Коротко


Подробно

Фото: Дмитрий Лекай / Коммерсантъ   |  купить фото

«Я сочинил эти песни и знаю, что они очень хороши»

Крис Ри о музыке и автомобилях

Английский певец Крис Ри приедет в Россию с недавно вышедшим альбомом «Road Songs for Lovers». Концерты музыканта состоятся 13 ноября в московском «Крокус Сити Холле» и 15 ноября в петербургском Ледовом дворце. О новом альбоме Крис Ри рассказал Максу Хагену.


— Названия песен вашего нового альбома связаны с путешествиями: «Happy on the Road», «Nothing Left Behind», «Moving On».

— И большая часть из них о том, как изменились человечество и мир автомобилей. Сейчас никто не катается для удовольствия, чтобы почувствовать радость от того, что ты за рулем. Все сидят в своих машинах, и каждая из них оказывается маленькой вселенной. Автомобили превратились в домашние кухни, они теперь — просто закрытое личное пространство, в котором люди проводят часы в пробках. И я, конечно, не исключение. А поскольку я постоянно работаю, даже за рулем, вполне естественно, что я обратил на все это внимание. Оставалось только записать песни.

Но эта дорога — не отражение моей собственной жизни. Разве что меня захватила мысль о том, что дорога превратилась в бесконечную пробку.



Посмотришь налево, посмотришь направо — а там все сидят в своих маленьких авто, и у каждого своя вселенная. Как мы до такого докатились? А ведь сейчас появились еще и электромобили — это и вовсе капсулы.

— Вам, как любителю старых гоночных автомобилей, наверное, действительно невесело смотреть на то, что машины стали обыденностью. Там, где когда-то были мощные двигатели, технические революции, гонки — сейчас четыре колеса да поездка по хозяйству.

— Именно это я и пытаюсь сказать! Мы перестали говорить о машинах, мы говорим скорее о людях, которые теперь не более чем потребители. Все современные автомобили одинаковые. А электромобили — это даже не машины в нормальном понимании.

— Говорят, что музыка — сильное терапевтическое средство.

— Я скажу больше. Музыка меня не только лечит, она меня куда-то уносит. Когда я играю, все проблемы уходят. Как старые блюзовые музыканты играли, чтобы уйти от трудностей своей жизни, так же и я.

— Можно ли оставаться собой, будучи известным артистом?

— По правде говоря, именно из-за этого я так и не стал богатой суперзвездой. Я веду себя не так, как хочется товарищам из музыкальной индустрии. Я всего лишь выхожу на сцену и пою. А кто-то тебе потом: «Это не шоу-бизнес! Надо быть круче!» Но я-то понимаю, что мне не нужно ничего лишнего, и знаю, что если быть самим собой, то, возможно, лишних звезд с неба не нахватаешь. Но меня это волнует в самую последнюю очередь.

— Вы не ощущали себя заложником песен вроде «On the Beach» и «Road to Hell»? Что бы вы ни записывали, вас оценивают по ним.

— Я сочинил эти песни и знаю, что они очень хороши. А на концерте с группой у меня есть тысяча возможностей сыграть их на новый лад.

— Почему вы перезаписали песню «Money», уже выходившую на прошлом альбоме?

— Главное, что нужно про меня знать,— я работаю каждый день. Но не только сочиняю и записываю песни, я пытаюсь попробовать что-нибудь отличное от того, что уже делал.

Для меня музыка постоянно меняется, я могу даже вспомнить какую-нибудь песню двадцатилетней давности и попробовать сделать ее по-другому.

Я постоянно работаю. Иногда я думаю, что музыка это сама моя жизнь на сто процентов. Я всегда в ней. И мне это нравится! Она подталкивает меня вперед.

— В начале 2000-х вы выпускали альбомы, которые называли концептуальными: например, «The Return of the Fabulous Hofner Bluenotes» или серия «Blue Guitars», которая исследовала историю блюза. Но последние два альбома скорее остаются в рамках обычного поп-рока.

— Мне так не кажется, да и думать о своей музыке определениями мне странно. В новом альбоме хватает блюза: соло в песнях «Last Train», «Money» — это все он.

— В одной из рецензий на «Road Songs for Lovers» вас упрекнули, что в альбоме не хватает риффов и хуков. Вы сознательно стараетесь не перегружать ими песни?

— А я и не задумывался об этом! Правда! И до сих пор удивляюсь, когда моя песня становится хитом. Я не знаю почему. Если бы знал, выдавал бы по хиту в неделю с незабываемыми риффами, а потом купил бы личный самолет. Я живу в мире музыки, которая мне нравится. Но всем нравится разная музыка. Наверное, вы знаете альбом «Kind of Blue» Майлса Дэвиса? Я считаю, это величайший альбом. И в нем полно мелодических крючков, Майлса Дэвиса узнаешь сразу. Но остается вопрос, что выловит в этой музыке тот или иной человек. Может, тому рецензенту просто не повезло и он чего-то не услышал?

— Один из самых интересных ваших инструментов — гитара Italia Maranello, очень красивая, но не пользующаяся особым спросом у музыкантов. Почему вы ее выбрали?

— Это гитара, на которой я играю больше всего. Только с ней я становлюсь «стопроцентным Крисом Ри». Мне уже сколько раз предлагали обзавестись более дорогой гитарой, но зачем мне это? Я абсолютно счастлив с моей синей гитарой, это моя богиня. Я даже не могу ничего особенного сказать про ее звук; берешь в руки — и она будто бы сама играет! Конечно, мне нравится, как она выглядит, как сделана. Но когда я покупал эту гитару, продавцы в магазине совершенно не понимали, почему я остановился именно на ней. Она была дешевой, а им определенно хотелось предложить мне что-нибудь подороже и посерьезнее. Но это как в девушку влюбиться. Не объяснять ведь, что в ней такого.

Комментировать

Наглядно

все спецпроекты

актуальные темы

все темы
все проекты

обсуждение