Коротко


Подробно

Фото: Сафрон Голиков / Коммерсантъ   |  купить фото

Плохие родители войдут в систему

Минобрнауки предлагает вести реестр недобросовестных усыновителей и опекунов

Переформатировать государственный банк данных о детях, оставшихся без попечения родителей, предлагают в Минобрнауки. Ведомство подготовило законопроект, в рамках которого будет создан реестр недобросовестных родителей, усыновителей и опекунов. Также предлагается на этой единой платформе вести учет мер соцподдержки детей-сирот, что позволит оперативно отслеживать, получили ли они необходимую помощь.


Почти 34 тыс. родителей в 2016 году были лишены родительских прав, 8,1 тыс. граждан в них ограничены, принято 852 решения об отстранении от обязанностей опекунов за ненадлежащее выполнение обязанностей и об отмене усыновления по вине усыновителей. Согласно ст. ст. 127 и 146 Семейного кодекса, граждане, лишенные родительских прав, отстраненные от обязанностей опекуна, а также бывшие усыновители не могут вновь усыновить ребенка либо стать опекунами. «В рамках анализа практики правоприменения выявлены случаи передачи детей под опеку, попечительство и на усыновление вышеуказанным лицам»,— говорится в пояснительной записке к законопроекту, который разработало Минобрнауки.

Причину ведомство видит в отсутствии механизма взаимного обмена сведениями между профильными органами. В качестве решения проблемы авторы законопроекта предлагают создать специальный реестр: государственный банк данных о детях, оставшихся без попечения родителей, который будет содержать информацию не только о гражданах, желающих принять детей на воспитание (установлено законом «О государственном банке данных»), но и сведения о недобросовестных родителях, усыновителях, опекунах и попечителях.

Кроме того, предлагается внести в банк данных и информацию о предоставлении детям, оставшимся без попечения, мер социальной поддержки. «В настоящее время отсутствует базовый информационный ресурс, позволяющий осуществлять единый учет таких сведений»,— указывают авторы законопроекта, отмечая, что в ряде субъектов существуют «узконаправленные автоматизированные системы». Предлагаемые законопроектом изменения, по мнению чиновников Минобрнауки, расширяют цели и задачи существующего банка данных, делая его именно единой системой учета данных, в которой осуществляется сбор, обработка, накопление, хранение и поиск информации, «необходимой в процессе предоставления детям мер поддержки, ?в том числе в случае смены места жительства».

«Проблема действительно актуальна»,— сказала “Ъ” уполномоченный по правам ребенка в России Анна Кузнецова. Госпожа Кузнецова отметила, что ей известны случаи, когда дети передаются недобросовестным опекунам: «Где-то это несогласованность действий социальных служб, где-то ошибка или даже халатность. А где-то именно отсутствие соответствующей информации о потенциальных опекунах и приемных родителях». Говоря об учете мер соцподдержки, госпожа Кузнецова заявила, что «специалисты должны иметь доступ в том числе и к такой информации, с тем чтобы ясно понимать, какая социальная, реабилитационная, медицинская помощь ребенку уже оказана, какой "маршрутный лист" он уже прошел»:

«Это необходимо прежде всего для выстраивания наиболее эффективного алгоритма дальнейшей помощи ребенку, его сопровождения, обучения, лечения».



Член Общественной палаты России, президент межрегиональной общественной организации «Наши дети» Юлия Зимова объяснила “Ъ”, что случаи с передачей детей недобросовестным опекунам и усыновителям зачастую имеют место, когда такие граждане переезжают из одного региона в другой: «В регионе, куда они приехали, не знают, что, возможно, были проблемы. Приехавший человек — как чистый лист». Она отметила, что органы опеки, «если хорошо выполняют обязанности», делают запрос о личности человека по прежнему месту прописки, «но это бывает сейчас крайне редко».

Госпожа Зимова отметила, что «любая централизация, аккумуляция и систематизация информации облегчит многим работу».

Отвечая на вопрос о возможной утечке личных данных из реестра недобросовестных родителей, эксперт отметила, что «не видит в этом особой опасности, поскольку информация защищена»: «Лучше эта информация будет доступна, чем ребенка передадут тому, кто будет его обижать».

Валерия Мишина


Материалы по теме:

Комментировать

Наглядно

все спецпроекты

актуальные темы

все темы
все проекты

обсуждение