Коротко


Подробно

"Роль фондового рынка в развитии страны всегда была где-то сбоку"

интервью


О том, какие из вынесенных на конференцию вопросов ФКЦБ считает наиболее важными и какие конкретные проблемы комиссия намерена обсудить с профучастниками, ее председатель ИГОРЬ КОСТИКОВ рассказал в интервью специальному корреспонденту Ъ ПЕТРУ РУШАЙЛО.
       
       "Существенная часть операций на рынке происходит с использованием инсайдерской информации"
       — Какие основные проблемы с вашей точки зрения стоят перед российским фондовым рынком?
       — Если посмотреть внимательно, проблем хватает. Конечно, следует отметить, что за последние два года удалось сделать немало на пути построения цивилизованного рынка: провести корпоративную реформу, приняв кодекс корпоративного поведения, принять поправки к закону об акционерных обществах, построить систему регулирования рынка коллективных инвестиций. Сейчас, с принятием новой редакции закона о рынке ценных бумаг, этот процесс выходит на завершающую стадию, и после принятия соответствующих нормативных актов мы сильно продвинемся в повышении прозрачности рынка. В результате, я надеюсь, получим фондовый рынок, соответствующий международным стандартам.
       — А в чем именно проблема?
       — Существует серьезная проблема, связанная с инсайдерской информацией. Однако соответствующий закон, с помощью которого можно было решить эту проблему, прошел в первом чтении, но дальше не двигается. Кроме того, в Думе есть проект закона об аффилированных лицах, который пока вообще не обсуждался. И к сожалению, данные проблемы — одни из самых больных, потому что существенная часть операций на рынке происходит с использованием инсайдерской информации, с использованием сделок между родственными структурами.
       — На основании чего вы делаете такой вывод? И почему, если знаете о таких операциях, не пресечете их?
       — Вывод мы делаем на основании оценки самих участников рынка. А сами не можем оценить это, поскольку в отсутствии законодательства не имеем возможности это контролировать. Причем инсайдерские операции используются и при уходе от налогов, и во многих других незаконных операциях...
       — А как же введенная на биржах система контроля за подозрительными сделками?
       — Система контроля на биржах на сегодняшний день никоим образом не позволяет решать проблемы использования инсайдерской информации. Равно как и проблему манипулирования рынком, поскольку за манипулированием, как правило, стоит использование инсайдерской информации. Не позволяет потому, что пока все подобные понятия не прописаны в законе.
       — Хорошо, допустим, законы приняты. ФКЦБ будет в состоянии отслеживать необходимую информацию?
       — Это тоже сложный вопрос, мы пытаемся его решить. Во-первых, сейчас идет реформа учета и отчетности участников. Уже по итогам этого квартала они будут отчитываться в электронной форме. Кроме того, мы готовим документы, которые позволят это делать с использованием электронно-цифровой подписи. Мы хотим посмотреть, как это будет происходить и, кстати, намерены обсудить технические аспекты проекта в рамках предстоящей конференции. Мы рассчитываем, что в полном объеме эта система начнет работать с 1 января следующего года. Параллельно идет построение нашей внутренней системы, которая будет позволять все это обрабатывать. Кроме того, в следующем году мы намерены расширить список компаний, чью отчетность публично раскрываем для рынка, с двадцати крупнейших до ста, а в дальнейшем — по всем участникам.
       Здесь также большую роль играет то, что мы планируем до 2004 года перевести профучастников на международные стандарты финансовой отчетности, это тоже повысит уровень их прозрачности.
       — И в какой стадии проработки находятся все описанные планы?
       — Все эти реформы находятся, я считаю, в довольно продвинутой стадии, но говорить о том, что мы все завершили и сидим сложа руки, естественно, рано. К сожалению не все, что мы хотим, получается быстро реализовать. И в связи с этим перед комиссией стоит еще одна задача — образовательная. На сегодняшний день не все наше общество понимает суть фондового рынка и проблемы его регулирования. Я говорю не только об, условно говоря, первом попавшемся рядовом потенциальном инвесторе, но зачастую это касается и тех людей, которые должны принимать решения. Поэтому достаточно много сил и времени уходит на то, чтобы объяснить, показать, как все это работает и для чего нужно, и это, конечно, сдерживает сам процесс реформирования системы фондового рынка.
       
       "Только очень узкий слой предприятий понимает, каким образом он может использовать фондовый рынок"
       — Давайте вернемся к конференции. Расскажите, какие именно дискуссии вызывают у ФКЦБ наибольший интерес, что именно на соответствующих секциях комиссия намерена обсудить с профучастниками?
       — Первое — это, конечно, пленарное заседание, посвященное роли фондового рынка в экономическом росте России. Такое пленарное заседание мы проводим впервые, и я считаю, что оно будет иметь важное значение для того, чтобы понять для самих профучастников основное направление развития рынка...
       — То есть, условно говоря, десять лет строили рынок, а затем все-таки решили обсудить, зачем он нужен?
       — Я не думаю, что именно так, настолько саркастически нужно ставить эту проблему. Зачем он нужен — понятно, это описано, собственно говоря, в названии конференции — "Фондовый рынок для экономического роста и благосостояния населения". Речь же идет о том, как, какими путями и что развивать на этом рынке.
       — Допустим, участники придут к единому мнению. Каков будет результат?
       — Прежде всего начнется обсуждение той темы, которая у нас как-то всегда была в стороне. Роль фондового рынка в экономическом развитии нашей страны всегда была где-то сбоку. То есть мы говорили о роли профучастников на рынке, мы говорили о том, как важна транспарентность эмитентов, а главную задачу мы не обсуждали. Я думаю, что настал момент, когда мы должны ее поставить и организовать постоянные дискуссии профсообщества эмитентов по данному вопросу. И эта дискуссия должна быть постоянной, в этом и есть результат, к которому мы стремимся.
       — Я не это имел в виду. Данная дискуссия — просто попытка поговорить, чтобы осознать свое место в этом мире, или все-таки она преследует и некие практические цели? Кто будет, условно говоря, потребителем дискуссии?
       — Практические цели, безусловно, есть. У нас стоит серьезная проблема: когда мы говорим о развитии корпоративного сектора в России, зачастую только очень узкий верхний слой российских предприятий понимает, каким образом он может использовать фондовый рынок, а остальные не понимают. Поэтому, как вы говорите, "потребителями дискуссии" будут эмитенты, профучастники, регулятор рынка.
       
       "Паевые инвестиционные фонды принято считать некой абстракцией, которую очень трудно применить на практике"
       — Понятно. А какие более конкретные проблемы будут обсуждаться?
       — Следующий очень важный семинар, который у нас будет проходить, посвящен отчетности профучастников. Я уже сказал, что отчетность за третий квартал будет сдаваться в новой форме — электронной, поэтому мы хотим, во-первых, объяснить участникам рынка, что в этой связи мы от них ждем, и одновременно выслушать, какие проблемы у них возникают с отчетностью. Нам необходимо понять, что делать, чтобы с 1 января следующего года отчетность была эффективная, собиралась в электронном виде и обрабатывалась.
       Еще один важный "круглый стол" посвящен закрытым инвестиционным фондам. Это новый инструмент, который появляется на рынке, все документы по нему нами приняты, последние находятся на согласовании в Минюсте, и мы надеемся, что до конференции будут окончательно утверждены. Мы считаем, что это очень важный инструмент с точки зрения экономического развития страны, поскольку он позволяет использовать паевые инвестиционные фонды для венчурного инвестирования, для инвестирования в недвижимость, для развития одного конкретного предприятия и т. п. И я думаю, что не все еще профучастники фондового рынка, не все эмитенты, не все потребители инвестиций поняли смысл этого инструмента. Мы хотим пояснить, что это за инструмент и каким образом он может быть использован для привлечения инвестиций.
       — По-моему, прямым образом. Какие здесь сложности?
       — Прямым — да, но дело-то все в том, что паевые инвестиционные фонды принято считать некой абстракцией, которую очень трудно применить на практике. И мы как раз хотим поговорить и с профучастниками, и с эмитентами, и с потенциальными инвесторами и объяснить, что это реально работающие финансовые институты. Фонды могут быть небольшими, но их механизм предусматривает, с одной стороны, управление рисками в проекте, а с другой стороны, позволяет привлечь более дешевый капитал и, таким образом, способствовать продвижению инвестиций в промышленность.
       Следующий вопрос, который будет обсуждаться,— торговля на национальном рынке. Год прошел с принятия соответствующего постановления ФКЦБ, в этом году было принято также постановление по контролю за биржами, и сейчас мы хотим до конца определиться в направлениях развития, регулирования национальной торговли, обсудить вопросы, связанные с маржинальным счетом. То есть прогресс в данном направлении мы видим, но пока еще до конца все вопросы в этом секторе не решены.
       — А конкретнее?
       — Риски пока остаются. Маржинальная торговля по-прежнему является непрозрачным инструментом на российском рынке, операторы рынка предпринимают попытки обхода установленных нормативов. Нужно вводить отдельные маржинальные счета.
       Есть еще много технических проблем — например, проблема резервирования под этот счет, проблема депозитарного учета маржинальных операций, в особенности коротких продаж, в результате которых возникают короткие позиции по ценным бумагам. Будет повышена роль бирж в организации контроля за сделками с использованием "плеча".
       Следующий важный вопрос связан с активизмом акционеров...
       — С "активизмом"? Что это означает?
       — Это новая в корпоративном управлении терминология. Она появилась на Западе в связи со скандалом вокруг Enron, и мы хотим ее обсудить, потому что в России она в некотором смысле уже существует. Но соответствующую идеологию используют не российские компании, а западные фонды, которые пытаются отстаивать свои права в российских акционерных обществах. Идея в следующем: наряду с менеджментом компании и советом директоров ответственность за качество корпоративного управления компании должны нести и институциональные инвесторы. Это идея активного взаимодействия управляющих инвестиционных фондов с эмитентами, проведения активной политики акционера компаний, входящих в инвестиционный портфель, по внедрению в этих компаниях принципов корпоративного поведения посредством взаимодействия с руководством компании, подготовки повестки собраний акционеров и голосования на них, проведения в состав совета директоров независимых кандидатур. И мы хотим обсудить, как мы это видим, как наши управляющие компании это видят, как наши акционерные общества это видят и насколько мы можем продвигаться по пути наделения ответственностью управляющих компаний за то, что происходит в области корпоративного управления в акционерных обществах.
       Следующий вопрос — это проблема развития срочного рынка. С момента принятия в прошлом году соответствующего постановления ФКЦБ о требованиях к срочным сделкам этот рынок развивается достаточно бурно, что связано прежде всего с тем, что постановление разделило риски. До принятия этого документа у нас все риски в конечном итоге ложились на торговую систему. Наше постановление определило, какие риски на кого ложатся, выделило специальную расчетную организацию, которая является в некотором смысле конечным пунктом этих рисков, и определило, каким образом они должны управляться. Сейчас мы хотим посмотреть, как эта идея сработала, обсудить с профучастниками, что нужно делать, подвести итоги и понять, как строить развитие регулирования в будущем.
       Также могу выделить "круглый стол", посвященный использованию предприятиями облигаций. Этот рынок начал активно развиваться после принятия год назад постановления ФКЦБ, в котором были утверждены стандарты эмиссии облигаций...
       — По-моему, это не совсем корректное определение даты начала активного развития данного рынка...
       — Я бы так сказал: у нас существовал рынок корпоративных облигаций и до этого, но мы все прекрасно знаем, что он в основном обслуживал вывод денег из рынка ГКО. И после того, как основная масса денег была выведена со счетов типа С, этот рынок умер. Принятие нашего постановления позволило его оживить, и мы очень довольны тем, что за последние полтора года объемы заимствований на данном рынке существенно выросли. Так, объем корпоративных облигаций в обращении вырос за период с января 2001 года по начало сентября 2002 года с 40 до 84 млрд рублей.
       Вторая часть этой секции — те самые краткосрочные облигации или коммерческие бумаги, о которых так долго говорила комиссия. Я могу сказать, что проект соответствующего закона полностью согласован с заинтересованными ведомствами и уже направлен в правительство, и мы надеемся, что до конца года он будет внесен в Госдуму. Мы считаем, что это очень хороший инструмент, который создает новый достаточно ликвидный сектор на фондовом рынке.
       — А эти краткосрочные облигации в силу упрощенной процедуры регистрации не сведут на нет рынок "традиционных" облигаций, развитием которых вы так гордитесь?
       — В какой-то степени эти рынки, безусловно, будут делить средства инвесторов. Но с другой стороны, подобные рассуждения мне напоминают старые разговоры о том, что якобы корпоративные облигации — это противники ГКО, поскольку они рассчитаны на того же инвестора. Но я считаю, что у каждого вида ценных бумаг есть свой инвестор и свой эмитент. И задача рынка и регулятора — обеспечить каналы, по которым они найдут друг друга. Я ничего страшного не вижу в том, что большая часть инвесторов может перейти на использование нового инструмента. Можно предположить, что этот сектор будет интересен для различных групп инвесторов, прежде всего для коммерческих банков, при условии формирования необходимого уровня ликвидности в данном секторе. С другой стороны, коммерческие бумаги, являясь краткосрочными инструментами с облегченным режимом регулирования, достаточно интересны для предприятий производственной сферы, нуждающихся в финансировании оборотного капитала. Тут тоже много о чем можно говорить: во-первых, мы представим схему, обсудим ее с профучастниками, расскажем, как мы видим ее работу.
       Далее у нас в рамках конференции пройдет очередной совет по корпоративному управлению. Одна из главных тем — корпоративные директора, их роль, место и оценка их деятельности. Также недавно мы приняли новое регулирование по процедуре подготовки и проведения собраний акционеров. Мы хотели бы поговорить на эту тему с эмитентами и с профучастниками, чтобы понять, какие проблемы они видят в этой сфере и как необходимо действовать дальше, чтобы обеспечивать прозрачность и более высокую технологичность проведения собраний акционеров.
       Еще один вопрос, касающийся эмитентов,— это опционы менеджерам. Проблема очень серьезная, она активно обсуждается на Западе, и мы считаем, что и у нас к ней нужно подготовить в первую очередь эмитентов и в какой-то степени — профессиональное сообщество. Понятно, что рано или поздно нам необходимо будет регулировать эту проблему и решать, каково место данных опционов в соотношении интересов внутри АО и как они должны регулироваться. Отмечу, что это тот вопрос, который у нас в стране пока вообще никогда не обсуждался на подобном уровне.
       
       "В течение полутора-двух лет мы хотим перейти на международные стандарты финансовой отчетности"
       — Все-таки мне, например, непонятно, как можно на практике сохранить систему опционов и существенно снизить риск подделки отчетности. Ведь налицо явный конфликт интересов внутри каждого менеджера: чем лучше результаты он "нарисует", тем больше денег получит. История Enron поэтому не кажется чем-то удивительным...
       — Вот именно это мы и хотели бы обсудить с эмитентами, профучастниками и экспертами, чтобы прийти к заключению, по какому пути мы пойдем. Не хотелось бы вдаваться в детали, но скажу, что пути решения этой проблемы имеются. Кстати, с данной задачей связан еще один важный вопрос, который будет обсуждаться в рамках совета по профуправлению,— это Кодекс профессиональной этики аудиторов, проект создания которого мы представим инвесторам. Основной принцип его внедрения будет такой же, что и в принятом в этом году Кодексе корпоративного поведения: если аудиторская компания подписывается под кодексом, она принимает на себя определенные обязательства, выходящие за рамки общегражданского права, которые потом должна будет выполнять. Что это за обязательства — предмет обсуждения с эмитентами, профучастниками рынка ценных бумаг и самими аудиторами.
       Следующий семинар, который я бы хотел отметить, посвящен проблеме ответственности профучастников. На нем будут обсуждаться все те новые требования, которые возникли в последнее время как в связи с международными обязательствами России (в частности, по противодействию отмыванию доходов, полученных преступным путем), так и в связи с изменениями в российских законах об акционерных обществах, об инвестиционных фондах, о рынке ценных бумаг, поправками в Уголовный кодекс, относящимися к фондовому рынку. Эта тема обширна и серьезна, она уже вызывает достаточно большой интерес, и пока комиссия эту тему ни с кем никогда не обсуждала, хотя мы ее вынесли на конференцию.
       Еще одна тема, которая очень важна,— это надзор за профессиональным участником. В какой-то степени соответствующий семинар продолжает семинар по отчетности, потому что отчетность — это база для надзора. Так вот, когда начнет работать новая система сбора данных от профучастников в электронном виде, у нас возникнет нормальный надзор, и мы будем обсуждать вопрос перехода от, скажем так, формального надзора за выполнением нормативов к надзору, основанному на контроле над рисками,— на Западе это называется risk based approach. Это нам позволит так отработать внутренние процедуры ФКЦБ, чтобы мы могли контролировать риски профучастников, после этого мы будем вводить новую систему надзора за профучастниками, основанную на оценке их рисков. Я думаю, что для профессионального сообщества в нашей стране это нечто новое...
       — Простите, а разве не по такому принципу устроены международные стандарты финансовой отчетности, по которым многие наши компании уже готовят свои документы?
       — Я бы сказал, что так устроены самые современные международные стандарты и профессиональной деятельности, и регулирования, и отчетности, скажем, в США или Великобритании. А в целом ряде стран они такие же, как у нас. Поэтому мы сейчас говорим о том, что в течение полутора-двух лет хотим перейти на международные стандарты финансовой отчетности плюс на risk based approach. Они связаны, их нельзя разделить. То есть это пойдет параллельно, и естественно, мы хотим это обсудить с профучастниками, поскольку речь идет о них, и они должны понимать, в каком направлении пойдет регулятор.
       Далее у нас большая секция, которую мы делаем совместно с Центробанком. Она посвящена расчетам и клирингу на фондовом рынке. Это тоже тема острая на сегодняшний день, поскольку у нас есть проблема, прежде всего с иностранными инвесторами, в части реализации принципа поставки против платежа. Вот здесь очень серьезно возникает вопрос о создании центрального депозитария, мы видим пути совершенствования системы расчетов, мы хотим обсудить с профсообществом и дальше вместе с ЦБ пути по реализации в полном объеме принципа поставки против платежа, потому что на сегодняшний день нерешенность этой проблемы является одним из сдерживающих факторов для прихода на наш рынок иностранных инвесторов.
       Также мне бы хотелось отметить секцию, посвященную применению страхования рисков профучастников на фондовом рынке. Это, конечно, тоже вопрос, который мы уже обсуждали с профессиональным сообществом, но, к сожалению, профсообщество пока не пришло к какому-то заключению. А мы хотели бы, чтобы инициатива здесь шла как раз с их стороны, и хотели бы обсудить, почему подобные услуги пока не востребованы участниками фондового рынка.
       Еще будет много секций, но я бы остановился в заключение на секции, которая связана с российскими депозитарными расписками. Это довольно интересный инструмент, вопрос о котором поднимается с начала прошлого года, мы считаем, что сейчас уже настало время его более детально обсудить, понять, каким образом можно приступить к реализации этого механизма. Поэтому мы и предложили обсудить это с профессиональными участниками фондового рынка.
       

"Участники рынка уходят от того, чтобы заниматься мелкой политикой"


       — А выборы экспертного совета ФКЦБ, которые будут проводиться на конференции?
       — Естественно, что параллельно с секциями пройдут выборы экспертного совета ФКЦБ. И хочу отметить, что последние два года экспертный совет поработал достаточно эффективно, мы считаем, что он нам хорошо помогал. И были случаи, вы о них тоже не раз писали, что и документы возвращались, и критика была со стороны совета, и изменялись формулировки, но это тот механизм, который помогает вырабатывать профессиональные решения, и я должен поблагодарить участников нынешнего экспертного совета. Хотя могу сказать, что многие из них приходили и жаловались, что слишком много работы. Есть даже один человек, который, несмотря на то что его хотят выдвинуть в совет, попросил самоотвод, потому что он не в состоянии справиться с таким объемом работы. В ходе прошлых выборов в экспертный совет все воспринимали это как почетную должность, но никто не думал, что с этим связан достаточно большой круг обязанностей. Но я думаю, что теперь уже все понимают,— это не просто почетное сидение в президиуме, а реальная работа, и довольно большая. И экспертному совету приходится зачастую быстро реагировать на проекты нормативных документов, которые выносит на его рассмотрение ФКЦБ.
       — Скажите, а что вы считаете главным событием на российском фондовом рынке за два года, прошедшие со времени предыдущей конференции?
       — Изменение отношения западного инвестиционного сообщества к российскому фондовому рынку. На сегодняшний день уже все, кто на Западе профессионально работает с российским фондовым рынком, реально изменили свое отношение в силу реформ, которые были сделаны,— не только реформ на фондовом рынке, но и благодаря политической стабильности, экономическому росту в стране. Я думаю, что это изменение отношения позволяет говорить о больших перспективах развития российского рынка. И второе, наверное, то, что фондовый рынок сам по себе, то есть его профессиональные участники уходят от того, чтобы заниматься мелкой политикой, а начинают сосредотачиваться собственно на проблемах рынка, на проблемах привлечения сбережений в экономику. Мы видим, что инвестиции в реальный сектор начиная с 2000 года во все возрастающей степени финансируются за счет фондового рынка — например, за счет того же рынка облигаций. И это внушает большой оптимизм.
       

Тэги:

Обсудить: (0)

"Фондовый Рынок". Приложение от 09.10.2002, стр. 25
Комментировать

Наглядно

валютный прогноз

обсуждение