Коротко

Новости

Подробно

Фото: Александр Коряков / Коммерсантъ   |  купить фото

День «Ангела»

Директор Русского музея обиделся на защитников

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 11

Вчера директор Государственного Русского музея Владимир Гусев провел самую нервную за свои 30 лет на этом посту пресс-конференцию. Речь шла о скандале вокруг одного из самых именитых шедевров коллекции ГРМ — иконе «Ангел Златые Власы», которая, судя по информации, просочившейся из музея в прессу, может покинуть постоянную экспозицию музея. Кира Долинина и Анна Пушкарская вышли с пресс-конференции с полным пониманием того, что полтора часа их водили за нос.


Директор Русского музея обиделся на своих сотрудников. Обиделся настолько, что созвал пресс-конференцию, чтобы рассказать об этом всему свету. Вот только свет хотел узнать совсем иное, а именно имеют ли под собой основания опасения работников ГРМ и журналистов, которые вот уже третью неделю кричат караул всеми доступными им способами. И наконец-то убедиться по сведениям из первых рук, что «Ангелу Златые Власы» не грозит перемещение в церковь Михайловского замка, для того чтобы участвовать там в богослужениях, как хочет того печально в музейном мире знаменитый православный бизнесмен, автогонщик, богач, президент строительной фирмы «Сапсан», президент благотворительного фонда «Иваново дело» Сергей Шмаков.

То, что господин Шмаков увлекся идеей молиться у одного из самых ранних образов из собрания ГРМ (датируется XII веком, подобных икон домонгольского периода в России сохранилось около десятка), оспорить не способен даже гений уклончивости господин Гусев. Он сам передал в распоряжение “Ъ” копию обращения «Иванова дела» (учрежден Сергеем и Светланой Шмаковыми) к министру культуры Владимиру Мединскому от 3 августа 2017 года, в котором излагается «идея» «многих православных верующих» перенести «Ангела» в пустующую церковь Михайловского (Инженерного) замка, ради чего фонд готов вложиться в реставрацию храма и передать в аренду бронированный киот для сохранности иконы. Более того, подобные запросы приходили через Минкульт в ГРМ от «Иванова дела» и в 2015, и в 2016 годах. А пожелавший остаться анонимным источник “Ъ”, имевший беседу с господином Шмаковым в 2009 году, когда тот забирал из ГРМ как бы на время предмет своей первой музейной страсти, «Торопецкую Богоматерь» (икона передана на временное хранение в новый храм Св. Александра Невского в подмосковном коттеджном поселке Княжье Озеро, возвращена не была и приказом Минкульта изъята из коллекции ГРМ — см. “Ъ” от 26 и 27 ноября 2009 года, 2 декабря 2009 года, 2 апреля 2010 года, 2 ноября и 25 апреля 2011 года), рассказал, что предприниматель еще тогда похвастался, что следующим будет «Ангел Златые Власы» — ведь «ему нужно самое лучшее».

Все эти годы позиция ГРМ была не самой внятной — бизнесмену и его эмиссарам показывали икону и церковь, составлялись сметы на реставрацию, писались научно-реставрационные справки, никто не говорил ни нет, ни да. В этих справках черным по белому специалисты сообщали, что ни с позиции сохранности (иконе 800 лет, и она должна постоянно находиться под пристальным вниманием реставраторов), ни с позиции просветительской (икона открывает экспозицию ГРМ и является ее краеугольным камнем, вынос этой доски за пределы экспозиции моментально понижает ее уровень), ни — внимание! — с точки зрения канонов православного богослужения (будучи лишь фрагментом деисусного чина, состоявшего из пяти-семи икон, предполагаемое изображение архангела Гавриила не моленный образ в общепринятом понимании) перемещение «Ангела Златые Власы» «абсолютно недопустимо».

Нынешний акт этого бумажного балета оказался стремительным и вышел за стены кабинетов: научные сотрудники и хранители отдела древнерусского искусства, встревоженные тем, что их твердое отрицательное заключение по поводу возможности подобного переноса «Ангела» не получает однозначной поддержки от администрации музея (а эмиссары из Минкульта и от Шмакова зачастили), стали давать интервью и бить во все колокола. Ситуация вышла из-под контроля, скандал разгорелся с первой же спички, а знатный недруг ГРМ и умелый сутяжник журналист Михаил Золотоносов сделал ход конем: он вместе с шестью подписавшимися вместе с ним сотрудниками отдела древнерусского искусства ГРМ подал 10 октября в прокуратуру Санкт-Петербурга заявление c просьбой «провести прокурорскую проверку и принять меры прокурорского реагирования в связи с подготовкой к преступному изъятию из экспозиции ГРМ самой ценной иконы из коллекции отдела древнерусского искусства — “Ангел Златые Власы” XII века».

Ход сильный и вполне иезуитский. Только слово «прокуратура» могло заставить директора ГРМ Гусева сделать какие-то явные для общественности телодвижения. В тот же день, по словам сотрудников музея, им было сообщено начальством, что «Минкульт дал отбой и икону не тронут».

Вот только сегодня начальство это отрицает все на свете. В первую очередь Владимир Гусев заявляет, что никто (вопреки предположению авторов письма в прокуратуру) его не шантажировал и не грозил увольнением, а было лишь «деловое обсуждение рабочих вопросов». Во-вторых, директор музея в защитниках не нуждается. И вообще все в заявлении в прокуратуру, кроме слов о самой иконе, злостная клевета. Все попытки уточнить, получил ли он из Минкульта заверения о том, что икона останется на месте, разбились о тотальное нежелание говорить о фактах, а не о чувствах.

Подозрение, что подписанты заявления в прокуратуру рано обрадовались, подтвердилось. Первый заместитель министра культуры Владимир Аристархов вчера подтвердил “Ъ”, что в Минкульте «обсуждается вопрос о возможности перемещения “Ангела Златые Власы” и других древнерусских икон из экспозиции или запасников Русского музея в помещения бывшей церкви Михайловского замка после ее ремонта и реставрации с участием фонда “Иваново дело”». Церковь много лет не использовалась и должна быть открыта для посетителей, а также проведения несколько раз в год богослужений, наиболее логично разместить там иконы, пояснил заместитель министра. Музей, по его словам, должен проработать предложения по заполнению будущих интерьеров церкви за счет расширения или перемещения древнерусской экспозиции при условии такой возможности с точки зрения сохранности экспонатов. Решение в любом случае будет согласовано с музейщиками, заверил чиновник. Но пока четкой позиции от ГРМ по этому вопросу в министерстве не получили.

Ситуация усугубляется еще и тем, что со времен изъятия Торопецкой иконы изменились законы, и совсем не в лучшую для музеев сторону. В начале 2017 года вступила в силу новая редакция ст. 16 закона «О Музейном фонде России», а 10 августа 2017 года — принятое в соответствии с ней постановление правительства РФ, изменившие порядок управления музейными предметами и музейными коллекциями, включенными в состав государственной части Музейного фонда РФ, и их передачи «музеям и другим организациям в безвозмездное пользование». Как пояснял в августе директор Государственного Эрмитажа Михаил Пиотровский, по новым правилам уже «не музеи, а Министерство культуры “управляет” музейными коллекциями», и вместо «оперативного управления» музеи, как «и другие организации», могут получить коллекции «в безвозмездное пользование» после заключения договоров. «Ключевые слова тут, конечно, “могут” и “другие организации”»,— говорил господин Пиотровский, отмечая, что, по его мнению, это менее эффективно, чем закрепление коллекций в управление за музеем, а «некоторые статьи закона оказались прямо противоположными тому, на чем настаивали музейные профессионалы».

В такой ситуации позиция Владимира Гусева понятна — он чиновник с огромным стажем и против начальства не пойдет. Вот только его сотрудники оказались куда смелее и принципиальнее, они явно не готовы на подобные игры с шедеврами. Многие поколения искусствоведов знают, что музейные директора бывают героями — так героем стал директор ГРМ Василий Пушкарев, когда-то прятавший по кладовкам русский авангард, на который позарилось московское начальство. Сохранил. Так героями пытались быть эрмитажные хранители, которые подпихивали в списки на продажу вещи третьего ряда, выдавая их за первый. Вот только требовать геройства мы не можем. Человек слаб, а общество наше к тому же сильно нездорово. Борцами оказались милые музейные дамы, тишайший вообще-то народ. Причем война их явно еще не закончилась.

Комментарии
Профиль пользователя