Коротко


Подробно

Фото: Пресс-служба губернатора ЯНАО

«В Арктике без движения — все равно что идти назад»

Глава Ямала Дмитрий Кобылкин о реализации крупных инвестпроектов

Ямал уже несколько лет является площадкой, на которой реализуются крупнейшие промышленные и инфраструктурные проекты. О том, как выстраиваются отношения с инвесторами, зачем нужен проект «Рабочие кадры для Арктики» и какие изменения необходимы в транспортной системе региона, в интервью “Ъ-Урал” рассказал губернатор Ямало-Ненецкого автономного округа Дмитрий Кобылкин.


— Ямал ассоциируется с нефтегазовой отраслью. Ставите ли вы задачи по диверсификации экономики региона, учитывая прогнозы о снижении роли газа и нефти на мировом рынке?

— Слова о снижении роли нефти и газа долго останутся только тезисом. В начале октября на международной Российской энергетической неделе президент России Владимир Путин подтвердил, что еще 25 лет углеводороды будут играть ведущую роль. А через 20 лет человечеству потребуется на 30% энергии больше. И это как минимум. Международное энергетическое агентство и Минэнерго России говорят, что к 2030 году Россия будет добывать до 900 млрд куб. м газа. Через 13 лет объем добычи газа вырастет почти в полтора раза. Ямал готов к такому росту: за 50 лет активной добычи из недр округа добыто лишь 10% запасов. Разведку ведем и сейчас.

При этом Ямал — уже не сырьевая база. Идет активная диверсификация экономики. Наши перерабатывающие заводы — Пуровский завод по переработке газового конденсата (ЗПК, входит в НОВАТЭК), Вынгапуровский газоперерабатывающий завод (ГПЗ, входит в СИБУР) — значительно увеличили мощности. Сегодня 16,2% внутреннего регионального продукта (ВРП) Ямала приходится на обрабатывающие производства. И это без Новоуренгойского газохимического комплекса (ГХК, входит в «Газпром»), ввод которого планируем в 2019 году. В этом году ожидаем ввода завода «Ямал СПГ». В 2018 году начнется строительство «Арктик СПГ-2» и проектирование третьего завода СПГ. База для этого — ресурсная, экономическая, интеллектуальная, трудовая — есть.

Что касается средней и дальней перспективы, то здесь мы делаем ставку еще и на развитие транспортной системы и логистических услуг: Северный широтный ход (СШХ), порт Сабетта, Северный морской путь (Севморпуть). Это наша «Энергия Арктики» для страны. Я уверен, что в недалеком будущем Ямал — это добыча и переработка углеводородов, транспортно-логистический хаб с грузооборотом до 70 млн т и оживленным Северным морским путем.

— В конце августа в ходе международной встречи членов Арктического совета вы отметили, что интерес к «Ямал СПГ» проявили японские инвесторы. Что это за компании?

— Будет правильнее, если об инвесторах и коммерческих предложениях официально расскажут наши партнеры из компании НОВАТЭК. Они сейчас ведут переговоры, имеющие отношение к «Арктик СПГ-2». Но на международной встрече в Сабетте, которую проводил секретарь Совета безопасности России Николай Патрушев, мы действительно обсуждали возможность привлечения новых инвесторов, и среди потенциальных партнеров будущего проекта фигурировали в том числе и японские представители.

Открыто интерес проявляет одна из крупнейших компаний КНР Sinopec, французский гигант Total, который уже участвует в проекте «Ямал СПГ». Рамочные соглашения в мае подписаны с немецкой Linde и французской Technip. Так что, очевидно, и новый проект СПГ на полуострове Гыдан будет таким же международным, как и «Ямал СПГ» в Сабетте.

— Какие иностранные инвесторы сейчас участвуют в проектах на Ямале?

— Наш крупнейший проект, в котором принимают участие иностранные инвесторы, это «Ямал СПГ». Здесь мы взаимодействуем с крупнейшими энергетическими компаниями мира — китайской CNPC, французской Total. В топливно-энергетических проектах на территории округа присутствует также немецкая компания Wintershall. Ценно, что наше экономическое сотрудничество с немецкими коллегами перерастает в социальное партнерство. Недавно мы вместе с ними дали старт строительству нового детского сада в Новом Уренгое, который должен стать инклюзивным.

— Какие проекты в рамках международного сотрудничества вы намерены развивать в ближайшие годы?

— Что касается новых проектов, то недавно на международной сельскохозяйственной выставке Anuga в Дюссельдорфе ямальская делегация провела переговоры с немецкими партнерами по поставке в Германию оленины из Приуральского района. Сейчас документы о возможности экспорта мяса находятся на рассмотрении Еврокомиссии. Также ждем итогов международной бизнес-встречи импортеров продуктов питания в Китае, которая недавно закончилась в городе Шэньчжэнь.

Вообще вопрос о том, какие проекты с участием зарубежных компаний могут появиться в регионе, очень широк. Привлекательными для инвесторов являются сферы ТЭК, переработки, АПК, транспорта и другие. Мы открыты для сотрудничества. Гарантируем комфортные понятные условия ведения бизнеса для всех ответственных инвесторов.

— Выход на Севморпуть дает большой потенциал для развития международных отношений. С какими странами в первую очередь планируете работать?

— Государственные тенденции по международному партнерству известны. Они таковы, что российский экспортно-импортный потенциал нарастает благодаря странам Азиатско-Тихоокеанского региона. Помните, наш первый тестовый рейс из порта Сабетта у нас был именно в Китай?

Однако и от государств Европы и Америки никто не закрывается. Тут уместно вспомнить фразу Владимира Путина, отметившего уникальную особенность нашего Ямала — от округа «одинаковое расстояние и до Пекина, и до Парижа». Поэтому считаю, что в торгово-экономических отношениях не может быть «первой очереди». Все определяют достигнутые взаимовыгодные договоренности, российские и международные нормы права. Главное, чтобы об этом помнили все участники цивилизованного мирового рынка, а это, как мы видим, происходит не всегда.

— В середине октября стало известно, что федеральный грант для Северного широтного хода (СШХ) снижен с 30 млрд руб. до 10 млрд руб. Изменился ли проект из-за этого, и в какой он сейчас стадии?

— Мы вместе с ОАО «РЖД» и партнерами просчитывали варианты с учетом ограниченного государственного финансирования. Поэтому уменьшение федерального гранта до 10 млрд руб. не стало неожиданностью. Ямал подтверждает свое финансовое участие в строительстве автомобильной части моста через реку Обь. На межведомственной рабочей группе по вопросам развития железнодорожного транспорта под председательством заместителя председателя правительства РФ Аркадия Дворковича другие стороны подтвердили свои намерения. Сегодня СШХ уже рассмотрен и одобрен Минтрансом России, пакет документов по проекту направлен в правительство РФ. Строительство объектов СШХ по-прежнему запланировано на 2018–2023 годы.

По своей финансовой модели инфраструктурный проект является экономически эффективным для всех участников. Его загруженность точно будут обеспечивать крупнейшие предприятия округа. В 300-километровой зоне СШХ находятся более 19 месторождений. На них недропользователи (дочерние структуры «Газпрома», «Роснефти», НОВАТЭКа и другие.— „Ъ-Урал”) планируют ежегодный рост добычи углеводородов. Крупнейшие в регионе перерабатывающие производства — завод по подготовке конденсата к транспорту «Газпром переработка» и строящийся Новоуренгойский ГХК — в перспективе также будут формировать грузовую базу арктической железнодорожной артерии. И, конечно, СШХ создаст огромное количество новых рабочих мест для России.

— Бывший участник СШХ — «Корпорация развития» — сейчас строит инфраструктурные объекты по шестистороннему соглашению с «Транснефтью». Довольны ли вы качеством построенных соцобъектов?

— Вне зависимости от названий компаний-строителей соцобъектов, качество и своевременность выполнения работ постоянно контролируют все профильные структуры. Только утвержденные законом нормативы и условия контрактов являются показателем работы подрядчиков. Если есть нарушения, будут и принципиальные законные решения. Сейчас Ямал и «Транснефть» свои обязательства исполняют. Главное, чтобы этому принципу следовали все стороны.

— Как вы можете охарактеризовать сегодняшнее состояние транспортной инфраструктуры Ямала? Какие необходимы изменения?

— Сегодняшняя инфраструктура далека от совершенства. Много нужно вкладывать еще и сил, и средств. Самым главным ожиданием Ямала можно назвать Северный широтный ход. Он точно изменит судьбу и Арктики, и многих регионов страны. Реализация СШХ идет. Например, в 2015 году сдано в эксплуатацию первое звено проекта — автомобильная часть совмещенного моста через реку Надым. Дальше будет сдача неотъемлемой части СШХ — автодороги Надым—Салехард. Уже построено 179 км, из них 129 км заасфальтировано, 50 км находятся в переходном типе покрытия. Есть договоренность о том, что эта дорога станет государственной.

Что касается воздушных перевозок, у нас семь аэропортов и 24 вертолетные площадки. К ним можно добавить ведомственный аэропорт Ямбург, международные аэропорты Бованенково и Сабетта. Сами перевозки в регионе выполняют более 10 авиакомпаний. Конкуренция есть. Не перестает развиваться региональная авиакомпания «Ямал». Она выходит на новые маршруты, учитывая запросы жителей, обоснованность рейсов. Кроме того, авиакомпания формирует запрос на российские самолеты и продолжит это делать. Сейчас «Ямал» активно использует Sukhoi Superjet 100 и уже встал в очередь на пассажирский МС-21. Скоро начнется модернизация аэропорта в Новом Уренгое. Сложное, но важное условие проведения реконструкции — аэропорт продолжит свою работу во время модернизации. Не останавливаемся: в Арктике без движения — все равно что идти назад.

— На какие, на ваш взгляд, перевозки должен ориентироваться обновленный аэропорт Нового Уренгоя?

— На все без исключения: вахтовые, деловые, туристические, а также международные. Новый Уренгой — самый крупный город Ямала. Кроме того, здесь крупный наземный транспортный узел. Из Нового Уренгоя по автомобильной дороге едут во многие населенные пункты округа, по железной — в соседние регионы и по всей стране. Чем многофункциональней логистика, тем удобней и окружной экономике, и, главное, людям.

— Реализация в округе больших инвестпроектов требует высококвалифицированных кадров и притока рабочей силы из других регионов. Как округ решает эти вопросы?

— Ямал такие вопросы научился решать. Кадры мы ищем по всей стране. Трудовая миграция исторически была высокоактивной. Для меня важно, чтобы работа была для ямальцев, а ямальские специалисты были конкурентоспособными. Поэтому мы открываем специализированные классы, центры профобразования, всегда рассказываем о самых востребованных профессиях. Со школьниками я лично встречаюсь и раскрываю перспективы. С 2015 года в проекте «Молодые профессионалы» WorldSkills Russia участвует студенческая команда с Ямала. А в сентябре округ разработал проект «Рабочие кадры для Арктики», чтобы заниматься опережающей подготовкой специалистов, в которых будем нуждаться.

— До того как стать губернатором, вы возглавляли муниципалитет — Пуровской район. На ваш взгляд, как должны избираться главы муниципалитетов: на прямых выборах или конкурсной комиссией?

— В округе мы используем разные системы: и прямого избрания, и конкурсных процедур. Вариативность моделей местного самоуправления в России для того и принята законом, что все территории разные. Трудно выстроить всех по одной мерке эффективности. При этом жителям Ямала в большинстве своем важно в итоге, как глава работает на своем посту. Народными избранниками с высоким уровнем поддержки населения депутаты становятся за реальные дела. На Ямале порядочность человека и результаты его труда становятся очевидными очень быстро.

Беседовала Ольга Кураева

Материалы по теме:

Коммерсантъ (Екатеринбург) от 31.10.2017
Комментировать

Наглядно

в регионе

награды

обсуждение

Профиль пользователя