Подробно

7

Фото: Архив пресс-службы фестиваля «Context»

Есть мода на современную хореографию

Софья Капкова о фестивале Context

от

12–15 ноября в Москве и 16–19 ноября в Санкт-Петербурге пройдет V Международный фестиваль современной хореографии Context. Diana Vishneva. В первый юбилей зрителей ожидает особенная программа. Генеральный директор фестиваля Софья Капкова рассказала «Коммерсантъ Стиль» о светском флере и принципах сотрудничества с участниками, партнерами и спонсорами.



— Зачем не разбирающемуся в современной хореографии человеку идти на ваш фестиваль?

— За удовольствием, за эмоциями, наконец, за тем, чтобы посмотреть, что такое современный танец, и начать в нем разбираться. Если пять лет назад некоторые зрители, приходя на фестиваль, действительно начинали искать балетные пачки и пуанты, то сейчас уже есть понимание, что фестиваль Context. Diana Vishneva старается привезти разные номера из современной мировой хореографии: новые имена, состоявшихся звезд, премьеры. Программа фестиваля разноплановая и отражает все важные тенденции в мире танца.

— Какие хиты в нынешней программе фестиваля?

— В прошлом году в первый раз в Санкт-Петербурге прошло закрытие Context. На важной и для Дианы Вишнёвой исторической сцене Мариинского театра. Мы попробовали, посмотрели, как принимает нас город, и в нынешнем году решили рискнуть и привезти в Санкт-Петербург три полноценных вечера. Впервые покажем вечер молодых хореографов Context Lab (участники ставят постановки при нашем содействии), молодая балетная компания Gauthier Dance покажет очень интересный и важный балет «Нижинский», ну и закрытие теперь уже по традиции пройдет на исторической сцене в Мариинке. Программа закрытия, с одной стороны, дублирует московскую часть программы, а с другой — немного, но важно отличается: будет специальный гость именно для северной столицы — Национальный балет Нидерландов. Помимо этого в текущем году состоялась премьера «Балетов Стравинского» в Пермском театре оперы и балета, и вот в рамках Context мы привозим балет в Москву. Это будет один день на площадке Музыкального театра имени Станиславского и Немировича-Данченко, Диана исполняет в нем роль Петрушки в постановке Владимира Варнавы, первого победителя нашего конкурса молодых хореографов пять лет назад.

— Удалось ли фестивалю окупиться за пять лет?

— Событие такого рода — достаточно дорогое удовольствие. Когда фестиваль запускался пять лет назад, на него пришли 2 тыс. человек, в прошлом году зрителей было 10 тыс. Динамика увеличения количества гостей за пять лет в пять раз хорошая. Мы всячески пропагандируем то, что современная хореография — это искусство, за искусство нужно платить, и мы стараемся раздавать минимальное количество приглашений, мы хотим, чтобы люди все-таки покупали билеты, нам кажется очень важным приучить людей покупать билеты.

— Ну вы же не только на продаже зарабатываете, есть и партнеры...

Диана Вишнева

Диана Вишнева

Фото: Архив пресс-службы фестиваля «Context»

— В нынешнем году у нас сложилось интересное сотрудничество с нашим генеральным партнером Сбербанком: при его участии мы делаем первый онлайн-курс о современном танце на платформе Arzamas, а также начали сотрудничество с Пермским театром оперы и балета: представляем «Балеты Стравинского» сразу после их премьеры на Дягилевском фестивале и продюсируем собственную постановку Asunder с известным хореографом Гойо Монтеро. Также к нам присоединилась компания «Норникель», это наш стратегический партнер. В рамках этого сотрудничества мы впервые проводим региональную образовательную программу. Месяц назад в Норильске мы устроили премьеру фильма «Парижская опера», а также провели мастер-классы среди танцоров хореографических училищ и выбрали победителей. Эти ребята пройдут стажировку в студии Дианы Вишнёвой в Санкт-Петербурге.

— А в целом как бюджет фестиваля формируется?

— Фестивалем управляет некоммерческая организация. Наш бюджет — это проданные билеты, привлеченные средства, помощь спонсоров и компаний, плюс у нас есть небольшая субсидия Министерства культуры. Субсидию мы получаем на поддержку конкурса молодых хореографов, который проводим самостоятельно в течение года. И если посчитать все расходы, то есть все, что мы тратим за год на организацию фестиваля и формирование программы, а потом по итогу продаем все билеты, то мы все равно не покрываем всех расходов. Поэтому без спонсоров мы, конечно, не сможем. Однако нам важно и приятно, что почти на все события фестиваля билетов не найти. Sold out — мое любимое слово.

— У фестиваля довольно сильная светская составляющая. Зачем это ему нужно?

— Я бы так не сказала, что нам это нужно. Это происходит без нашего на это желания. Сейчас есть мода на современную хореографию. То, что мы делаем, действительно интересно людям, среди наших гостей довольно много публичных фигур. Соответственно, как только происходит то или иное мероприятие, аккредитовывается множество изданий, которым, в частности, интересны наши гости, отсюда появляются многочисленные фотоотчеты и светский флёр, о котором вы говорите. Могу привести пример Центра документального кино (ЦДК), которым я руковожу. Меня больше всего разочаровывает, когда у нас проходит важная премьера, например, последнее прижизненное выступление известного композитора Каравайчука, а дальше появляются публикации только о том, что в ЦДК прошло светское мероприятие. То есть журналисты не понимают важности события, мне это жаль. Но это не моя чашка чая, я не могу за это нести ответственность. В рамках фестиваля проходят два так называемых светских мероприятия, которые на самом деле не являются светскими, просто на них довольно много известных людей. Это коктейли после открытия и закрытия фестиваля, на которых люди в непринужденной обстановке поздравляют танцоров, хореографов, тех, кто занимается фестивалем.

Национальный балет Нидерландов

Фото: Архив пресс-службы фестиваля «Context»

— Вот вы упомянули, что сейчас есть мода на современную хореографию. Москвичи — люди увлекающиеся, но так же быстро, как очаровываются, они забывают вчерашних героев…

— Да, есть определенные категории людей, которые оказываются на фестивале под влиянием моды. Если он их не затронет, то в следующем году они могут и не прийти. Но если вы делаете хорошее дело, если у вас получается, если ваш продукт нравится людям, трогает их, то мода не имеет к этому уже никакого отношения. Мода скорее играет роль, когда люди приходят к вам первый раз, но останутся ли они, и будут ли они возвращаться — это никак с модой не связано.

— Немецкий режиссер Томас Остермайер сказал, что не приедет в Россию, пока не освободят Кирилла Серебренникова. Когда собиралась программа Context, приходилось ли слышать подобные заявления от западных хореографов или коллективов?

— Нет. У нас не было. У меня скорее с документальным кино такие прецеденты были, а с современной хореографией — нет. Все с удовольствием приезжают, им очень интересно, потому что Россия — это такое немножко непаханое поле, и ту работу, которую мы делаем здесь, на Западе понимают и очень ценят. Пожалуй, единственный человек, который заявлял, что не приедет, и которого мы бы очень хотели видеть на фестивале,— это Михаил Барышников. Мы уважаем его позицию, но все равно мы каждый год надеемся, что когда-нибудь сможем сотрудничать.

Павел Вардишвили


Комментарии

Наглядно

Приложения


Стиль Лучшее за год/Best of the Best #67,
от 26.12.2018

Стиль AntiAge #65,
от 25.12.2018

Kids #64 ,
от 24.12.2018

Стиль Рождество #60,
от 13.12.2018

Стиль Интерьеры #59,
от 12.12.2018
Профиль пользователя