными, но неожиданно вдруг обнаружились в городских архивах и у его супруги. Явную поддельность подписей на этих документах (а многие подписи на них вообще отсутствовали) ни следствие, ни правоохранительные органы тогда не взяли в расчет, и продолжают игнорировать по сей день. А интересы Мухитдиновых (после смерти Салавата его дело продолжила его жена Тамара Мухитдинова) тем временем выросли за последний год до миллиарда с лишним. И все это лишь из-за результатов судебно-оценочной экспертизы, проведенной по решению суда пензенским ООО «Бриз» и неожиданно выявившей резкий рост балансовой стоимости «Торэкса». По убеждению эксперта Инны Поповой, отработавшие несколько лет в «Торэксе» станки и компьютерная техника вдруг подорожали в два-три раза; собранные из металлоконструкций и сэндвич-панелей корпуса «трансформировались» в объекты капстроительства со столетним сроком службы, а стоимость производственных площадей, расположенных в Елшанке, вдруг сравнялась с ценой квадратного метра квартир в центре Саратова. Абсурдность ситуации добавлял и тот факт, что на самом деле официальный род деятельности так называемой экспертной организации ООО «Бриз», по данным из открытых источников, заключался в разработке проектов по кондиционированию воздуха, холодильной и санитарной технике и мониторингу загрязнения окружающей среды. Для проведения экспертизы по «Торэксу» компании даже пришлось привлекать эксперта со стороны. «Компания, состоящая из стола, трех стульев и компьютера, не имеет соответствующих специалистов. Директор не знает полные ФИО своих сотрудников, и не в полной мере в курсе, чем каждый из них там занимается. И это при том, что в Саратове имеются экспертные компании, обладающие достаточным опытом. Но суд почему-то выбрал именно „Бриз“, — рассказал создатель „Торэкса“, советник гендиректора Игорь Седов. — Отсюда и все абсурдные цифры в экспертном заключении, взятые с потолка, видимо, по принципу: чем больше тем лучше. Но ведь в „Торэксе“ не просто станки, это производственные линии, которые создавались по нашему техзаданию, и исключительно под наше производство. Они вписаны в наши площади и не могут делать другие изделия. Если стоит линия по изготовлению панелей, то она делает панели именно под наши двери. К этим панелям идет линия по производству профиля коробки, она идет именно под эту панель и никуда больше. Под нее заточена и линия по изготовлению порогов. Продать эти линии по отдельности и поставить где-то в другом месте невозможно. Как эксперт могла в полтора-два раза увеличивать стоимость этого оборудования, в том числе и уже отработавшего свой ресурс, если оно в принципе не может иметь никакую рыночную стоимость, только лишь технологическую ценность».

«Исследование проведено необъективно, не всесторонне и не в полном объеме»


И здесь, пожалуй, самое важное: в ответ на запросы «Торэкса», аналогичную оценку экспертному заключению Поповой дают и ее коллеги. Несоответствие юридическим требованиям, нарушение экспертом норм законодательства и т.д.

«Экспертом не проведено определение «сегмента рынка, к которому принадлежит оцениваемый объект», результатом которого стало использование в расчетах данных об объектах аналогов, не сопоставимых с объектов оценки... Эксперт также вводит в заблуждение пользователей экспертного заключения, нарушая ст.11 135-ФЗ «отчет не должен допускать неоднозначное толкование или вводить в заблуждение», а также п.5 ФСО № 3 «содержание отчета об оценке не должно вводить в заблуждение заказчика оценки и иных заинтересованных лиц (пользователи отчета об оценке), а также не должно допускать неоднозначного толкования полученных результатов» (замечания саморегулируемой организации «Международная палата оценщиков» (Саратов), подписаны гендиректором Андреем Постюшковым).

«На основании проведенного рецензирования можно сделать следующие выводы: выявленные нарушения в проведении судебно-оценочной экспертизы могли повлечь недостоверность выводов. Перечисленные замечания привели к необоснованным и не объективным выводам эксперта» (заключение специалиста регионального экспертного центра «Альтернатива» в Волгограде).

«В заключении эксперта выявлены множественные нарушения... Нарушены требования ст. 8 Федерального закона № 73-ФЗ в части неполноты и невсесторонности проведённого исследования в пределах соответствующей специальности. Нарушены требования п.5 ФСО № 3 в части отсутствия существенной информации... Заключение эксперта по арбитражному делу №А57-1757/2016 от 18.07.2017 не соответствует требованиям Федерального закона от 31.05.2001 № 73- ФЗ „О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации“; не соответствует общепринятой методологии оценки, научной и практической основе, сформированной федеральными стандартами оценки. Исследование проведено необъективно, не всесторонне и не в полном объеме. Заключение эксперта основывается на положениях, не дающих возможность проверить обоснованность и достоверность сделанных выводов на базе общепринятых научных и практических данных. Рыночную стоимость объекта исследования, полученную в рамках рецензируемого экспертного заключения, невозможно признать объективной и достоверной» (из рецензии, утвержденной председателем экспертного совета расположенной в Москве ассоциации «Саморегулируемая организация оценщиков «Экспертный совет» (членом которой является и эксперт Инна Попова) Владимиром Лебединским).

Впрочем, если верить базе решений арбитражных судов (ras.arbitr.ru), заключения эксперта Поповой (которая, к слову, несмотря на регистрацию в Пензе, оказывала и оказывает подобные услуги исключительно Саратовскому областному суду) и прежде кассационным судом разбивались в пух и прах, как необъективные и неверные. Вот и по поводу ООО «Торэкс» арбитражный апелляционный суд был вынужден вынести решение о проведении новой экспертизы. На этот раз ее будут проводить в Саратове.

О чем проговорилась следователь


Теперь, что касается уголовного дела по обвинению в мошенничестве Салавата Мухитдинова (подделка подписей, подложные документы), которое, как известно, несколько раз упорно отменялось и направлялось в суд заново. И в частности, о том, что представителям «Торэкса» упорно не дают знакомиться с его материалам, несмотря даже на указания прокурора области Сергея Филипенко. После неоднократных жалоб 27 октября в ГСУ ГУ МВД по Саратовской области заявили, что якобы отправили почтой в адрес «Торэкса» официальное письмо, все-таки разрешающее ознакомиться с материалам дела. Однако на сегодня этот письмо так и не получено. Представители предприятия обратились к следователю Воробьевой (в очередной раз), которая ведет это дело, поинтересовались, когда можно ознакомиться с делом. Та в ответ: сегодня не могу, дежурю, завтра не могу — в командировку, послезавтра не могу тоже, созвонимся в понедельник. Словом, выходит почти как в фильме: «Приходите завтра». И в «Торэксе» убеждены, что «знакомство» с уголовным делом вполне может не состояться вообще.

«Я записывался неоднократно на прием к начальнику следственного управления Бойко (Бойко А.В., начальник ГСУ ГУ МВД по Саратовской области). Сам Бойко меня не принимал, попал к Саранцеву, его заместителю вместе с адвокатом Козловским Б.И. Была на нашей встрече и Воробьева. Когда я стал объяснять Саранцеву суть дела, разложил все документы, экспертизы, показывающие, что подписи поддельные, Воробьева не выдержала: «А что, вы будете оспаривать подлинность вашей подписи на оригинале протокола № 3 от 20.07.1994 г., который у нас имеется?!», — рассказал «Общественному мнению» Игорь Седов. — То есть при свидетелях, она признала, что оригинал протокола у них существует. Более того, на наличие его у следователя Воробьевой обратил внимание и наш начальник юридического отдела Емелин В.А. Но на 100% я уверен, что когда нам дадут ознакомиться с делом, оригинала протокола там не будет. Им это очень невыгодно. Даже адвокат Мухитдиновой заявляет в своем отзыве на апелляционную жалобу, что фигурирующая в материалах дела копия якобы является лишь недозаполненным экземпляром, сохранившимся у Мухитдинова С.Ф., и что она не предоставлялась в регистрационные органы. Они заостряют этот момент, что оригинала нет, а то, что есть — никакой не документ, а промежуточный какой-то этап. А тут, получается, проговорились. Например, если раньше в этом протоколе, которым Мухитдинов объяснял свои неизвестно откуда взявшиеся доли, не было десяти подписей, то сейчас, имея этот протокол на руках, их запросто можно поставить. В постановлениях об отказе нет ни слова о том, что есть экспертизы, подтверждающие поддельность подписей, в том числе моей. Из постановления в постановление мы получали и получаем один и тот же текст — мы добавляем свидетельские показания, экспертные заключения, но ни в одном из постановлений это все даже не упоминается, сведения в нашу пользу следователем умышленно скрываются. Таким образом, ознакомление с материалами дела нам наверняка даст много дополнительных оснований обратиться в вышестоящие органы, в том числе в Генпрокуратуру«.

«Золотой теленок» в виде завода


Тем временем у «Торэкса» в рамках «миллиардного» дела арестовали имущество, та же Мухитдинова через суд пытается добиться наложения ареста и на счета предприятия. Предприятию упорно предлагают свою «защиту» неоднозначные личности и разнообразные адвокаты, Ольга Харзова и Александр Мирошин, которые, как потом выясняется, уже заключили соглашение с Мухитдиновой, то есть противоположной стороной конфликта.

«Цель здесь одна — не просто уничтожить предприятие, а отобрать у предприятия как можно больше денег. Ни правоохранительные органы, ни судебные, ни втянутых в этом дело тем более всех этих мошенников, судьба предприятия не интересует. А ведь „Торэкс“ это еще и 450 дилеров по всей стране и за рубежом, специально оборудованные брендовые салоны, у работников которых тоже семьи. То есть из-за того, что наше предприятие будет разрушено мошенническим способом, пострадает несколько тысяч человек. А по всем признакам это именно мошенничество — дело едва только попало в главное следственное управление области и в нем все началось переставляться с ног на голову», — утверждает Седов.

Месяц назад состоялась встреча руководства «Торэкса» с губернатором области Валерием Радаевым, который в итоге пообещал принять необходимые меры и не допустить уничтожения предприятия. После этой встречи в правительстве посоветовали направить также обращения в думу, главному федеральному инспектору Марине Алешиной, вице-губернатору Игорю Пивоварову, председателю общественной палаты Александру Ландо, в Торгово-промышленную палату области. Через две недели ответа на них так и не пришло. Подготовили письмо с просьбой разобраться в ситуации и председателю Госдумы Вячеславу Володину. «Вынуждены обратиться к вам в связи с крайне неблагоприятной обстановкой, сложившейся на предприятии, учредителями которого мы являемся. Мы выражаем свою озабоченность о судьбе ООО в связи с попыткой определенной части недобросовестных людей, действующих из меркантильных соображений, которые используя подложные документы, намерены оставить без работы 1200 человек, проживающих на территории Саратова. Просим вас обратить внимание на создавшуюся ситуацию и принять меры, не позволяющие недобросовестным должностным лицам и группе мошенников развалить завод, работающий на благо не только Саратовской области, но и страны», — говорится в обращении.

Комментировать

Наглядно

в регионе

обсуждение