Коротко


Подробно

Фото: European Leadership Network

Спасти нерядовую сделку

На минувшей неделе глава внешнеполитической службы ЕС Федерика Могерини побывала в Вашингтоне, чтобы среди прочего вновь напомнить американской администрации о важности сохранения ядерного соглашения с Ираном (Совместного всеобъемлющего плана действий; СВПД). Она стала далеко не первой: простое перечисление тех, кто советовал США не разрушать эту сделку, заняло бы всю эту колонку. Многочисленные государственные лидеры, дипломаты и эксперты, включая и тех, кто находится в ЕС, и российских членов нашей организации (Европейской сети политических лидеров), выступили за продолжение действия соглашения. Оно устанавливает значительные, хотя и временные ограничения на развитие ядерной программы Ирана и предоставляет серьезные гарантии недопущения нарушений. Даже высокопоставленные члены администрации Трампа, по сообщениям СМИ, предпочли бы сохранить СВПД.

Пока неясно, поддержит ли Конгресс США предложение президента Дональда Трампа выйти из СВПД, или добиться его перезаключения с учетом новых, более жестких американских требований. Но враждебный настрой в отношении Ирана и ядерной сделки уже вызвал осуждение и может спровоцировать жесткую реакцию со стороны Тегерана. Эта враждебность ограничивает возможности для улучшения отношений между Ираном и мировым сообществом. И делает СВПД зависимым от американских политических катаклизмов.

Лукаш Кулеса

Лукаш Кулеса

Фото: European Leadership Network

Важно отметить, что в решении Дональда Трампа о «десертификации» СВПД не утверждается, что Иран нарушает условия сделки. Впрочем, говорить об обратном было бы странно, учитывая, что МАГАТЭ подтверждает полное соблюдение Ираном соглашения. Вместо этого президент Трамп говорит, что он не может более подтверждать, что соглашение соответствует интересам национальной безопасности США. Он объясняет свою позицию целым спектром аргументов по поводу иранского режима, его политики в Сирии, Ливане, Афганистане и регионе Персидского залива.

Принимать решение о том, восстанавливать ли отмененные ранее антииранские санкции, будет Конгресс. Наиболее вероятным представляется сценарий, при котором США начнут с угрозы восстановления санкций в попытке оказать давление на Иран с тем, чтобы пересмотреть условия соглашения. Только после этого санкции будут восстановлены, возможно, в измененном виде, или будут введены ужесточенные односторонние условия. Одновременно критики соглашения надеются на то, что угрозы или действия США выведут из себя руководство Ирана, и Тегеран сделает что-то неразумное, дав США блестящий предлог для ужесточения своей позиции.

Для Евросоюза, который сыграл одну из ключевых ролей в достижении СВПД в 2015 году, желание США искать прямой конфронтации с Ираном кажется неверной стратегией, особенно с учетом эскалации северокорейского ядерного кризиса. ЕС не смотрит на Тегеран через розовые очки. Но и не видит в нем главного злодея или единственное препятствие для существования мирного и процветающего Ближнего Востока. Этот регион куда сложнее.

Члены ЕС также убеждены, что возобновление переговоров по СВПД не закончится достижением «улучшенного» соглашения, но вернет Иран в положение государства, стоящего на пороге обладания ядерным оружием, с достаточным количеством ядерного материала, инфраструктурой и экспертными знаниями для того, чтобы начать производить ядерное оружие в течение нескольких недель. И в ходе этого процесса, по ходу эскалации американо-иранской конфронтации Ближний Восток будет становиться все более опасным и хаотичным регионом, что подтверждается и недавней эскалацией напряженности в отношениях Саудовской Аравии и Ирана. С европейской точки зрения, кажется, у США есть хороший план того, как начать новый кризис, но нет, или почти нет идей, что может из этого выйти.

Кто-то в США, кажется, надеется на то, что угроза американских санкций заставит европейцев присоединиться к США и порвать связи с Ираном если не из-за убеждений, то ради сохранения трансатлантического единства и защиты европейского бизнеса. На этот раз, однако, США, возможно, слишком самонадеянны. Конечно, деловые связи с США значат для Европы больше, чем торговля с Ираном. Однако американские действия нарушают основные европейские правила: pacta sunt servanta (договоры должны исполняться) и то, что дипломатия имеет приоритет над силой. Именно поэтому, будучи в Вашингтоне, Федерика Могерини назвала потенциальный демонтаж соглашения «безответственным».

Все это сближает страны ЕС, Россию и Китай как участников СВПД. Тактическая координация позиций уже идет. Мы должны сконцентрироваться на том, чтобы послать четкий сигнал Вашингтону о том, какой ущерб могут нанести американские действия. Даже после «десертификации» все еще есть время для того, чтобы сработала дипломатия, чтобы не было нанесено непоправимого вреда. У нас у всех одна цель — сохранение СВПД. Существует и возможность для своеобразного «разделения труда», когда ЕС работает над тем, чтобы оказать влияние на Вашингтон, а Россия работает над тем, чтобы убедить Иран остаться в рамках СВПД.

Что же касается более широких отношений ЕС и России, то мы хотели бы предостеречь от поспешных, слишком далеко идущих выводов. Да, разногласия между США и ЕС по Ирану могут способствовать принятию европейцами более решительной политики в области международных отношений и безопасности. И не только по поводу Ирана. Но никакого немедленного «трансатлантического развода» не будет, и этот кризис не заставит европейцев стремиться к более тесному партнерству с Россией. Европа будет ждать от Москвы уважения к существующим правилам международного поведения в Европе, какого она ожидает и от США в их отношениях с Ираном.

Сэр Адам Томсон, Лукаш Кулеса, European Leadership Network, Лондон. Перевел Николай Зубов


Комментировать

Наглядно

все спецпроекты

актуальные темы

все темы
все проекты

обсуждение