Коротко


Подробно

Фото: Ханиф Сунагатуллин / Коммерсантъ

«Уфа претендует на звание одной из лучших конгрессных территорий»

Уфа значительно позже других российских миллионников начала продвигать себя в качестве конгрессной площадки (MICE — от англ. Meetings, Incentives, Conferences, Exhibitions). Толчком стали проведенные в 2015 году международные саммиты ШОС и БРИКС. На прошлой неделе город выиграл право принять в 2021 году крупнейший мировой конгресс пчеловодов — «Апимондию» (Apimondia), а уфимский Конгресс-холл был признан лучшим конгрессно-выставочным и деловым центром России, по версии Russian Business Travel&MICE Award 2017. О том, почему индустрией MICE лучше заняться поздно, чем никогда, рассказала начальник аналитического департамента АНО Конгресс-бюро Башкортостана «Офис-группа» Екатерина Телина.


— Сейчас уже кажется, что идея провести в Башкирии конгресс «Апимондии» лежала на поверхности. Республика — медовый регион. И все-таки кому и как пришла в голову идея побороться именно за этот форум?

— Идея действительно витала в головах многих людей, в том числе и сотрудников конгресс-бюро, и производителей башкирского меда. В 2015 году, когда началась подготовка к мероприятию, в Уфе только завершились саммиты ШОС и БРИКС, и республика была заинтересована в том, чтобы загрузить инфраструктуру, которая была к ним создана — высококлассные отели, конгресс-холл, принимавший глав 16 государств. Пчеловодство — отрасль, где наши позиции традиционно сильны. Поэтому решили: где еще проводить «Апимондию», если не в Башкортостане. Тем более что Россия не принимала это мероприятие с начала 1970-х. Словом, уже и не так важно, чья конкретно была идея. Важно, что ее удалось реализовать. Нашими совместными усилиями — правительства, российского национального союза пчеловодов, производителей меда, конгресс-бюро.

— Тяжело было убедить оргкомитет «Апимондии» в том, что заявка Уфы лучше, чем у Дании, Сербии, Словении?

— Цена победы — два года подготовки, глубокое погружение в пчеловодческую проблематику, работа с широким пулом экспертов — башкирских и российских. Это — выстраивание коммуникаций с федеральными структурами, организация приезда в регион облетных групп «Апимондии», демотуров, разработка фирменного стиля конгресса, сувенирной и презентационной продукции, формирование заявочной книги и много еще чего. Все это работало на одну-единственную задачу — убедить международный оргкомитет, который, поверьте, уже многое повидал, в том, что в этой сфере у Башкортостана есть конкурентные преимущества. Кстати, для нашего конгресс-бюро эта победа важна еще и тем, что это был наш первый опыт участия в тендере на крупное ротируемое международное мероприятие. И мы чрезвычайно рады тому, что первый блин получился не комом. Другое дело, что большая часть коллектива под конец этой работы, после круглосуточного почти дежурства у нашего стенда в Стамбуле (в Стамбуле проходил финал отбора.— Review), уже просто бредила пчелами.

«Апимондия» — всемирная федерация пчеловодческих ассоциаций. Объединяет участников из более чем 110 стран мира. Штаб-квартира организации расположена в Риме. Отраслевой конгресс «Апимондии» проходит раз в два года. В 2017 году его принимал Стамбул (Турция), а в России он проводился в Москве в 1971 году. Предполагается, что на уфимский съезд пчеловодов соберутся от 3 тыс. до 10 тыс. человек.



— Второй прорыв в этом году — это победа уфимского Конгресс-холла в ежегодном профессиональном конкурсе в области делового туризма России в номинации «лучший конгрессно-выставочный или деловой центр России». Конкурентами Конгресс-холла были Центр международной торговли в Москве и международный выставочный центр «Екатеринбург-ЭКСПО». Почему предпочтение было отдано уфимской площадке, и как эта победа существенно продвинет ее на конгрессном рынке?

— Russian Business Travel & MICE Award — это одна из главных профессиональных премий в области делового туризма и MICE в стране. Признание профессиональным сообществом главной уфимской площадки — важная составляющая нашей работы по продвижению Уфы как одной из ведущих российских конгрессных территорий. С организаторами конкурса мы взаимодействовали второй год.

Дважды подавали заявку на эту премию: вначале даже без прицела на победу, а просто тестировали навыки участия в таких конкурсах. С другой стороны, мы понимали, что любое участие в выставках, конкурсах повышает узнаваемость региона, города, нашего конгресс-бюро. Почему мы так упорно продвигаем Уфу как конгрессный центр, как центр делового туризма? Потому что знаем, что в действительности мало какие города могут похвалиться залами с таким конференц-оборудованием, какое есть в уфимском конгресс-холле. Это оценили и эксперты Russian Business Travel & MICE Award.

— На чем основана уверенность в том, что участникам рынка MICЕ будет интересна Уфа?

— Потенциал любой территории в области MICЕ зависит от нескольких составляющих. Первая — это наличие качественных объектов, инфраструктуры для деловой части мероприятия: отелей, желательно сетевых, конференц-площадок. У Уфы с этим все в порядке. В городе один из самых новых в стране номерных фондов отелей международных брендов и — теперь уже признанная — конгрессная площадка России. Вторая составляющая — это транспортная доступность и логистика. После саммитов 2015 года в Уфе появился один из лучших среди миллионников аэропортов. Из Москвы — всего два часа на самолете. Внутри города для участников деловых мероприятий все в шаговой доступности: гостиницы, кафе, прогулочные зоны.

А вот дальше, за пределами Уфы, начинаются проблемы, которые еще предстоит решить. Например, если проводить выездные мероприятия для участников крупных форумов, ознакомительные туры в тот же Белорецк, в Бурзян, возникают вопросы. Чем занять большую группу на автобусе на четыре-пять часов поездки? Где обустроенные стоянки и обзорные площадки по пути следования? Где нормальные туалеты, кафе и магазины?

Третье обязательное условие, чтобы стать точкой притяжения MICE, — это потенциал территории с точки зрения получения уникальных впечатлений. Мучительнее всего для нас было найти ответы на такие простые вопросы как «А чем мы, Башкирия, можем удивить?», «Чем мы, собственно, вообще отличаемся от других?». Дело в том, что у заказчиков услуг на рынке MICE уже есть огромный опыт проведения мероприятий в разных точках мира. Конкуренция между территориями колоссальная, но есть большой спрос на новые предложения. Тем более сейчас, когда из-за девальвации рубля компании урезают бюджеты на проведение корпоративных мероприятий, все чаще смотрят на площадки внутри страны.

Ответы на свои вопросы мы ищем путем изучения региональной идентичности, анализа креативных и технических возможностей. У нас есть территория и инфраструктура, то есть важные элементы MICE-продукта, но до недавнего времени не было самого продукта, который покупают. Его разработкой мы сейчас и занимаемся, первые проекты уже родились.

Сейчас, в информационную эпоху, когда если ты о себе не заявил, то тебя не существует, приходит понимание, что в незнакомую территорию, в территорию без репутации никто не будет вкладываться, не будет приезжать. Приходит осознание того, что бренд территории — это не продукт внутреннего пользования, что это образ, который дает представление о регионе за его пределами. Конгресс-бюро Башкортостана (кстати, оно было создано раньше, чем у наших соседей в Татарстане) сейчас занимается тем, что формирует этот образ у целевой аудитории — у корпоративных заказчиков, отраслевых союзов и ассоциаций, MICE-агентств. Они и есть участники рынка индустрии встреч. Работы еще — вагон и маленькая тележка.

— Чьими силами ведется работа?

— В июне мы провели первую конференцию, где собрали ведущих игроков индустрии встреч. Привлекли одного из ведущих экспертов российского рынка MICЕ — Александра Мальцева, генерального директора коммуникационного проекта Be in Russia. Это позволило сформировать костяк людей и компаний, которые хотят здесь, в Уфе, работать в этом направлении.

— Учитывая, что в Уфе относительно других миллионников довольно поздно начали интересоваться этим направлением, не упустили ли мы свои шансы?

— Не упустили. В России пока всего несколько регионов, востребованных и соответствующих MICE-стандарту. И во всех них заказчики были не один раз. А так как они находятся в постоянном поиске новых направлений и новых ощущений, мы можем «выстрелить» своим самобытным предложением.

— На чем в основном «отбиваются» затраты в подготовку инфраструктуры индустрии встреч?

— Пока я могу оперировать только данными исследований, проведенных за рубежом отраслевой ассоциацией ICCA, а у нас — московским конгрессно-выставочным бюро. Опять же оговорюсь: из-за новизны отрасли в России нет единой системы оценки эффективности этого направления. Так вот. По данным ICCA, делегат международного конгресса в день тратит в среднем не менее $500. По данным конгресс-бюро Москвы, — не менее 14 тыс. рублей в день. Это — стоимость проживания, питания, трансфера, сувениров, ресторанов, шоу и так далее. Умножаем на несколько дней, потому что конгрессы и корпоративные мероприятия не проходят одним днем. В среднем три-четыре дня. Получается, что стоимость пребывания одного человека на одном мероприятии — это около 40 тыс. рублей. Умножаем на среднее число участников — не менее 60 человек. Итого 2,5 млн рублей. Это — выручка бизнеса, занятого в организации мероприятия. А теперь давай посчитаем, даже из расчета 14 тыс. в день, сколько принесет Башкортостану в 2021 году «Апимондия». Не менее трех тысяч участников, пять-семь дней. Внушительная сумма получается. Ну и в целом такие мероприятия служат отличным стимулом для развития той отрасли, которой они соответствуют. Например, медицинские конгрессы посещают все местные врачи, которые вряд ли выбрались на них, пройди они, например, где-нибудь в Канаде.

И не будем забывать о нематериальном вкладе MICE-направления — имидж региона, репутация региона. В конце концов, это тоже потом монетизируется.

Подготовила Наталья Павлова


"Review День республики". Приложение от 10.10.2017, стр. 9
Комментировать

Наглядно

в регионе

обсуждение