Коротко


Подробно

Фото: Марина Молдавская / Коммерсантъ   |  купить фото

«Полный отказ от списков ставит нас в сложную ситуацию»

Куратор КПРФ Александр Ивачев о выборах в думу Екатеринбурга

«Ъ-Урал» продолжает цикл интервью с кураторами избирательных кампаний парламентских партий по выборам в Екатеринбургскую городскую думу, запланированным на сентябрь 2018 года. Куратором от КПРФ традиционно стал глава свердловского обкома компартии. В интервью «Ъ-Урал» Александр Ивачев рассказал о конфликтах внутри регионального отделения, ограниченном финансировании и судьбе бывшего кандидата в губернаторы Алексея Парфенова.

— Чем вы будете заниматься на посту куратора кампании?

— Это подбор кандидатов, построение плана кампании, ее идеологии. Потому что мы рассматриваем любые выборы, прежде всего, как возможность напрямую обратиться к жителям и донести до них свое видение конкретных проблем. Работает команда, я лишь первый среди равных.

— Сейчас рассматривается вопрос о формировании гордумы как при полном отказе от партийных списков, так и при их снижении с 50% до 25% (10 депутатов). Стратегии для каждого случая разработаны?

— Полный отказ от списков ставит нас в сложную ситуацию. Прошедшие в сентябре муниципальные выборы показали, что КПРФ успешно выигрывает одномандатные округа, в случае, если в них небольшое количество избирателей – 5-7 тысяч. Однако, чем выше этот показатель, тем больше необходимо денег и ресурсов для победы. В больших округах под 60 тыс. избирателей фактически появляется своеобразный имущественный ценз. Мы понимаем, что, если кандидат не суперузнаваемая личность, ему потребуются миллионы для кампании, а где их взять — большая проблема. Наши кандидаты — прежде всего не бизнесмены. Сейчас мы показали на выборах лучший среди оппозиционных партий результат: у нас 31 мандат, столько же, сколько у СР и ЛДПР вместе взятых. Но мы понимаем, что в Екатеринбурге будет совершенно другая история и победить будет очень сложно.

— Кандидатом от КПРФ на выборах губернатора Свердловской области был Алексей Парфенов, кампания которого отмечена странными (небольшие видеоролики и одиозные тексты в СМИ) агитационно-пропагандистскими материалами (АПМ). На этой кампании будете использовать что-то похожее?

— Как бы нам ни хотелось большего влияния интернета на избирательный процесс, классические методы более эффективны. Прошедшая кампания это показала. Действительно, многие говорят, что кампания Алексея Парфенова в интернете была спорной. Часть образа кандидата, созданная в печатной агитации, разбивалась его подачей в интернете. С точки зрения политтехнологий, это неправильно. В предстоящей кампании в гордуму мы сделаем основной упор на традиционные методы. Стоимость вхождения на городские интернет-порталы очень высока, поэтому в интернете мы ограничимся работой в соцсетях.

— Сам Алексей Парфенов планирует продолжить участие в политической жизни региона?

— Он себя показал сильным начинающим политиком. Второе место на выборах губернатора — серьезная заявка. Насколько я понимаю, у него есть интерес продолжить политическую деятельность в регионе. Если это так, я не вижу никаких оснований для партии не помогать ему.

— Существуют ли в реготделении проблемы с финансированием и отразится ли это на выборах в гордуму?

— Мы отстаем в этом плане от конкурентов. «Справедливая Россия» традиционно тратит на агитацию больше. Насчет ЛДПР сказать сложно — говорят, у них могут появиться серьезные спонсоры. У нас пока есть понимание, что мы будем работать в традиционной схеме скудного финансирования. Но это для нас ничего не меняет: у нас есть сильный партийный бренд, программа и люди.

— Есть ли понимание по кандидатам?

— Я ожидаю, что пойдут все действующие депутаты. Надеюсь, что мы увидим в списках КПРФ и тех, кто уже сотрудничал с нами, но депутатом сейчас не является. В любом случае окончательно решение по кандидатам будет принимать областная конференция за три месяца до выборов.

— Вы упомянули тех, кто раньше сотрудничал с партией. Речь не о Нафике Фамиеве, Евгении Касимове (см. «Ъ-Урал» от 24.06.2016) , Александре Новокрещенове и других бывших партийцах?

Мы не рассматриваем в качестве кандидатов тех, кто фактически предал партию, пойдя на выборы от «Единой России» или Партии пенсионеров.



— Часто ведутся разговоры о том, что компартия теряет самые узнаваемые кадры.

—Это вечная для региона тема, что, якобы, КПРФ теряет ярких представителей. Каждый раз политологи пытаются объяснить всем, что партия исчезнет без этих людей, но жизнь показывает обратное. Мы на губернаторской кампании заняли второе место, на муниципальной кампании заняли второе место (в 49 думах коммунисты получили 31 мандат — «Ъ-Урал») и в гордуме Екатеринбурга мы будем бороться минимум за второе место.

— Кроме этого, постоянно обсуждается разлад внутри обкома КПРФ.

— Это тоже вечная для СМИ тема, что у коммунистов что-то ужасное происходит. Беспокоятся те, кто нас больше всего боится и не любит. Я воспринимаю это как показатель силы партии. Разлада даже близко нет: у нас стройная и мощная команда.

— Выходила ли на переговоры по поводу выборов городская администрация?

— Мы думу не обсуждали, кроме вопроса о схеме выборов. Других тем у нас не было. Персоналии мы не обсуждаем, такого у нас в практике нет. С другой стороны, если переговоры приведут к усилению позиций КПРФ, то мы будем их вести.

— В кампании по выборам мэра и сити-менеджера будете участвовать?

— Мы понимаем значимость позиции мэра города, хоть он и не обладает реальными полномочиями. Сити-менеджер — это серьезная хозяйственная деятельность. Возможно, мы выдвинем из наших рядов того, кто сможет достойно отработать на этой должности.

— Как на партии сказалось перемирие городских и областных команд?

— Для нас мало что изменилось. Мы всегда выступали со стороны интересов простых жителей. Если в каком-то муниципалитете есть проблема, мы ее поднимаем. Если до перемирия это волнение использовалось какими-то силами в своих интересах (имеется в виду кампания «область в огне», в которой КПРФ принимала активное участие— «Ъ-Урал»), может быть, это даже и хорошо, потому что помогало решению вопросов. Сейчас случилось перемирие, но мы продолжаем прежнюю политику. Например, если в Карпинске хотят закрывать стационар в местной больнице, я еду туда и встречаюсь с людьми. Существует проблема дольщиков? Мы их собираем и добиваемся того, чтобы на митинг пришел губернатор. Нравится ли это «примирившейся» самой с собой власти или нет, нас мало волнует.

Юлия Позднякова


Материалы по теме:

Комментировать

рекомендуем

Наглядно

в регионе

награды

в лучших местах

обсуждение