Коротко

Новости

Подробно

Фото: Jonathan Ernst / Reuters

«Ожидания не оправдались, но Трамп — хороший человек»

Прямая речь: как вам Дональд Трамп год спустя?

от

8 ноября 2016 года кандидат от Республиканской партии Дональд Трамп был выбран 45-м президентом США, победив на выборах кандидата от Демократической партии Хиллари Клинтон, считавшейся фаворитом на протяжении всей гонки. Сразу после избрания господина Трампа российские политики выразили надежду на улучшение отношений РФ и США. “Ъ” спросил сенаторов, депутатов, журналистов, политологов, что они думают о политике Дональда Трампа год спустя.


Владимир Жириновский председатель фракции ЛДПР:

Фото: Дмитрий Духанин, Коммерсантъ

— Окончательные выводы делать пока рано, можно сильно ошибиться. Ситуацию с Трампом в течение первого года его правления определял не он сам. В Америке президент — первое лицо, но элиты, которые настроены против него, контролируют Конгресс, Сенат, суды и журналистов. После первого шока, когда Хиллари Клинтон проиграла, они опомнились и теперь пытаются исправить ситуацию: если у власти не свой, заранее назначенный, то нужно прогнуть под себя чужого. Три из четырех властей — законодательная, судебная и медиа — объединились против Трампа. Он понимает, что вокруг него сгущаются тучи, и под таким давлением его президентство может и импичментом закончиться. Он вынужден играть в поддавки. Санкции отказывается отменить, НАТО поддерживает, хотя раньше критиковал. Как и Буш, Трамп вынужден начать собственную войну — с Северной Кореей — чтобы поднять свой рейтинг. Россия для Трампа сейчас, что называется, и хочется и колется. Он готов наладить отношения с Путиным, прийти к взаимовыгодному соглашению, сделке, как он любит говорить, но только он заикнется об этом — по нему новый удар.

Оставили ему единственный безопасный с точки зрения элит участок внешней политики — переругиваться с Ким Чен Ыном в Twitter, и все.



Сергей Алексашенко, экономист:

Фото: Кристина Кормилицына, Коммерсантъ

— Трамп оказался весьма предсказуемым, ни одно из его действий, ни один из его поступков не оказались неожиданными. При его взрывном стиле наиболее подходящим было бы назвать его «бомбастиком», он пытается устроить one man show, представление одного артиста, не обращая внимания на то, что американская политическая конструкция устроена гораздо сложнее и что надо уметь договариваться. Он провел абсолютно гениальную предвыборную компанию, использовал по максимуму свои возможности, но как президент он очень слаб. Потому что он не может реализовать ни одного из своих предвыборных обещаний. Не думаю, что с приходом Трампа России стало легче. Трамп, может быть, и хотел бы пойти на какую-то сделку с Путиным, но нам предложить в обмен на это просто нечего.

Наши отношения — это не проблема Трампа, а проблема России.

Этот год для Трампа как президента — со знаком минус, год потерянный, потому что у него нет результатов, а в первый год обычно у президентов они бывают. При этом для Америки — это год со знаком плюс. Потому что система сдержек и противовесов, построенная отцами-основателями и отраженная в Конституции, работает. Человек хотел бы все разнести, а не может.


Ирина Антонова, президент Государственного музея изобразительных искусств имени А. С. Пушкина:

Фото: Петр Кассин, Коммерсантъ

— Да никак. Я с ним не встречалась и ничего о его взглядах на наше совместное культурное общение не знаю. А если исходить из того, что в наших с Америкой отношениях в области музейного сотрудничества ничего не изменилось,— его как не было, так и нет, (а ведь какие когда-то замечательные выставки мы делали совместно!), то и оценивать-то нечего. В течение прошедшего года я хотела устроить одну выставку, но желание партнеров, которые, видимо, хотели с нами сотрудничать, не получило соответствующего разрешения. От кого это идет, от Трампа или нет, я понятия не имею.


Александр Баунов, политолог, редактор портала Carnegie.ru:

Фото: Кристина Кормилицына, Коммерсантъ

— Я и год назад считал, что не стоит рассматривать отношение России к победе Трампа как однозначно восторженное. Да, депутаты аплодировали. Но наши депутаты занимаются не внешней политикой, а идеологией, с идеологической точки зрения поражение Клинтон воспринималось как поражение противника. Однако и победа Трампа не рассматривалась как победа друга. Скорее, с ним связывали небольшие надежды на какой-либо вариант сделки, в качестве варианта-максимум надеялись на сделку по новому мироустройству, в котором Россия займет более привилегированное положение. С Трампом получилось прямо противоположное тому, на что надеялись.

Для серьезных перемен во внешней политике США, на которые надеялись в России, он оказался бесполезен.

Даже вреден, потому что для его преследования выбран «российский след». Если до его победы Россия была противником для части американского политического класса, то теперь мы являемся «консенсусным противником», чьи действия в любой части мира заведомо считаются враждебными. Получилось хуже, чем было бы в случае победы Клинтон.


Андрей Кокошин, декан факультета мировой политики МГУ, бывший секретарь Совета безопасности РФ:

Фото: Дмитрий Духанин, Коммерсантъ

— В ходе предвыборной кампании Дональд Трамп выражал намерение улучшить отношения с Россией. Но необходимо учитывать настроения очень влиятельных групп в Конгрессе США, силу оппозиции к такому курсу, в том числе в рядах Республиканской партии. Надо помнить, что Трамп, хотя и победил на выборах, долгое время не пользовался поддержкой аппарата Республиканской партии. К моменту прихода к власти Трампа, и в особенности в первые месяцы его пребывания у власти, инициативой в выстраивании отношений с Российской Федерацией завладел американский Конгресс. Были предложены законодательные меры, от которых Трамп не смог отказаться, они касались расширения санкций против России.

В предвыборной программе Трампа тоже многое настораживало. Хорошо известна его приверженность идее наращивания военной мощи, причем явно в ущерб обеспечению стратегической стабильности и нормальных отношений с Россией и Китаем. Была известна его позиция по ядерной сделке с Ираном, это тоже не могло не затронуть наших отношений, поскольку Россия была активным участником договоренностей. И целый ряд других вопросов, которые не давали оснований думать, что приход к власти Трампа приведет к улучшению российско-американских отношений.


Константин Косачев, председатель комитета по международным делам Совета федерации:

Фото: Петр Кассин, Коммерсантъ

— Когда поступили сообщения о победе Дональда Трампа, многие в России искренне радовались, вспомните аплодисменты депутатов Государственной думы. Но я не стал бы интерпретировать эти аплодисменты как аплодисменты собственно Трампу. Я помню свои собственные ощущения в тот момент. Все четко понимали, что победа Хиллари Клинтон совершенно точно означала бы продолжение того курса, которому до этого следовали президент Барак Обама, Джордж Буш-младший, Билл Клинтон, Буш-старший, для отношений наших стран это не сулило бы ничего хорошего. А Трамп был «темной лошадкой», с ним были связаны определенные ожидания, расчеты на возможность изменения ситуации к лучшему. Это было время ожиданий и надежд. За восемь лет до этого президент Обама получил Нобелевскую премию мира, еще не успев ничего сделать. Просто международное сообщество надеялось, что новый президент США будет себя вести иначе, чем Буш-младший.

Ожидания в отношении Обамы не оправдались, а сейчас можно сказать, что они не оправдываются в отношении Трампа.

Михаил Таратута, журналист:

Фото: PhotoXpress

— За этот год Дональду Трампу мало что удалось сделать из того, что он намечал. Конгресс был практически парализован бесконечными расследованиями, интригами, Белый дом весь год огрызался, творилась страшная кадровая чехарда, многие ключевые посты в министерствах до сих пор не заполнены, срезаны деньги во многих ведомствах, в частности, на экспертизу в Госдепе, что крайне отрицательно сказывается на внешней политике. Но при всем этом по пятибалльной шкале я за этот год поставил бы Трампу твердую тройку: экономика вытягивает административные провалы.


Юрий Каннер, президент Российского еврейского конгресса:

Фото: Дмитрий Лебедев, Коммерсантъ

— Разочарование в том, что Трамп не оказался антиподом Обамы в отношении России, пусть испытывают те, кто питал иллюзии и устраивал распитие шампанского в Думе. Международная политика Трампа еще не сформулирована. И то, что мы на декларативном уровне принимаем за антироссийскую линию новой администрации США, является в большей степени отражением баталий в самой Америке. Истеблишмент и потерпевшие поражение демократы «мочат» ненавистного Трампа, а инструментом выбрали связи его или его окружения с Россией, которая якобы и привела к поражению Клинтон на выборах...

Перед Трампом столько вызовов, что Россия, вероятно, не главная его головная боль.

Я знаю еще одну страну, где эйфория по поводу избрания Трампа сменилась осторожным недоверием. Это Израиль. Он от расположенности США к себе зависит больше нашего. Там честно признаются, что Трамп на внешнеполитическом поле — еще загадка.


Станислав Говорухин, режиссер:

Фото: Дмитрий Духанин, Коммерсантъ

— Спустя год я бы все равно поддержал Трампа. Никакие мои ожидания на его счет не оправдались, к сожалению, и понятно почему. Трампу не совсем дают сделать то, что он бы хотел сделать. И конечно, спустя год взаимоотношения двух стран стали, пожалуй, только хуже, но я верю: Трамп — хороший человек.


Владимир Квинт, профессор политической экономии, иностранный член РАН:

Фото: Евгений Павленко, Коммерсантъ

— Далеко не все ожидания сбылись, Трамп, профессиональный бизнесмен, осваивается в новой роли политического лидера, в которой он никогда не был. Экономический вопрос пока у него получается гораздо лучше. Наконец, Трамп выдвинул первый важный экономический документ — налоговую реформу, хотя она и несовершенна в его предложении. Да и в целом у Трампа очень тяжелая ситуация: он имеет оппозицию не только в демократической партии, но внутри своей республиканской. Поэтому пока никаких серьезных реформ ему провести не удалось. Но и прошло немного времени. Нужно подождать. Посмотрим на ситуацию через три-четыре месяца, когда будет реализована эта налоговая реформа. Это существенно определит его оценку как нового лидера США.


Светлана Журова, депутат Госдумы:

Фото: Дмитрий Духанин, Коммерсантъ

— К сожалению, не оправдались надежды на некоторое потепление в отношениях России и США, которое кое-кто прогнозировал. Президент ограничен в своих желаниях и в своих мнениях, что в очередной раз нам и показали. Поэтому, если Трамп и хотел что-то сделать, Конгресс не предоставил ему такой возможности. В ближайшее время состоится встреча Путина и Трампа, и нужно учесть то, что нам показал весь прошлый год. Следует искать какие-то точки соприкосновения, а не конфронтации, искать то, что нас объединяет.

Комментарии
Профиль пользователя