Коротко



 

Подробно

Фото: Олег Харсеев / Коммерсантъ   |  купить фото

Банкротство маслозавода набирает участников

Эртильским МЭЗ заинтересовались структуры Эдуарда Краснова

Как стало известно „Ъ“, в банкротстве одного из крупнейших в Воронежской области Эртильского маслоэкстракционного завода может поучаствовать бизнесмен Эдуард Краснов, уже владеющий аналогичным предприятием меньшей мощности. Его структуры заявили к МЭЗ требования на около 40 млн руб. Всего кредиторы пытаются предъявить компании долги на 4 млрд руб., половина этой суммы приходится на Россельхозбанк. Господин Краснов заинтересован в приобретении производства, в пять раза более мощного, чем его актив, но предпринимателя смущает долговая нагрузка компании. Конъюнктура рынка масличных и банкротство завода заметно снижают его стоимость, говорят эксперты.


По данным воронежского арбитража, на минувшей неделе заявления об установлении размера требований кредиторов к Эртильскому МЭЗ подали ООО «Олсам» — маслозавод Эдуарда Краснова, подконтрольный бизнесмену торговый дом ООО «Сан» и его сын Павел, выступающий в деле как индивидуальный предприниматель. Ни одно из заявлений судом пока к производству не принято, поэтому источник возникновения задолженности и ее размер официально не поясняются.

Эдуард Краснов рассказал „Ъ“, что завод должен его структурам порядка 40 млн руб., отметив, что считает актив привлекательным для инвестиций, но находящимся «в сложной ситуации». «Как бизнесмену мне, бесспорно, интересен готовый, построенный актив, в котором инвестиционный цикл не будет начинаться с нуля — вкладываешь деньги и сразу получаешь работающее производство. Но входить в объект, который является предметом спора… надо десять раз подумать, это не должно быть эмоциональное решение, — сказал господин Краснов. — Ситуация очень запутанная, много кредиторов. Общая сумма долга перед ними, по моим подсчетам, превышает 4 млрд руб. Долг перед Россельхозбанком — более 2,2 млрд руб. А государственный банк свои долги обычно продает без дисконта. Кроме меня еще есть порядка 2 млрд руб. требований незалоговых кредиторов, еще пара банков, физические лица».

Мощность Эртильского маслозавода в пять раз больше, чем у «Олсама» Эдуарда Краснова, но бизнесмен видит в этом, скорее, минусы. «“Олсам” может перерабатывать 420 т семечки в сутки. Эртильский завод при максимальной мощности, если его достроить, может перерабатывать 2,1 т. Но по эффективности на единицу полученной продукции “Олсам” ничем не уступает. У него есть огромный плюс — на сезон надо купить 120 тыс. т сырья, а не 500 тыс. т, как для Эртильского. Такой объем в одном месте не найдешь, лучше приобрести около 100 тыс. т по одной цене, чем собирать 500 тыс. у поставщиков с разными ценами».

«Я бы рассматривал сделку, если кредитором компании был только РСХБ. Более того, я уже пять или шесть лет назад предлагал владельцам завода объединить активы», — уточнил господин Краснов. По его оценке, рыночная стоимость завода меньше объема его долгов: «Чтобы построить такой завод с нуля, сейчас нужно минимум 2,5-3 млрд руб. За сколько можно продать — более сложный вопрос. Рынок масличных непредсказуем, многие компании недалеки от банкротства. Нет покупателей на такие активы. Я бы сейчас за него больше 1,5 млрд руб. не давал».

По данным Kartoteka.ru, ООО «Завод растительных масел “Эртильский”» зарегистрировано в 2003 году. Уставный капитал — 221,2 млн руб. 46,57% компании владеет гендиректор Салих Конаков. Остальные 53,43% у ООО «Эльбрус» (гендиректор — Мусса Конаков), его конечным бенефициаром выступает Давид Гибнер. Доля Салиха Конакова в уставном капитале была более 20 раз заложена в Россельхозбанке, последнее обременение истекает в декабре 2018 года. Доля «Эльбруса» заложена в Мосуралбанке. Выручка завода в 2016 году составила 8,33 млрд руб. (3,38 млрд руб. годом ранее), а чистая прибыль — 99,7 млн руб. (44,7 млн руб. в 2015-м). Компания сработала с небольшим убытком только в 2014 году, а потом ежегодно, по крайней мере, по официальной отчетности увеличивала прибыль. Проектная мощность завода позволяет производить до 80 т масла в сутки, перерабатывая за этот же период до 2,1 тыс. т семечки. Мощность расположенного в Воронежской области Верхнехавского МЭЗ группы «Благо» — порядка 1 тыс. т в сутки, местного завода «Бунге» — до 1,5 тыс. т в сутки.

Воронежский арбитраж ввел в компании процедуру наблюдения в конце августа. С этого момента в суд поступило почти 30 заявлений об установлении требований. Арбитраж еще не подтвердил долг ни одного из кредиторов Эртильского завода. В числе возможных кредиторов, помимо Россельхозбанка, Мосуралбанк и банк ИРС. Аналогичные заявления подали и бенефициары компании Салих Конаков и Давид Гибнер. Объем их требований пока не раскрывается. Иск о банкротстве Эртильского маслозавода подал в суд фермер из Кантемировского района Воронежской области Михаил Украинский. Ранее в арбитраже он добился взыскания с МЭЗ более 20 млн руб. долга. Господин Конаков вчера был недоступен для комментариев, будучи в начале октября арестованным по подозрению в мошенничестве (ч. 4 ст. 159 УК РФ) при возмещении около 12 млн руб. НДС в 2014 году. Уголовное дело было возбуждено по материалам регионального управления ФСБ.

Директор экспертной группы Veta Дмитрий Жарский полагает, что с учетом всех долгов у маслозавода отрицательная стоимость: «Если компанию оценивать исходя из стоимости чистых активов, то она может стоить около 750 млн руб. Сейчас рентабельность такого бизнеса, даже относительно успешных предприятий с налаженными каналами поставки сырья, не превышает 2-3%. С учетом проблем отрасли продать активы по рыночной стоимости не удастся». Аналитик «Алора» Алексей Антонов подсчитал, что рентабельность Эртильского МЭЗ по итогам 2016 года составила 1,1%. «По отчетности видно, что последние два года предприятие росло очень быстро, удваивая выручку, видимо, не все риски и обязательства, возникающие при этом, удалось удержать в разумных рамках», — предположил он. По мнению аналитика, вложения в покупку завода «имеют смысл только в случае присоединения к еще одному такому же производству для извлечения эффекта масштаба», а окупиться они должны не более чем за пять лет.

Сергей Калашников


Материалы по теме:

Комментировать

Наглядно

в регионе

Коммерческие проекты

спецпроект

обсуждение