Коротко


Подробно

Фото: Юрий Стрелец / Коммерсантъ   |  купить фото

«Я люблю отели за ощущение безвременья»

Режиссер и актриса Алиса Хазанова рассказала о параллельных мирах и цикличности времени

Артистка и режиссер Алиса Хазанова представила в Самаре на площадке ЦРК «Художественный» свой режиссерский дебют – драму «Осколки». После премьеры она рассказала, чем ей интересны параллельные миры, почему отель стал героем ее фильма и что думает о картине отец режиссера Геннадий Хазанов.


– С чего началось создание фильма? Было какое-то ощущение, которым вы хотели поделиться?

– Так получилось, что изначально у меня в голове сложился набор сцен, увиденных во сне. Но все они были разрозненные, и я не считала, что какая-то из них тянет на отдельную киноисторию. Потом мы познакомились с Майклом Куписком (актером и сценаристом.– „Ъ-Волга“), разговорились. У него была идея, связанная с фильмом Алена Рене «В прошлом году в Мариенбаде», рассказать такую историю: один человек встречает другого, который говорит, что у его собеседника есть или была другая жизнь. Сначала главный герой думает, что его оппонент – сумасшедший, но убедительность, с которой говорит его собеседник, заставляет его признаться себе в том, что, возможно, с ним что-то не так и он оказался в другой реальности. Нас очень заинтересовала возможность иной реальности, и мы оттолкнулись от нее. Так в сценарии появилась структура повторения и цикличности, которая, я думаю, знакома многим: когда мы находимся в состоянии стресса или пытаемся решить какую-то проблему, мы как будто движемся по кругу. Специфика в том, что каждый раз ситуация проигрывается по-разному: появляются новые детали, меняется число людей и освещение. При этом глобально сама ситуация не меняется.

– Почему все-таки «В прошлом году в Мариенбаде»? Вы увидели в этом романе и фильме удобную форму, чтобы композиционно оформить сцены или здесь есть полемика?

– Честно скажу: этот роман я не читала. Но мы не пытались сделать оммаж картине. Для нас история, взятая из одноименного фильма, была отправной точкой.

– Рассматривали ли вы кроме себя других актрис на исполнение главной роли в этом фильме?

– Вообще есть много других замечательных актрис, которых я очень люблю и с которыми хотела бы когда-нибудь поработать. Но в истории с «Осколками», как это ни странно, было проще сыграть самой, потому что у нас было очень мало времени на съемки, и совсем не оставалось на репетиции. Мне как актрисе и режиссеру в одном лице было проще настроить всех на площадке на нужный мне темпоритм и состояние.

– Режиссура требует определенной жесткости, но вы не создаете впечатление жесткого человека.

– Я могу быть жесткой. На самом деле мне очень помогли мои навыки, выработанные благодаря балетной дисциплине и образованию хореографа. Я имею в виду способность организовать большое количество людей и объяснить каждому, что от него требуется.

– Что дала вам иноязычная языковая среда в фильме?

– Фильм был изначально придуман на английском языке, и в этом плане вообще никак не изменился. Для меня в принципе важно хранить верность оригинальной идее, потому что появление такой идеи в четком виде – самое ценное, что может произойти в жизни. Мне кажется, что наиболее удовлетворительный результат получается, когда ты максимально стараешься придерживаться того, что ты изначально придумал. Может меняться объект, который ты хотел снимать, или что-то другое. Но чем лучше ты помнишь ощущение, в котором находился, когда придумал историю, и чем ближе к нему остаешься во время работы, тем это лучше для фильма и выражения его идеи.

– Во что играли герои картины за столом в одной из сцен?

– Не пойми во что. Я попросила актеров, когда мы снимали эту сцену, притвориться, что они играют в мафию. Но в сцене неважно, что именно они делают. Смысл в том, чтобы показать абсурд ситуации, когда люди с многозначительным видом произносят что-то, не имеющее значения.

– Основная идея фильма заключается в цикличности времени или мысли о параллельности миров?

– И в том, и в другом. Мне кажется, в каждой параллельности есть своя цикличность. Для каждого человека время течет по-своему. И если отбросить условные единицы времени, для каждого существует свой временной поток, который зависит от состояния человека и его выбора. А цикличность времени для любого проявляется по-своему.

– Как бы вы сформулировали посыл фильма?

– Я хотела показать сложность коммуникации между людьми, то, что все люди несовершенны, и поговорить о том, что каждому человеку бывает непросто в разных ситуациях.

– Как вы вышли на ключевой для фильма образ отеля?

– Я люблю отели за ощущение безвременья, нейтральность пространства. Это место, где может произойти любая ситуация, время течет совершенно иначе. Здесь пересекаются люди, которые не увиделись бы в другом месте никогда в жизни. Для меня отель – главный герой фильма, который является самостоятельным организмом, живет своей жизнью, дышит, и это дыхание слышно: когда мы работали со звукорежиссером, мы использовали так называемый «звук дышащей большой рыбы». Кроме того, я воспринимаю отель в фильме как большой мозг, его коридоры – как извилины, а ходящих по нему людей – как мысли. На этом образе я не настаиваю, но лично для меня он заложен в картине на определенном уровне.

– Занятые в фильме иностранные актеры уже посмотрели его?

– Я уже отправляла многим из них просмотровые версии, потому что они очень переживали за картину. На самом деле этот фильм дал им возможность творить, ведь сценарии такого рода редко доходят до стадии реализации. Здесь многое построено на актерских диалогах. В фильме нет монтажа. Сейчас в кинематографе в принципе востребованы другие фильмы, и для актеров, которых мы задействовали, работа с материалом такого плана была серьезным событием. Они очень хотели работать со сценарием.

Кстати, в фильме задействованы не голливудские, а в основном нью-йоркские артисты, и один англичанин. В картине также задействована культовая американская актриса Мариса Райан. Коллеги потом спрашивали меня, как я смогла заполучить Марису на эту роль. Просто ей понравился сценарий, и она захотела участвовать в съемках.

– Почему вы решили показать фильм именно в Самаре?

– Я считаю, что замечательно, когда возможны такие встречи и обсуждения фильма со зрителем. Мне кажется, это полезно для обеих сторон, в том числе для зрителей. Вообще с фильмами, как с любым произведением искусства, часто складывается такая ситуация: непонятное публику раздражает. Поэтому возможность диалога со зрителем о картине является сегодня ценной и редкой вещью. Я очень рада, что у меня есть такая возможность.

– Видели ли ваши родители этот фильм?

– Папа был на премьере, ему понравилось, и он зауважал меня.

– Многие дети известных родителей отмечают, что им сложно добиться того, чтобы их воспринимали как самостоятельные творческие единицы. Испытали ли вы на себе этот стереотип?

– Наверно, сложно в этом смысле бывает не только детям известных родителей. Если ты к ним относишься, здесь есть одна особенность: на тебя обращают больше внимания – негативного и позитивного. Ты обязательно столкнешься в своей жизни со всеми стереотипами, которые с этим связаны. Но я очень рада, что родилась у своих родителей, мне кажется, что мой отец – невероятно талантливый человек, я очень уважаю его как творческую личность.

– Какие у вас планы на будущее?

– Жить-веселиться (смеется). Я очень люблю свою актерскую профессию, продолжаю ей заниматься и сейчас работаю над новым сценарием. Надеюсь снять еще один фильм – на русском языке. Не буду говорить, какой, пока съемки не завершатся.

Записал Георгий Портнов


Материалы по теме:

Комментировать

рекомендуем

Наглядно

в регионе

обсуждение