Коротко


Подробно

Фото: Юрий Мартьянов / Коммерсантъ

Новые приключения Электроника

Подделка оценки в школьном журнале — уголовное преступление? Недоумевает Маша Трауб

Покушение на электронный дневник — новый вид уголовного преступления?


Маша Трауб


Эта новость промелькнула, но можно сказать, осталась мало замеченной: соцсети не подняли гвалт, родительские интернет-сообщества тоже сделали вид, что ничего не произошло. Обсуждали поздравление тренеров с днем тренера (считать ли это профессиональным праздником и стоит ли дарить деньги в конверте), подготовку к Новому году (устроить "бюджетную" елку в классе или "небюджетно" ехать кормить оленей) и кто как из родителей написал стихотворение про зиму на детский конкурс. Между тем для меня эта новость стала настоящим шоком.

Речь об истории, которая произошла в прошлом году, но только сейчас до финала: завершилось расследование дела гимназиста, обвиняемого в незаконном доступе к компьютерной информации. Место преступления — Новосибирск. Дело передано в суд. 16-летний парень в течение месяца исправлял в электронном дневнике оценки себе и своим одноклассникам, если они об этом просили. Как следует из официального сообщения: "Преподаватели гимназии заметили внесенные в электронный дневник изменения и сообщили об этом в полицию. После проведения проверки по данному факту было возбуждено уголовное дело". Парню предъявлено обвинение в неправомерном доступе к охраняемой законом компьютерной информации, повлекшем ее модификацию. "В отношении обвиняемого избрана мера пресечения в виде подписки о невыезде и надлежащем поведении"...

Электронный журнал меня, как мать двоих детей-школьников, если честно, раздражает. Во-первых, я не могу туда зайти сразу, получается со второй или с третьей попытки — система так и не отлажена. Технические сбои происходят регулярно — оценки то пропадают, то возникают. Появилось новшество в виде оценки в квадрате: за контрольную, диктант или тест оценка удваивается и в дневнике стоит, например, пять, а внизу маленькая двоечка. Пять в квадрате — это не то, что три в квадрате. Нам, родителям, официально объявили, что пятерка будет выставляться в триместре при условии, если средний балл всех полученных оценок составляет четыре целых и семь десятых балла. Раньше было четыре и шесть десятых, потом четыре и шестьдесят пять сотых. Даже я, не математик, понимаю, что четыре и семь — это вообще без малейшего права на ошибку. А еще совсем недавно оценка выставлялась на усмотрение учителя, что я считаю правильным и очень разумным. Наша учительница могла поставить пять — за старательность, трудолюбие, за то, что ребенок дотянул до того, до чего и сам не ожидал. Но могла влепить четверку за лень. Сейчас за учителей все решает статистика.

Потрясло то, что именно учителя сообщили, точнее, донесли в полицию. И сломали мальчишке жизнь

В оценках старшего сына я вообще не могу разобраться и стараюсь не заглядывать в его журнал. Мне кажется, он в состоянии сам отвечать за свою учебу. А младшей дочке очень важно иметь пятерку. И на доску почета тоже хочется, как и всем детям. Десятые и сотые они еще не проходили и не понимают, почему, если пятерок больше, то все равно выходит четыре.

Моей знакомой электронный журнал очень нравится — она из него не вылезает вообще. Дочку-шестиклассницу она пытается подловить вопросом "что задано?". Если девочка отвечает "ничего", мама тут же зачитывает ей задание из журнала. Дочка еще из школы не вышла, а мама уже устраивает истерику — почему трояк по литературе? Если было можно, она бы шестикласснице на ногу браслет слежения прицепила, который бы передавал сигналы на телефон, если девочка сделает шаг в сторону. Впрочем, электронный журнал, с моей точки зрения,— это тоже система слежения.

Что касается исправлений оценок, отныне, получается, уголовно наказуемого, то я просто в ступоре. Я обзвонила нескольких своих приятельниц, и каждая спокойно сказала: да, в их школе, классе, параллельном классе такое было. Всегда было. Бумажные журналы, помнится, сжигали, прятали, теряли, подтирали лезвием оценки. Виновные, естественно, находились и шли исполнять трудовую повинность — таскать парты или убирать школьную территорию. Самое страшное наказание, которое я помню,— половинкой опасного лезвия стирать черные полосы на линолеуме в коридоре. Стоишь на четвереньках и затираешь эти полосы, которым нет конца и края. И никто не волновался, что ребенок не дай бог лезвием порежется,— нормальное наказание. И еще вызывали родителей к завучу или к директору.

В нашем классе тоже был подобный случай. Одноклассник сына исправлял оценки в электронном журнале. Во-первых, взломщика обнаружили уже на следующий день — входы в журнал фиксируются. Во-вторых, учителя знают, кто как учится. Компьютерному гению устроили аттестацию по всем предметам. Получилось, как в фильме "Приключения Электроника",— наш Электроник тоже корпел над учебниками и подтверждал поставленные себе четверки и пятерки, которые учителя решили не удалять. Все соучастники "преступления" помогали ему готовиться, работая добровольными репетиторами, а попутно занимались общественно полезным трудом на благо школы. Парень, кстати, тогда сильно подтянулся в учебе. Сейчас считается чуть ли не гением по информатике.

В случае с парнишкой из Новосибирска меня потрясло то, что именно учителя сообщили, точнее, донесли в полицию. И сломали мальчишке жизнь. Главный же вопрос — почему родители позволили сломать своему ребенку жизнь — никто отчего-то не задает...

Журнал "Огонёк" от 13.11.2017, стр. 42
Комментировать

Наглядно

все спецпроекты

актуальные темы

все темы

Социальные сети

все проекты

обсуждение