Коротко

Новости

приложение

партнерский проект

Подробно

Фото: Олег Орлов / Коммерсантъ

Репост сдал

Гособвинение запросило для Сагита Исмагилова 400 тысяч рублей штрафа

Коммерсантъ (Уфа) от , стр. 8

Вчера в Ленинском суде Уфы гособвинение потребовало назначить общественнику Сагиту Исмагилову, обвиняемому в разжигании межнациональной розни, приговор в виде 400 тыс. рублей штрафа. Господину Исмагилову инкриминируют перепечатку в группе социальной сети «В контакте», носящей его имя, двух материалов о татарах, оказавших «негативное психологическое воздействие на целевую аудиторию». Ни один из материалов не был признан экстремистским, поэтому защита настаивает на оправдательном приговоре и считает обвинение «смехотворным». Некоторые эксперты полагают, что последние рекомендации КС и ВС России дают повод рассчитывать на оправдательный приговор суда.


В Ленинском райсуде Уфы вчера завершились прения по уголовному делу общественника Сагита Исмагилова. Он обвиняется в разжигании межнациональной розни (ч. 1 ст. 282 УК РФ) за репост в группе, носящей его имя в социальной сети «В контакте», материалов, оскорбляющих татар.

По версии обвинения, в марте 2016 года Сагит Исмагилов опубликовал в группе два перепоста материалов. Один из них принадлежал автору под ником «Ишбулды Әбйәлилбаш» и сообщал о закрытии уфимского Института гуманитарных исследований и открытии филиала Института Марджани. К сообщению пользователя прилагалась выдержка из мнения депутата Госдумы РФ от Татарстана Фандаса Сафиуллина о том, что уфимский институт гуманитарных исследований якобы занимался «татаризацией» истории башкирских родов. Второй материал, который инкриминируется Сагиту Исмагилову, представлял собой перепост общедоступной фотографии печатной страницы из книги «Сияние сердец» 1966 года. На фотографии запечатлен отрывок из поэмы XVI века поэта Мухамедьяра, где создан образ «татарина», который автор сравнивает с собакой, кусающей своего хозяина. Считается, что таким образом поэт отзывался о «татарах» времен Золотой орды.

Ни один из этих материалов не был признан экстремистским. Привлеченные следствием к уголовному делу эксперты Уфимского государственного нефтяного технического университета Татьяна Кобякова и Зилия Раемкужина также не нашли этих признаков. В то же время, как сообщила на процессе представитель прокуратуры, эксперты пришли к выводу о том, что распространенный Сагитом Исмагиловым материал оказал «негативное психологическое воздействие на целевую аудиторию» и способствовал формированию «ненависти и вражды», «агрессивного поведения по отношению к татарам». Поэтому в прокуратуре считают обвинение доказанным. Гособвинитель запросила для подсудимого приговор в виде штрафа 400 тыс. руб. (максимальное наказание по этой статье — лишение свободы на срок до пяти лет).

Сагит Исмагилов вчера повторно заявил, что вины не признает, требует его оправдать. Выводы, сделанные в заключении экспертов, он считает следствием их «невежества». Подсудимый напомнил о том, что, согласно разъяснениям Конституционного суда РФ от 2 июля 2013 года, литературные памятники не могут исследоваться на предмет экстремизма. «Это их (экспертов.— „Ъ“) надо привлекать (к ответственности.— „Ъ“) за то, что они исследовали произведение (литературное.— „Ъ“) и нарушили закон РФ, так как решение Конституционного суда — это источник права»,— заявил господин Исмагилов. Он отрицает, что перепосты материалов были сделаны им, и утверждает, что у этой группы было два администратора, но она неоднократно подвергалась несанкционированным внешним вторжениям. Так, за некоторое время до возбуждения уголовного дела некий пользователь под именем «Маша Петрова», неизвестным образом получив статус администратора, публиковал в группе материалы порнографического характера, которые он затем вынужден был удалять, сообщал подсудимый на предыдущих судебных слушаниях. «Репост в группу мог сделать тот, у кого стихи и статья находятся на личной странице. У меня их не было. Исключено, что это сделал я, потому что меня даже не было в этот день на работе»,— добавил он.

Адвокаты Виталий Буркин и Римма Салимьянова также потребовали оправдательного приговора, заявив, что инкриминируемые Сагиту Исмагилову действия не образуют состава преступления. Доказательства, предъявленные следствием, защита считает «смехотворными». Адвокаты указали на то, что в заключении экспертов, представлявшем собой анализ текста из 14 предложений, было допущено 23 ошибки, в том числе при переводе текстов с башкирского на русский язык, что исказило их восприятие, в том числе, возможно, и следствием. «К примеру, словосочетание „татар нацистары“ было объяснено как „все татары нацисты“, а на деле речь шла о „нацистах среди татар“»,— добавил сам Сагит Исмагилов.

На предыдущем процессе, как сообщал „Ъ“, защита просила суд назначить повторную экспертизу материалов, легших в основу уголовного дела, но судья Оксана Илалова не нашла для этого оснований.

В ноябре прошлого года Верховный суд (ВС) России не рекомендовал возбуждать дела об экстремизме за репосты в социальных сетях. «Следует исходить из совокупности всех обстоятельств содеянного и учитывать, в частности, контекст, форму и содержание размещенной информации, наличие и содержание комментариев или иного выражения отношения к ней»,— говорилось в проекте пленума ВС.

Как сообщал „Ъ“, россияне, признанные виновными по аналогичным уголовным делам, сейчас обжалуют приговоры в Европейском суде по правам человека.

«Рекомендации ВС 2016 года вряд ли сыграли бы в пользу подсудимого,— считает руководитель отдела „Неправомерный антиэкстремизм“ информационно-аналитического центра „Сова“ Мария Кравченко.— Да, Исмагилов не давал своей оценки переопубликованных текстов, но согласно рекомендациям ВС, стоит учитывать контекст репостов, характер общественной деятельности, а господин Исмагилов все же националист. Что касается его утверждений о том, что репост сделан не им, то суды редко принимают во внимание такие утверждения. Так как экспертиза не нашла признаков экстремизма в первом тексте, а второй относится к литературным памятникам, то рекомендаций Конституционного суда 2013 года может быть достаточно для оправдания. Если же суд не примет во внимание мнение КС и вынесет обвинительный приговор, за ним может последовать и признание отрывка из поэмы или даже всего произведения экстремистским текстом».

Виктория Чистякова


Комментарии

Рекомендуем

обсуждение

Профиль пользователя