Коротко

Новости

Подробно

9

Фото: Getty Images

Якудза для общества

Как меняется японская преступность

от

В криминальном мире Японии раскол: часть членов якудза хотят стать добропорядочными гражданами. Полиция считает «бандитскую перестройку», ведущую к появлению нового типа организованной преступности — гангстеров с социальной ответственностью, тактической уловкой.


СЕРГЕЙ МАНУКОВ


Круг смерти


Жизнь якудза, японской мафии, кое в чем похожа на жизнь многим еще памятной советской партноменклатуры. Скажем, похороны вождей, главарей якудза (оябунов) и советских лидеров позволяли делать часто сбывавшиеся прогнозы о дальнейшем развитии событий. Так вот, смерть главарей якудза часто ведет к новым похоронам — японцы называют это «круг смерти».

Зловещую закономерность подтвердила смерть крестного отца японской оргпреступности (кумитё), 88-летнего Сигэо Нисигути, главаря второй по численности в Японии банды — «Сумиёси-кай». Он скончался на рассвете 12 сентября 2017 года. Смерть Нисигути стала не единственной в тот день. И объяснение тому — традиции, которые до сих пор сильны в криминальном мире Страны восходящего солнца. А традиции требуют участия в похоронах главарей крупных банд (к слову, на островах насчитывается сейчас 22) их коллег из других группировок.

Похороны 88-летнего Сигэо Нисигути, главаря второй по численности в Японии банды, привели к новым похоронам

Несмотря на соперничество, между лидерами якудза часто существуют дружеские отношения. Оябуны нередко ездят друг к другу на дни рождения и на похороны. Синобу Цукаса, возглавляющий самую многочисленную японскую банду — «Ямагути-гуми», выехал утром из Кобе в Токио на похороны коллеги. Это был первый за два последних года визит главного японского гангстера в столицу. Неудивительно, что в Токио Цукасу, завзятого щеголя, поклонника дорогих белых костюмов и дизайнерских солнцезащитных очков, с нетерпением ждали не только папарацци, но во избежание эксцессов и полиция.

Синобу Цукаса — глава самой многочисленной банды «Ямагути-гуми»

Фото: Kyodo News via Getty Images

Утром 12 сентября в Токио отправились и главы других банд якудза. Кобе «делегировал» в столицу еще одного оябуна. Хотя Ёсинори Оде подчинялось в несколько раз меньше гангстеров, чем Цукасе, его знали не только в криминальном мире, но и миллионы простых японцев. Ода спровоцировал раскол в одной из крупнейших банд якудза и прослыл в криминальном мире ниспровергателем традиций и «революционером».

Ёсинори Ода — главный революционер и ниспровергатель традиций среди японских мафиози

О том, что произошло в Кобе утром 12 сентября, известно из сообщений полиции префектуры Хиого, столицей которой и является этот город. В 10:05 из ворот особняка в Нагате выехала небольшая кавалькада машин. Впереди в белом автомобиле ехал Ода. Его сопровождала охрана на двух автомобилях. Метрах в ста от особняка оябуна, на выезде с узкой дороги на широкое шоссе, во вторую машину процессии врезался черный автомобиль. Кавалькада остановилась. 44-летний Юхиро Кусомото, по данным Национального полицейского агентства Японии (NPA), начальник охраны Оды, вышел из машины. По словам очевидцев, между ним и людьми в черном автомобиле начался разговор на повышенных тонах. Свидетели слышали, как Кусомото заявил: «Если хотите стрелять, стреляйте!» Один из его собеседников, мужчина лет 40–50, выхватил пистолет и почти в упор выстрелил ему в голову. После этого нападавшие выскочили из машины и бежали с места происшествия.

Разборки между бандами на похоронах — «круг смерти», который не в состоянии разорвать современные бандиты. 12 сентября 2017 года полиция вновь зафиксировала убийство одного из якудз

Фото: The Asahi Shimbun via Getty Images

Полиция начала расследование. Проверяется несколько версий. Главная на данный момент — нападавшие, очевидно, члены какой-то банды якудза, хотели остановить Ёсинори Оду, но не сумели этого сделать и поэтому убили одного из его помощников.

«Революция — борьба не на жизнь, а на смерть между будущим и прошлым»,— сказал однажды Фидель Кастро. Кто-то, очевидно, хочет сделать Ёсинори Оду, претендующего на место в будущем, частью прошлого.

Еще одна вполне вероятная версия: никто убивать Оду и не собирался — хотели только предупредить. Смерть крупного преступного авторитета нарушает баланс сил в криминальном мире. Ёсинори Ода неоднократно заявлял, что не намерен заключать соглашений с другими бандами. Послание ему могло гласить: если ты и дальше будешь действовать сам по себе и переманивать гангстеров из других банд, то следующие похороны будут твои.

Полиция Хиого подозревает в убийстве Юхиро Кусомото членов банды «Кобе ямагути-гуми», той самой, от которой Ода откололся в апреле этого года. «Кобе ямагути-гуми», в свою очередь, двумя годами ранее откололась от основной банды «Ямагути-гуми», с которой у Оды не менее напряженные отношения. В полиции не исключают, что к покушению могут быть причастны и другие банды. Например, связанные с «Сумиёси-кай», которым тоже надоело, что Ода переманивает их бойцов.

«Гангстеры меняют банды так же часто, как меняется небо осенью,— образно пояснил ситуацию один из специалистов по японской оргпреступности.— Границы между бандами очень расплывчаты».

Похоронное настроение


Бывает, что похороны оябунов становятся местами кровавых сражений. Такое кровопролитие произошло, например, 18 августа 2001 года на похоронах еще одного лидера «Сумиёси-кай». Тогда со всех концов страны в Токио съехались около 700 гангстеров. В похоронное бюро под видом гостей пробрались двое киллеров из «Инагава-кай», третьей в Японии банды якудза, базирующейся в Токио, и открыли огонь. Жертвами стали новый босс «Сумиёси», 52-летний Икуо Кумагава, и его помощник. Еще один член «Сумиёси-кай» был тяжело ранен.

Стражам порядка, присутствовавшим на похоронах, удалось схватить одного киллера. Второго обезвредили гангстеры «Сумиёси-кай» и передали полиции после допроса. Убийцу подвергли пыткам, хотя особой необходимости в них не было: на груди у него была вытатуирована эмблема «Инагава-кай».

Якудза умеют ждать. «Сумиёси» отомстила обидчикам через полтора года. 25 января 2003-го двое киллеров из этой банды явились в клуб в городе Маэбаси, префектура Гумма, и застрелили четырех человек. По иронии судьбы член «Инагава-кай», которого они должны были убить, получил ранение, но остался жив. Трое из четырех жертв оказались обычными обывателями и не имели никакого отношения к бандитским разборкам.

Якудза сильно отличается от преступных организаций других стран. Одно из отличий — особое отношение к смерти, в основе которого лежит фатализм. Четвертый кумитё «Ямагути-гуми» Масахиса Такенака как-то сказал: «Если кто-то хочет убить вас так сильно, что готов пожертвовать своей жизнью, то, как бы вы ни защищались, рано или поздно вас убьют. Лично я всегда помню о смерти. Если кто-то хочет меня убить, пусть попробует это сделать. Я хочу умереть как мужчина».

Такенака проруководил «Ямагути» менее года, когда его желание умереть как мужчина исполнилось. Киллер из соперничающей банды «Итива-кай» застрелил оябуна 27 января 1985 года, когда тот выходил из дома подруги.

За его наследство разгорелась война «Яма-Ити», одна из самых кровавых в истории якудза. В разборках между «Ямагути-гуми» и «Итива-кай» погибли более 40 бандитов, сотни были ранены.

К слову, несмотря на то что японская организованная преступность считается одной из самых жестоких в мире, по числу жертв бандитские войны в Стране восходящего солнца уступают как Америке, когда там еще была сильна итальянская мафия, так и Италии и другим странам. Объяснение простое: японские гангстеры плохо стреляют. Во всем виноваты сверхжесткие законы об оружии. В свое время Цукаса, например, отсидел шесть лет за незаконное владение. Неудивительно, что якудза так плохо обращаются с огнестрельным оружием, зато виртуозно владеют холодным.

Так или иначе сейчас гангстерские разборки для Японии особенно некстати: в 2020 году в Токио вновь пройдут Олимпийские игры. К этому событию готовится вся страна, включая, конечно, якудза, которые рассчитывают хорошо на них заработать.

Гангстер-революционер


В 2015 году одна из старейших банд «Ямагути-гуми» отпраздновала столетний юбилей и раскололась на две банды

Фото: HO/Asahi Shimbun, AP

Столетний юбилей «Ямагути-гуми» в 2015 году испортил Иноуэ Кунио, отделившийся от главной банды 27 августа того же года. Основное ядро организации, в котором осталось около двух третей гангстеров, сохранило прежнее название. Сепаратисты прибавили к нему название родного города и стали именоваться «Кобе ямагути-гуми». Между членами двух родственных банд начались вооруженные столкновения. Мирные переговоры не принесли результата — произошло около сотни стычек, полиция арестовала 2 тыс. человек.

Иноуэ Кунио стал главой новой банды, отделившейся от «Ямагути-гуми»

30 апреля 2017 года вирус сепаратизма поразил уже «Кобе ямагути-гуми». От Кунио отделился оябун среднего уровня, Ёсинори Ода. Он отказался от кодекса поведения якудза, сформулированного третьим кумитё «Ямагути-гуми» Кадзуо Таокой, который руководил бандой в 1946–1981 годах. Новая банда получила название «Нинкьё ямагути-гуми», что означает «рыцарские или гуманитарные ямагути-гуми». То есть оябун-революционер хочет сделать свою банду «гуманитарной» организацией. Превращение бандитов в «бойскаутов криминального мира» проходит по всем правилам пиара. Ода со своими подручными раздает направо и налево интервью и делится взглядами на перестройку преступного мира Японии.

Его банда открыта для всех якудза, которые готовы отказаться от насилия и стать едва ли не добропорядочными членами общества.

Главное отличие якудза от мафии, триад и прочих банд состоит в том, что японские гангстеры действуют легально. В Токио считают более целесообразным не запрещать якудза, а контролировать их и регулировать их деятельность. Власти и полиция боятся, что если якудза полностью запретить, то она уйдет в подполье.

В расколе двух банд якудза активное участие принимала полиция, проводившая обыски и аресты

Фото: Kyodo News via Getty Images

Конечно, сосуществование нельзя назвать мирным. Первое серьезное наступление на якудза полиция начала в 1964 году. Сегодня, полвека спустя, численность якудза резко сократилась, но они по-прежнему остаются неотъемлемой частью японского общества. У каждой из 22 банд есть штаб-квартиры и офисы (на сайте NPA можно узнать адреса и фамилии всех оябунов), свой символ — к примеру, у «Ямагути» это алмаз, а у «Сумиёси» — иероглиф, обозначающий «жизнь в каком-то месте». Большинство членов банд наносят татуировки с эмблемами. Якудзами могут быть только мужчины. Отношения между оябунами (отцами) и рядовыми бандитами, кобунами (детьми), носят сложный ритуальный характер. Главное — подчиненные обязаны выполнять все приказы главаря. Если оябун скажет, что пролетающая над головой ворона белая, как гласит старинная поговорка, то так тому и быть.

Основные доходы якудза, по крайней мере до случившегося в этом году раскола, приносили рэкет, мошенничества с недвижимостью, ростовщичество, шоу-бизнес, торговля наркотиками и незаконный азартный бизнес. У якудза мощные связи в политическом мире. У высокопоставленных бандитов есть визитные карточки, о деятельности банд красочно повествуют специальные журналы. О жизни оябунов и конфликтах в криминальном мире можно узнать и из комиксов. Очень популярны компьютерные игры о якудза, продающиеся миллионными тиражами. Никакого кодекса молчания в отличие от итальянской мафии у якудза нет. Среди оябунов модно писать автобиографии. Например, в 2010 году в Японии стала бестселлером книга Тадамасы Гото «Извините меня, но…». Раньше Гото руководил им же созданной бандой «Гото-гуми», входившей в «Ямагути-гуми». Он был очень успешным оябуном и даже носил прозвище Японский Джон Готти.

Ёсинори Ода многое изменил в своей банде. «Нинкьё», как в старину, организует «мирные дружины», которые борются с уличной преступностью. В банде, по крайней мере на словах, запрещены воровство, грабежи, мошенничество и торговля наркотиками. В «Нинкьё» все равны. Ода называет себя не оябуном, а представителем организации. Что касается денег, то их Ода надеется зарабатывать сдачей своих якудза в аренду как охранников для японцев, работающих за границей.

Ёсинори Ода отменил жесткий дресс-код якудза (строгие черные костюмы с белыми рубашками и галстуками) и разрешил своим подчиненным носить джинсы и разноцветные рубашки. Упразднил он и традиционные церемонии с сакэ (саказуки) — непременный атрибут жизни японских бандитов. Ушла в прошлое в «Нинкьё» и традиционная система верности якудза — джикисан. Наконец, Ода разрешил подчиненным не делать обязательные взносы в «общак» и поощряет их заниматься благотворительностью.

В отношении благотворительности оябун-революционер велосипеда не изобрел: Гото, к примеру, перечислил на благотворительность всю выручку от продажи мемуаров. Благотворительностью нередко занимаются и другие банды. Гангстеры помогают пострадавшим от стихийных бедствий, включая сильнейшие землетрясения в Кобе в 1995 году и на Фукусиме в 2011-м. Более того, якудза часто оказываются расторопнее властей. «Сумиёси-кай», по данным NPA, собрала в 2011 году среди своих членов почти миллион долларов, купила на них продукты и предметы первой необходимости и раздала их жителям префектур Мияги, Ибараки и Фукусима. Уже на следующий день после землетрясения «Инагава-кай» отправила в Тохоку 25 фур с памперсами, лапшой быстрого приготовления, батарейками, фонарями, водой и другими предметами первой необходимости. «Ямагути-гуми» тоже оказывала материальную помощь пострадавшим и приютила сотни потерявших кров людей в своих офисах по всей стране.

В полиции к искренности намерений Ёсинори Оды относятся скептически — скептицизм основывается на его богатом криминальном прошлом. В NPA по-прежнему считают «Нинкьё» частью «Кобе ямагути-гуми». Официальное признание затянется на несколько месяцев. Все это время банда Оды сможет не подчиняться никаким законам — на законных, заметьте, основаниях. В правоохранительных органах также не исключают возможность того, что второй раскол вызван борьбой между двумя главными бандами «Ямагути-гуми». В этой междоусобной войне, которая может возобновиться в любой момент, «Нинкьё», формально отделившаяся от Кобе, наверняка станет на ее сторону и сможет помогать ей более эффективно, чем помогала бы, оставаясь в ее рядах.

Не на пустом месте


«Революция» Оды зрела все последние годы. Якудза сейчас не такая, какой была еще два-три десятка лет назад. Японское общество по традиции до сих пор нередко восхищается гангстерами, но быть якудза в современной Японии уже далеко не так почетно и выгодно, как раньше. В мае этого года полиция, сообщает газета Asahi, арестовала в Нагое двух якудза за попытку кражи в супермаркете почти 200 наименований продуктов в общей сложности на 76,12 тыс. иен ($668). Арестованные, члены мелкой банды, входящей в состав «Кобе ямагути-гуми», жалуются на тяжелую жизнь. По их словам, они вынуждены красть еду, чтобы не умереть от голода…

Расцвет силы якудза пришелся на 1963 год. Тогда, по данным полиции, ее численность составляла 184,1 тыс. человек.

К началу 1990-х численность гангстеров снизилась до 70 тыс. человек, а к концу 2016 года, по данным NPA, их осталось не больше 18 тыс. Неудивительно, что несколько лет назад в газетах начали появляться объявления о приеме на работу в… банды якудза.

Оптимисты говорят о разгроме японской оргпреступности, но слухи о кончине якудза сильно преувеличены. Да, их стало на порядок меньше, и они действуют сейчас по-другому, но бандиты по-прежнему сильны и получают, например, как минимум 5% доходов всего строительного бизнеса в Японии. Они потихоньку отказываются от физического насилия и пытаются осваивать новые сферы деятельности — полицию тревожит все больший интерес гангстеров к миру финансов и киберпространству.

Еще каких-то десять лет назад каждый десятый арестованный якудза обвинялся в рэкете. Сейчас обвинений в кражах и мошенничестве, отмечает NPA, больше, чем в насильственных преступлениях. Бандиты нередко сотрудничают друг с другом. Так, одним майским днем 2016 года члены шести банд сообща похитили из банкоматов по всей Японии $17,3 млн.

Большие перемены в жизни якудза начались в сентябре 2009-го, когда шеф NPA Такахару Андо публично пообещал уничтожить одну из основных банд «Ямагути-гуми» — «Кодо-кай». Многие не поняли: почему главный полицейский Японии хотел разгромить не всю крупнейшую банду страны, а лишь ее подразделение? Объяснение простое. Члены «Кодо» вели себя не так, как остальные якудза: они были на виду и постоянно мелькали перед телекамерами, отказывались сотрудничать с полицией и совершали другие неприемлемые с точки зрения стражей порядка поступки. Главная их вина заключалась в том, что они показывали плохой пример для коллег по криминальному миру.

В NPA быстро разработали закон против организованной преступности. Авторы закона, начавшего действовать в октябре 2011 года, нанесли бандитам сильный удар, криминализовав выплату им денег и сотрудничество с ними. Гангстеры быстро почувствовали действенность нового закона. Сейчас дело доходит до того, что они не могут даже купить смартфон. 6 июня прошлого года полиция арестовала главаря «Кобе ямагути-гуми» Иноуэ Кунио, но вскоре была вынуждена его отпустить. Кунио обвинили в том, что четыре года назад он заказал для себя новую модель телефона на имя подружки.

Проблемы у якудза сейчас со всем. Им трудно взять напрокат машину, открыть банковский счет и получать почту в офисах банд. Типографии отказываются принимать у них заказы на изготовление визиток. Якудза приходится иногда даже сжигать своих усопших товарищей в самодельных печах в офисах, потому что в крематории их не пускают. Не пускают бандитов и во многие храмы, включая один из самых знаменитых буддийских храмов — Энряку-дзи в окрестностях Киото. Членов якудза отказываются обслуживать в барах и ресторанах. Они стали персонами нон грата в заведениях общепита даже на исторической родине японской оргпреступности, в Фукуоке.

Раньше офисов якудза было так много, что на территории каждого полицейского участка оказывался как минимум один. Это облегчало полиции контроль над гангстерами. Сейчас стражам порядка намного труднее контролировать якудза, потому что они не только стараются поменьше афишировать свою деятельность, но и закрывают представительства. Тяжелое финансовое положение и сокращение численности вынуждает банды совместно арендовать офисы. Еще каких-то десять лет подобное было немыслимо: собственная штаб-квартира всегда считалась у якудза символом власти и силы. По данным полиции, совместных представительств в префектуре Осака сейчас как минимум 13, в префектуре Хиого — три. Арендаторы по очереди дежурят в офисах и принимают посетителей. «У нас не хватает ни денег, ни людей,— объясняет один из гангстеров.— Нам приходится экономить даже на отоплении и электричестве».

Еще одно доказательство ослабления японской оргпреступности — резкий рост спроса на удаление татуировок, визитной карточки любого уважающего себя японского гангстера. Тату (ирезуми) свидетельствуют о мужественности их обладателя и принадлежности к якудза. До появления электроигл нанесение их было такой болезненной процедурой, что одним из старинных прозвищ якудза было слово «гаман» — «терпеливость». Считалось, что чем больше «живописи» на теле якудза, тем лучше он способен терпеть боль.

Сегодня с бандитскими тату трудно устроиться на работу. Компании не хотят брать якудза, пусть и порвавших с криминальным миром. В общественных банях, бассейнах и спортивных клубах часто можно увидеть объявления о запрете на посещение гражданам с татуировками.

А несколько лет назад мэр Осаки Тору Хашимото распорядился проверить всех 38 тыс. госслужащих на наличие ирезуми. Чаша терпения градоначальника переполнилась, когда учитель одной из городских школ показал ученику татуировку на руке, чтобы напугать его.

Мэр Осаки — известный борец с якудза, проверяющий всех своих служащих на наличие бандитских татуировок

Фото: Sankei via Getty Images

Кстати, ирезуми — удовольствие не из дешевых. Тату на руке обойдется в 400 тыс. иен, покрыть «живописью» все тело стоит в десять раз дороже. Из той же оперы всплеск популярности пластических хирургов, которые делают операции гангстерам, совершившим в свое время юбитсуме — отсечение верхней фаланги мизинца за какой-то промах. Отсутствие части мизинца сразу выдает якудза и тоже мешает им устроиться на работу. Поэтому в последние годы решившие покончить с криминалом бандиты часто пытаются скрыть увечье при помощи имплантатов.

Несмотря ни на что, не все японцы считают якудза злодеями. Известны случаи, когда родители отдают подсевших на наркотики детей… бандитам, которые обещают их вылечить, и обещание часто выполняют. Правда, в последние годы такое происходит все реже.

Их перестают бояться


Японские власти эффективно борются с оргпреступностью. Главное орудие борьбы — суды. Война объявлена фирмам, которые сотрудничают с якудза и помогают им зарабатывать и отмывать деньги. Любой японец может увидеть списки таких компаний, регулярно публикуемые в прессе. Поначалу счет шел на тысячи, сейчас их число стремительно сокращается. Подавляющее большинство бизнесменов не хотят быть ославленными на всю страну. На тех, на кого не действуют огласка и угроза лишиться важных клиентов и кредитов, власти пытаются воздействовать при помощи судов и штрафов.

Отношение к организованной преступности меняется не только у бизнеса.

О том, что якудза уже не внушает такого панического страха, как каких-то два-три десятилетия назад, говорят начавшие появляться в судах иски к бандам и бандитам от японских обывателей.

Летом 2013 года хозяйка ресторана в Нагое (ее имя держится в тайне) обратилась в суд с иском к самому Цукасе. Она ежемесячно платила гангстерам из «Кодо-кай» в 1998–2010 годах от 30 тыс. до 100 тыс. иен. Когда же женщина попыталась в 2008-м перестать платить дань (миказемерио), бандиты пригрозили сжечь ее ресторан, а ей самой угрожали физической расправой. В общей сложности хозяйка ресторана заплатила им 10,35 млн иен. От Цукасы она требовала 17,35 млн с учетом компенсации за моральный вред. Суд встал на сторону истицы и в апреле этого года обязал верховного оябуна выплатить ей 13 млн иен.

Конечно, сам главарь «Ямагути-гуми» дань с хозяйки ресторана не собирал и, скорее всего, брать деньги конкретно с нее даже не приказывал — отважная женщина воспользовалась внесенным в 2008 году изменением в закон, которое обязывает работодателей отвечать за действия и поступки своих работников. Это изменение, кстати, заставило главарей банд посадить гангстеров за изучение законов. Дело доходит до того, что им даже приходится сдавать экзамены на знание уголовного кодекса.

Мало кому из оябунов хочется повторить судьбу двух боссов одной из банд «Сумиёси-кай», которым пришлось раскошелиться из-за подчиненных. Трое бандитов попытались убить бывшего главаря соперничающей банды 25 января 2003 года. Во время перестрелки в одном из баров Маэбаси погибли три посетителя, не имевшие никакого отношения к криминальному миру. Родственники одного из погибших обратились в суд. Во избежание крупных неприятностей оябуны заплатили им почти 97,5 млн иен…

Времена для якудза сейчас непростые, и легче им, по крайней мере в ближайшем будущем, точно не станет. Японские власти не ослабляют давление на криминальный мир. 11 июля 2017 года вступил в силу закон о борьбе с организованной преступностью, созданный на основе уже действующих законов об оргпреступности и против отмывания денег. Под его юрисдикцию подпадает в общей сложности 277 видов преступлений. Более того, закон разрешает арестовывать обвиняемых не только после совершения преступлений, но и на стадии их подготовки. Во время обсуждения нового закона в парламенте оппозиция критиковала его за то, что он нарушает свободу мысли.

Якудза оперативно отреагировала на новую угрозу. В «Ямагути-гуми», к примеру, напечатали четырехстраничную инструкцию с советами гангстерам, как избежать ареста.

Комментарии
Профиль пользователя