Коротко


Подробно

Фото: Евгений Павленко / Коммерсантъ   |  купить фото

Особенности облика

Специализация

Развитие Петербурга с точки зрения строительства новых и реконструкции исторических объектов под те или иные нужды продолжает вызывать споры не только между градозащитниками и властями и бизнесом, но зачастую и между потенциальными инвесторами и городом. Для гармоничного архитектурного и экономического развития Петербурга компаниям нужны понятные правила игры, учитывающие особенности облика Северной столицы, считают эксперты.


Николай Николаев


Одним из последствий урбанизации для бизнеса является тот факт, что компании в рамках своей международной экспансии все чаще ориентируются на конкретные города, а не страны, говорит адвокат и руководитель практики "Разрешение споров" петербургского офиса юридической фирмы Borenius Анна Заброцкая. В частности, такая тенденция находит свое отражение в мире моды: если взглянуть на крупнейшие города-рекордсмены по продажам модных товаров через призму различных продуктовых категорий, можно увидеть, что к 2025 году Гонконг будет лидировать по продажам ювелирных изделий и сумок, в то время как в остальных продуктовых сегментах этот город не войдет даже в десятку.

Некоторые эксперты полагают, отмечает она, что люксовым компаниям в будущем придется уделять больше внимания локальным особенностям, так как в больших городах со временем очень четко определяются торговые кварталы или улицы, например, Большая Конюшенная улица в Петербурге или так называемый Старо-Невский проспект.

"Многие известные бренды в рамках своей маркетинговой стратегии хотят размещать свои бутики только в таких престижных зонах. Однако в Петербурге не все так просто. Во-первых, в городах с исторической застройкой существуют обязательства по сохранению памятников архитектуры. Это означает, что не каждое помещение в центре можно переделать под нужды и стиль конкретного бренда",— говорит госпожа Заброцкая. В качестве примера она приводит бутик одного известного бренда в Амстердаме, который полностью построил первый этаж здания из стеклянных кирпичей: ни при каких условиях невозможно было бы согласовать подобный проект в центре Петербурга.

Кроме того, при таком плотном размещении магазинов в определенном районе порой бывает тяжело соблюсти политику брендов в части престижного соседства, поэтому в створе улицы с люксовыми бутиками, ДЛТ и магазинами дорогих швейцарских часов располагается один из крупнейших масс-маркет-ритейлеров.

Действующий Градостроительный кодекс Петербурга дает достаточно возможностей гибко и оперативно реагировать на возникающие проблемы в рамках взаимодействия инвесторов и власти, говорит партнер EY и руководитель группы по оказанию услуг компаниям секторов недвижимости, транспорта, инфраструктуры и государственным компаниям в СНГ Ольга Архангельская.

В частности, есть широкие возможности периодической корректировки Генплана, схем зонирования территорий, Правил землепользования и застройки (ПЗЗ) и транспортной схемы. "Здесь особых проблем мы не наблюдаем. Есть дефицит идей в части выбора масштабных стратегических решений, а также дефицит бюджетных средств для их реализации",— отмечает эксперт.

Так, например, десять лет назад в Петербурге преобладала концепция ликвидации промышленного пояса и вывода всех производств за его пределы, однако в последние пять лет администрация города стала очень осторожной и скорее консервативной в этом вопросе, предпочитая говорить о необходимости сохранения и развития рабочих мест и модернизации производства.

Глава городского комитета по инвестициям Ирина Бабюк отмечает, что Санкт-Петербург является ключевым экономическим, культурным, индустриальным и транспортным центром страны, а также одним из наиболее активно развивающихся российских регионов. Результатом инвестиционного развития, по ее словам, стало повышение качества городской среды благодаря созданным объектам в сферах транспорта, социальной инфраструктуры, культуры, спорта и здравоохранения, которые были возведены за счет внебюджетных источников финансирования.

Зарубежный опыт


Для дальнейшего развития городской среды необходимо использовать позитивный опыт зарубежных стран, говорит Анна Заброцкая. Например, такие города, как Масдар-Сити в ОАЭ, Tianjin Eco City в Китае и Kashiva-ho-ha Smart City в Японии, считаются "умными" городами с тотальной оптимизацией, когда все типы инфраструктуры систематизированы и интегрированы посредством информационных технологий и связаны "умными" технологиями между собой. Это позволяет эффективно управлять ресурсами и оптимизировать все процессы развития в целом, избегать блочно-модульного развития и делает политику развития города более интегрированной.

В Петербурге тоже существует кластер информационных технологий, и развитие по кластерному принципу может позитивно повлиять на привлекательность города для IT-разработчиков, но при условии, что государственная поддержка станет экспертной и почти безвозмездной, отмечает руководитель практики "Интеллектуальная собственность и информационные технологии" Borenius Павел Савицкий. В связи с нынешней непростой внешней политикой российские стартапы для успешного запуска могут себе позволить получить государственное финансирование в России только если такое финансирование не влечет обязательств, кроме ограниченных выплат роялти из дохода, иначе эти стартапы потом "сдуются", не получив финансирования уже на втором-третьем раунде за рубежом, поскольку инвесторы боятся страновых рисков. "Чтобы собирать заинтересованных и грамотных экспертов и мотивировать их участвовать в такой работе, в Петербурге есть потрясающие кадровые и материальные ресурсы — технологические факультеты наших основных вузов. Чтобы построить эффективную модель, тоже далеко ходить не нужно: многое уже отлично сделано в "Сколково" и будет реплицироваться в Пушкине, если пойдет недавно анонсированный проект",— говорит он.

В данном случае примечателен опыт двух стартап-наций — Финляндии и Израиля, напоминает господин Савицкий. В Финляндии есть государственные фонды, инвестирующие в технологические стартапы, при этом они не забирают их под контроль и в основном не приобретают на них никаких прав. Финский фонд Tekes — это огромная государственная экспертная организация, которая постоянно отсматривает стартапы, малый бизнес, большие компании и проекты университетов, финансируя их развитие, запуск новых продуктов и выход на зарубежные рынки.

В Израиле же есть государственное Инновационное ведомство (Israel Innovation Authority) в рамках Министерства экономики, которое специально инвестирует в перспективные, но наиболее рискованные проекты, которые сами не смогут найти частных денег, а в успешных случаях потом получает роялти в размере не более 5% от их дохода. "При такой с виду убыточной стратегии израильское государственное инновационное ведомство приносит государству прибыль. Мы тоже можем, но нужны прозрачность, публичность, экспертный и финансовый контроль",— подчеркивает господин Савицкий.

В мировой практике развития городской среды есть еще одна особенность, говорит госпожа Заброцкая: все чаще обсуждается идея отказа от функционального зонирования городов. Принцип жесткого функционального зонирования, когда в районе сконцентрированы здания с одной функцией (жилье, офисы или промышленность), был введен в мировую практику в 1920-е годы, чтобы отодвинуть жилые районы от "грязных" заводов, но сейчас для многих городов это уже неактуально. "Многофункциональная застройка создает новую городскую среду — более разнообразную, интенсивную по коммуникациям. Для создания креативного пространства в передовых европейских городах также часто используется такой градостроительный прием, как создание локальных подцентров. Вокруг публичных пространств образуется так называемое третье место — third place (первое место — это жилье, второе — работа), которое является одновременно и территорией общения, и зоной отдыха, и местом работы",— отмечает она.

Формирование кластеров может позитивно отразиться на развитии городской среды, соглашается с Павлом Савицким президент компании "Активный компонент" Александр Семенов. Он указывает на то, что промышленные зоны Петербурга в настоящее время развиваются стихийно, не поддаваясь никакой логике. Например, происходит активное развитие фармпромышленности, но предприятия разбросаны по разным концам города.

"Для более эффективной работы фармпредприятий будет логично создавать отраслевые кластеры, которые могут стать движущей силой развития рынка как на региональном, так и на федеральном уровне. Кластерная система может вводиться уже на базе существующих конгломераций",— говорит он.

Четкие правила игры


Компромисс между задачей сохранения историко-архитектурного наследия и необходимостью привлечения частных инвестиций в проекты реновации и развития возможен, но для достижения такого компромисса важно всем участвующим сторонам четко определить и выполнять правила игры, считает Ольга Архангельская. Например, при выдаче разрешения на приспособление памятника к новому использованию должны быть детально и однозначно описаны предметы охраны, условия их содержания и использования. И охранным ведомствам, и девелоперу требуется однозначная трактовка того, что можно делать с объектом, а что нет. "Есть старая поговорка девелоперов: "Мы можем приспособиться к любым правилам и ограничениям — нам только нужны гарантии, что их не нарушат". И применительно к данной ситуации эта поговорка особенно актуальна",— говорит госпожа Архангельская.

С ней солидарна и Анна Заброцкая: драйвером в привлечении инвестиций в регион является понятная стратегия развития региона, стабильность и прозрачность, инвестору должно быть понятно, как вести бизнес именно здесь. Различные исследования показывают, что едва ли не решающий критерий — это доверие власти со стороны бизнес-сообщества. В этом направлении, подчеркивает она, надо работать, так как здесь очень часто преобладает элемент неожиданности и непредсказуемости. Эксперт Borenius напоминает, что в Петербурге было множество историй, связанных с изменениями Генерального плана и ПЗЗ, когда инвесторы приобретали участки с определенным разрешенным использованием для развития, а через год ПЗЗ уже менялись настолько, что кроме как высаживать деревья на участке больше ничего делать нельзя.

"В подобной ситуации о стабильности и инвестиционной привлекательности говорить не приходится, поэтому для инвесторов четкое понимание того, куда регион хочет прийти, гораздо важнее, а формирование агломерации — это уже следствие определения стратегии развития региона",— заключает Анна Заброцкая.

"Инвестиционный форум". Приложение от 09.11.2017, стр. 18
Комментировать

Наглядно

в регионе

глазами «ъ»

в лучших местах

обсуждение