Коротко


Подробно

Фото: Эмин Джафаров / Коммерсантъ

Профсоюз просветит тень

В Ульяновской области ищут новые методы обеспечения экономической безопасности

Центр стратегических исследований Ульяновской области представил губернатору Сергею Морозову доклад о состоянии теневой экономики региона и свое видение методов борьбы с ней. В качестве еще одного из инструментов этого предложено внедрять деятельность профсоюзов в сферу среднего бизнеса. В предпринимательском сообществе предлагают создать условия, чтобы бизнес сам выходил из тени.


В понедельник вечером в Ульяновске на заседании межведомственной комиссии по безопасности в экономической и социальной сферах под председательством губернатора региона Сергея Морозова Центр стратегических исследований Ульяновской области (АНО ЦСИ, учредитель — облправительство) представил доклад «О состоянии уровня теневой экономики в регионе, основных направлениях борьбы с теневым сектором».

Как прозвучало в выступлении руководителя ЦСИ Олега Асмуса, эксперты центра, изучив опыт других стран и регионов России, «разработали собственную методику определения численности работников, занятых в теневом секторе экономики, и налоговых потерь бюджета» как разновидность «итальянского метода», основанного на идее о том, что незарегистрированные безработные являются основной рабочей силой теневого сектора. Исследование показало, что количество работников, занятых в теневом секторе в Ульяновской области, постепенно после кризиса снижается с 4,91% в 2013 г. до 4,02% сегодня (из регионов ПФО наибольшая доля в Марий Эл –5%, самая низкая — в Самарской области — 2,82%). Всего в теневом секторе экономики региона в 2016 году было задействовано 26 262 чел. (что меньше, чем в 2012 году, на 21,3%), из них в обрабатывающих производствах — 3 613 чел., в торговле и ремонте автомобилей — 1622 чел., среди риелторов — 1242 чел. Суммарный теневой фонд оплаты труда составил в 2016 г. 6,409 млрд руб., потери для бюджета только по НДФЛ оцениваются по итогам 2016 года в 833 млн руб., совокупные потери для бюджета со страховыми взносами — 2,756 млрд руб. В качестве примера господин Асмус привел строительную отрасль, где по итогам 2016 г. было введено 967 тыс. кв. метров жилья, когда в Мордовии — 328,5 тыс. кв. метров. Однако в Ульяновской области средняя зарплата в отрасли — 21 тыс. руб., в то время как в Мордовии — 22,6 тыс. руб. «Получается, что при значительно большем объеме производства работники в Ульяновской области получают зарплату меньше, чем те, что произвели меньше, и либо наши руководители стройкомпаний сдерживают зарплату, получая сверхприбыли, либо реальная зарплата у наших строителей выше, а основная ее часть — в конвертах», — говорит Олег Асмус, считая более реальным второй вариант.

Кроме того, эксперты ЦСИ отмечают, что высокий процент в теневой экономике «имеет неформальный бизнес — бесконтрольная деятельность без регистрации и уплаты налогов», «в тени по-прежнему остаются мастера по ремонту мебели, ­обуви, часов, таксисты, парикмахеры, фотографы и др.».

В то же время господин Асмус считает, что «одним из приоритетных направлений борьбы с теневой экономикой должно стать не проведение показных карательных мер, а совершенствование правового поля». Впрочем, среди методов борьбы с «тенью» были предложены уже известные — от совершенствования налоговой системы, до активизации деятельности зарплатных комиссий, «поскольку все-таки бизнес боится власти, и беседы „на ковре“ дают определенный результат». Из новых инструментов — привлечение к борьбе проф­союзов. «Чтобы профсоюзы влезали в деятельность конкретных предприятий, помогая работникам защитить свое право на белую зарплату», — отметил господин Асмус.

Профессор кафедры экономики и управления УлГПУ Максим Светуньков в традиционные методы не верит, считая, что на региональном уровне не изменить ситуацию, поскольку надо менять федеральное законодательство, снижая давление на бизнес, а зарплатные комиссии в реальности бессильны, потому что напуганный предприниматель после «ковра» поднимает зарплату части сотрудников, «остальных условно увольняя и расплачиваясь с ними уже совсем „вчерную“». Он считает, что малому бизнесу, у которого самые высокие риски, был установлен «слишком высокий барьер на легальность» (высокие страховые взносы, даже если нет доходов), поэтому предприниматели, сознавая риск, просто не торопятся оформляться, а потом просто привыкают. В свое время их загнали в тень, а теперь они выходить из нее не хотят, считает профессор. В то же время он поддержал идею внедрения профсоюзов в средний бизнес для оказания «давления снизу». По его словам, сами профсоюзы туда не хотят идти, и бизнес не желает их видеть у себя. «Но увещевать профсоюзных лидеров бессмысленно — здесь нужен пинок со стороны власти, поскольку профсоюзы все равно зависимы».

Председатель Федерации профсоюзов Ульяновской области Анатолий Васильев идею борьбы с теневым сектором с помощью профсоюзов поддержал, отметив, что это возможно, если использовать властный ресурс. «Они же, предприниматели, все равно завязаны на всякие льготы или программы, они же все равно придут и будут предлагать или просить, вот тогда и можно им поставить это условие: пустишь профсоюз — пожалуйста», — добавил господин Васильев.

Сергей Титов, Ульяновск


Коммерсантъ (Самара) от 15.11.2017
Комментировать

рекомендуем

Наглядно

в регионе

обсуждение