Коротко



 

Подробно

Фото: Рудгормаш

«Рудгормаш» переработал уголовное дело

После прекращения преследования топ-менеджера группа начала оспаривать банкротство

Как стало известно „Ъ“, закрыто уголовное дело бывшего топ-менеджера воронежской машиностроительной группы «Рудгормаш» Марины Семикашевой, которую обвиняли в уклонении от уплаты налогов предприятия. Фактически продолжающая работать в компании Анатолия Чекменева госпожа Семикашева компенсировала ущерб государству. Параллельно «Рудгормаш» пытается остановить инициированное налоговой банкротство основных юрлиц. Часть долгов перед ведомством выплачена, а вчера арбитраж начал рассматривать апелляционную жалобу на открытие наблюдения в производственной структуре группы.


О закрытии уголовного дела в отношении Марины Семикашевой „Ъ“ со слов подчиненной сообщил президент группы «Рудгормаш», экс-депутат облдумы Анатолий Чекменев. «Постановлением от 26 сентября дело закрыто»,— сказал он. Госпожа Семикашева с июля подозревалась в неисполнении обязанностей налогового агента из личного интереса (ч. 2 ст. 199.1 УК РФ). Следствие ранее полагало, что управленец с 1 июля 2014 года по 31 октября 2015-го «при наличии реальной возможности» не исполнила обязанность по выплате компанией более 17,65 млн руб. налогов. По данным источника „Ъ“ в силовых органах, менеджер компенсировала ущерб бюджету. Прекращение преследования после этого — распространенная практика в уголовных делах о нарушении налогового законодательства в Воронежской области (см. „Ъ“ от 27 июля).

Уголовное дело госпожи Семикашевой, напомним, было возбуждено на основании материалов регионального главка МВД и данных налоговой проверки. Следователи отмечали неординарный «личный интерес» менеджера к совершению преступления. Она якобы не получала материальной выгоды, зато старалась улучшить свой имидж. «Денежные средства директор использовала в работе предприятия, создавая у окружающих видимость положительных результатов его деятельности, формируя имидж успешного и компетентного руководителя»,— говорилось в сообщении СКР.

С начала 2017 года группа «Рудгормаш» после почти десятилетнего рассмотрения уголовного дела Анатолия Чекменева (завершилось оправдательным приговором) вновь оказалась в центре внимания надзорных ведомств и правоохранителей. Сейчас в региональном арбитраже рассматриваются заявления ФНС о банкротстве двух юрлиц группы — ее головной компании ООО «УК “Рудгормаш”» и производственного ООО «РГМ-Комплект» (подробнее см. „Ъ“ от 12 апреля).

Рассмотрение поданного ФНС два месяца назад банкротного иска к управляющей компании группы уже четыре раза откладывалось. В последний раз, 23 октября, в определении суда это было объяснено «частичным погашением» задолженности по налогам в 38,9 млн руб. и намерениями «Рудгормаша» по «дальнейшему погашению задолженности». Глава «Рудгормаша» Анатолий Чекменев ранее заявлял „Ъ“, что намерен погасить долги перед налоговой, хоть и воздерживался от публичной оценки их объема: «Суммы для нас небольшие, думаю, что до конца года выкарабкаемся из долговой ямы».

При этом «РГМ-Комплект», заявление о банкротстве которого ФНС подала в арбитраж в апреле, две недели назад уже ушел в процедуру наблюдения. Временным управляющим был утвержден директор воронежского СРО «Авангард» Игорь Вышегородцев. У юрлица 75,6 млн руб. долгов по налогам. Сейчас, как выяснил „Ъ“, компания пытается оспорить введение наблюдения и добивается закрытия дела, ссылаясь на отсутствие имущества. Вчера Девятнадцатый апелляционный арбитраж принял к производству жалобу компании на соответствующее решение первой инстанции. Каких-либо документов апелляция пока официально не публиковала, но в распоряжении „Ъ“ имеется копия жалобы «РГМ-Комплекта».

Представитель компании в жалобе отмечает, что у ООО нет имущества, достаточного не то что для погашения долгов, а даже просто для финансирования самой процедуры банкротства (гонорар управляющего, например, установлен в 30 тыс. руб. в месяц). При этом, по данным сайта «Рудгормаша», в «РГМ-Комплекте» как юрлице «сосредоточено производство всех основных видов работ». Кроме того, «нет доказательств вероятности поступления» в компанию имущества «в достаточном объеме». По закону «О банкротстве» арбитраж должен прекратить производство по делу о банкротстве, если у возможного банкрота не хватает средств на судебные расходы и вознаграждение управляющему, указано в жалобе. Соответственно, компания попросила суд отменить введение наблюдения и полностью прекратить дело о банкротстве.

Игорь Вышегородцев, впрочем, отмечает, что законодательство разрешает заявителю оплачивать расходы на проведение банкротства, если у должника не хватает средств. «Это возможно. Сейчас ФНС, в качестве очень редкого исключения, как раз готова на такие издержки. Соответственно, это основание для прекращения банкротства безосновательно,— сказал господин Вышегородцев. — Как попытка затянуть процедуру это сработает, но я бы не советовал представителям компании так опасаться банкротства. Это совершенно законный и нормальный способ очиститься от долгов, которые нет возможности полностью выплатить».

Сергей Калашников


Материалы по теме:

Комментировать

Наглядно

в регионе

Коммерческие проекты

спецпроект

обсуждение