Подробно

5

Фото: Архив пресс-службы

«Одних эмоций мало»

Соучредитель фонда «Друзья» Ян Яновский о том, как организовать помощь, чтобы все оказались в выигрыше

15 ноября в Москве благотворительный фонд «Друзья» проведет Charity Battle. Накануне этого яркого мероприятия “Коммерсантъ Стиль” встретился с Яном Яновским, чтобы поговорить о силе благотворительности, интеллектуальном волонтерстве и профессиональных хобби бизнесменов.



— Чем занимается фонд «Друзья» и кому он помогает?

— Фонд «Друзья» с его миссией «Благотворительность как профессия» основали Гор Нахапетян, Дмитрий Ямпольский и я. Все мы трое — и друзья, и партнеры, много лет независимо друг от друга занимались благотворительностью как частные лица и в какой-то момент поняли, что разделяем одну идеологию — желание менять благотворительную сферу на системном уровне. Так было решено основать фонд, который помогал бы становиться благотворительности более профессиональной: через обучение людей, через привлечение профессиональных кадров из других отраслей, в том числе из бизнеса. Мы начали реализовывать эту идею, и к нам присоединился Иван Ургант. Ваня у нас возглавляет попечительский совет и очень активно участвует в жизни фонда.

— Получается, что ваша цель — помощь другим фондам?

— Да, первоначально мы даже называли себя «фондом фондов», но потом Иван Ургант высказался против такой формулировки. Я спросил: «Ваня, а почему ты против?» А он говорит: «Понимаешь, “фонд фондов” — это как “Ян Яновский” звучит». И мы стали думать: что нас объединяет? Ответ очевиден — мы все друзья по жизни. Что объединяет те фонды, которые первоначально были взяты на нашу платформу? Они тоже нам близкие, дружественные: каждый из нас четверых так или иначе принимал участие в их становлении, развитии или просто помогал материально. Так появились «Друзья». С прошлого года новые фонды на платформу отбирает уже наш экспертный совет, в который входят лидеры отрасли, руководители крупнейших некоммерческих организаций. Это очень длинная цепочка проверки: от приема заявок до аудита фонда, личного знакомства с его руководством, учредителями — так новые фонды становятся нашими друзьями.

Соучредитель фонда «Друзья» Ян Яновский

Фото: Архив пресс-службы

— Как вы реализуете вашу миссию?

— У нас есть три основные программы. Первая — это «Команда профессионалов». Большинство фондов, даже крупных, не могут себе позволить тратить деньги на профессиональных менеджеров, способных выстроить работу системно. «Друзья» пытаются решить эту проблему. Мы сами находим опытных менеджеров и оплачиваем их услуги, чтобы некоммерческая организация могла продолжать заниматься своим делом. Таких специалистов из бизнеса мы называем «имплантами». Мы помогаем им погрузиться в новую для них сферу деятельности, разрабатываем ключевые показатели эффективности, контролируем результат. Мы не предоставляем фонду финансирование, мы спрашиваем: какой специалист вам нужен сейчас, чтобы системно изменить работу вашей организации? Вы вот думаете, вам нужен фандрайзер, а мы провели многосторонний аудит вашего фонда и пришли к выводу, что вам нужен не фандрайзер — необходимы глава маркетинга и финансовый директор. «Друзья» берут на себя обязательство оплачивать труд этих людей в течение достаточно длительного периода. То есть благотворительная организация, не имевшая четкой бизнес-модели, структуры, долгосрочных целей, становится более эффективной, успешной и профессиональной.

Вторая программа — обучающая, мы создали образовательный центр и в рамках этой программы проводим образовательные семинары, оплачиваем обучение менеджеров фонда, готовим полноценный образовательный модуль с одним из ведущих российских вузов. Что касается семинаров, их ведут не профессионалы из сферы благотворительности, а лучшие мировые практики в своих областях науки и бизнеса. Сотрудники фондов получают инструменты, которые сразу же могут использовать.

Третье: мы создаем онлайн-платформу интеллектуального волонтерства ProCharity. Она даст фондам возможность получить бесплатный доступ к профессиональному консалтингу, а людям, готовым безвозмездно поделиться своим временем,— оказаться полезными. Например, человек работает в маркетинге, занимает высокую должность и хочет быть волонтером в сфере благотворительности. Он не готов мыть полы в хосписе, но может поделиться своим временем, а оно во всех смыслах дорого стоит. И те два часа или пять часов в месяц или даже в год, которые он готов дать, благотворительной отрасли очень нужны. Такой человек регистрируется в системе ProCharity и предлагает свои профессиональные услуги pro bono.

Соучредитель фонда «Друзья» Ян Яновский

Фото: Архив пресс-службы

— О каких успехах фонда «Друзья» уже можно говорить?

— Фонд начал активную работу в январе 2016 года. Сегодня на платформе «Друзей» 13 фондов, пять из них были приняты в прошлом году. В двух из пяти уже работают «имплантированные» профессионалы, а мы продолжаем проводить анализ структур и подбирать для них новых сотрудников. Несколько сотрудников фондов с нашей платформы отучились в бизнес-школе «Сколково» и Британской школе дизайна. В общей сложности с учетом прошлого года мы провели восемь образовательных семинаров, которые посетило около 800 человек. Уже дважды большой успех имел наш благотворительный рок-фестиваль Friends-Fun-Rock’n’Roll в Москве и второй, в Санкт-Петербурге, в рамках ПМЭФ.

— Вы, человек из банковской и инвестиционной отрасли, понимаете, как благотворительность должна находить общий язык с бизнесом?

— Задача руководства некоммерческой организации сделать так, чтобы от партнерства с ними бизнес тоже оказался в выигрыше, то есть разработать взаимовыгодную стратегию. Фонду нужны деньги, репутация и развитие бренда. Юридическим лицам — крупным структурам важен бренд, развитие бизнеса, продвижение новых продуктов. Да, фонд получает деньги от донора, но тот, в свою очередь, благодаря партнерству с благотворительной организацией может что-то получить — завоевать лояльность клиента, усилить бренд, помочь сформулировать правильную миссию своей компании, стать более социально ориентированным.

— У нас благотворительность часто стихийная. Как вы думаете, это своего рода национальная особенность?

— Конечно, люди идут на эмоцию, на слезу. Сегодня в России 9% населения тратит на благотворительность 2% своего дохода, и это десятки миллиардов рублей. Фондам, которые с нами общаются, я объясняю, что все они борются за один пирог. Совсем не лучшее слово, но это так. Рынок нужно расширять, а как? Делая индустрию максимально прозрачной. Бизнес дает деньги и при этом чаще всего не готов тратить время на то, чтобы проконтролировать, на что они пошли. Постоянно возникают ситуации: деньги были получены, а фонд не смог, например, отчитаться. Не то что фонд потратил деньги нецелевым образом или все разворовал, нет, просто в силу отсутствия знаний, времени или понимания того, что прозрачность — это основа доверия, не представил полного отчета. Мы помогаем фондам правильно составлять запрос и выстраивать долгосрочные отношения, хотим, чтобы фонды лучше объясняли, на что идут перечисленные деньги. Учим их правильно говорить «спасибо» — только так можно выстроить долгие отношения как с физическими лицами, так и с корпоративными донорами — соответствовать их стандартам. Мы делаем благотворительность более рациональной и хотим, чтобы люди шли работать в эту индустрию не только ради эмоций. Они должны понимать, зачем они это делают, у них должен быть определенный уровень дохода и, главное, уровень профессионализма. Одних эмоций для эффективной работы мало.

Концерт Charity battle, организованный фондом «Друзья»

Фото: Архив пресс-службы

— Charity battle — концерт бизнесменов-рокеров, который организовал фонд «Друзья»,— это тоже вовлечение людей в благотворительность?

— Благотворительность объединяет разных людей и разные вещи, в этом ее великая сила. Charity battle — это не караоке, у нас выступают люди, для которых музыка — это скорее профессиональное хобби. Они репетируют несколько раз в неделю, у них сложившиеся коллективы, райдеры серьезные, бэк-вокал. Сила нашего фестиваля Friends-Fun-Rock’n’Roll в том, что на нем выступили люди, которые, может быть, никогда бы не пошли публично петь, если бы не понимали важности этого мероприятия. Один вечер объединил бизнесменов, которые в обычной жизни конкурируют друг с другом, но оказались на общей сцене ради благотворительности. На днях пройдет еще один фестиваль, к нам постоянно приходят новые партнеры, которые смогли оценить такой формат. Например, в этом году нам помогает Cadillac — даже крупные мировые бренды включают в свои маркетинговые стратегии социальную составляющую, получается ситуация win-win. Мы дали возможность гостям голосовать за понравившееся выступление рублем, и я считаю, что это честно.

— Что значит благотворительность для вас лично, почему вы стали ею заниматься?

— Для меня эффект от того, что я занимаюсь благотворительностью, очень сложный, разноплановый. Прежде всего ощущение радости и прилив вдохновения просто от того, что ты можешь что-то менять, причем на системном уровне. Ничуть не сомневаясь в важности помощи одному конкретному человеку, ребенку, мы все-таки делаем упор на то, чтобы менять общество в целом. Для меня это важно, потому что частью изменившегося общества будут и мои дети. Еще для меня это очень важно, потому что я вижу: усилия приносят результат. Я за то, чтобы благотворительность была прозрачной, эффективной и профессиональной. Не эмоцией, а профессией.

Наталья Лучанинова


Комментировать

Наглядно

Приложения


Стиль Инициативы #50,
от 21.11.2017

Стиль Travel #49,
от 15.11.2017

Стиль Украшения #48,
от 14.11.2017

Стиль Wedding #47,
от 31.10.2017

Стиль Мужчины #45 ,
от 26.10.2017

обсуждение