Коротко


Подробно

6

Судьба монолита

В Zenith завершились трехвековые исследовательские работы

Работа над новым часовым механизмом Zenith была стремительной. Но как посмотреть. Ведь эта история началась еще до того, как была основана легендарная швейцарская марка. В 1675 году голландский физик, специалист во многих научных дисциплинах, а по совместительству первый президент Французской академии наук Христиан Гюйгенс показал своим подопечным забавную и перспективную новинку — механизм спираль-баланс.

В общем и целом наручные часы появились именно в этот момент. Изобретение Гюйгенса позволило заменить маятник, а значит, перемещать часы в пространстве, а не только наблюдать за механизмами, установленными на плоскости. С тех пор они постоянно модернизировались. Менялись материалы, росла точность. Но оставалась неизменной сложность и необходимость использования множества мельчайших деталей. А это при всей виртуозности швейцарских часовщиков накладывало ограничения на точность хода.

Замену традиционному механизму предложил Zenith. Его презентация больше походила на научный доклад. При помощи эффектных слайд-шоу разработчики, не часовщики, а ученые, показывали эволюцию механизмов от доисторических времен до наших дней, а также демонстрировали, как выбирался наиболее подходящий материал. Древнеегипетские, древнекитайские, многие другие разработки — все это вело к созданию нового изобретения Zenith.

Команда создателей Defy Lab — Жан-Клод Бивер, Жюльен Торнар, Ги Семон и Рикардо Гвадалупе

Фото: предоставлено Zenith

В итоге марка представила революционную для часового производства технологию. Новый механизм монолитен. Он выполнен из монокристаллического кремния и не требует смазки — крайне существенная деталь, благодаря которой новые часы почти не нуждаются в обслуживании. Толщина механизма — полмиллиметра, и это в десять раз меньше традиционных для предыдущих спираль-балансов 5 мм. Отдельные фрагменты, говорят создатели, тоньше человеческого волоса.

Новый механизм как никакой другой застрахован от всех воздействий, которые могут оказать влияние на точность хода. Ни температура, ни гравитация, ни магнитное поле не скажутся на часах Zenith, в которых использована новая технология. Их запас хода — 60 часов, и большую часть этого времени, говорят в компании, возможное отклонение составит не более трети секунды в сутки, притом что по требованиям Института тестирования хронографов Швейцарии, главной сертифицирующей организации, оно может быть десять секунд.

Применение новой технологии Zenith вообще-то не имеет границ. Как сказал на презентации в Ле-Локле Жан-Клод Бивер, глава часового подразделения LVMH, в которую входит Zenith, производить новые механизмы можно будет практически в любых необходимых количествах.

Новый механизм, разработанный под руководством Ги Семона, меняет все правила часового дела, незыблемые с XVII века

Фото: предоставлено Zenith

Впрочем, полной загрузки придется подождать. Пока что технология применена в десяти экземплярах серии Zenith Defy Lab. Корпус этих часов сделан из аэронита, материала, запатентованного входящей в LVMH компанией Hublot и состоящего из комбинации алюминиевой пены и специального полимера. Модель имеет толщину 14,5 мм, с обеих сторон она покрыта сапфировым стеклом, запас хода — более 60 часов. Эта модель сравнима с легендарным El Primero, одним из самых точных хронографов в истории часовой индустрии, впервые представленным Zenith в 1969 году и с тех пор не выходящим из моды. Но сейчас речь идет о принципиально новом, невиданном механизме.

Новый механизм из монокристаллического кремния пока собираются использовать лишь в будущих моделях Zenith. Он, по словам Ги Семона, директора марки TAG Heuer и руководителя исследовательского подразделения часового направления LVMH, защищен всеми мыслимыми патентами, но вообще-то возможность повторить его технически и без них сводится к нулю, "как если бы вы сходили в хороший ресторан, попросили все ингредиенты понравившегося блюда у шефа и попытались приготовить то же самое на собственной кухне". Впрочем, по имеющейся информации, новому спираль-балансу все же не удастся избежать применения в других марках французского концерна.

Юрий Яроцкий


Жан-Клод Бивер: У наших традиций есть будущее

Глава часового подразделения LVMH Жан-Клод Бивер ответил на вопросы "Стиль. Часы".


— Вы представили революционную технологию и уже выпустили первую линию часов, в которых она использована. Должны ли мы теперь забыть о легендарных моделях El Primero? Не стали ли они выглядеть слишком старомодно?

— Никто и никогда не должен забывать об El Primero! Эти часы — икона всей часовой индустрии. El Primero — настоящая легенда. А легенды не умирают никогда!

— Ваш новый монолитный механизм сделает будущие модели Zenith дороже или дешевле?

— Не думаю, что он как-то повлияет на цены. Конечно, он очень важен с точки зрения новых стандартов точности хода. Но главная составляющая цены часов Zenith — мастерство наших часовщиков. И это константа, которая не зависит ни от каких новых или старых технологий.

— Как вы видите будущее новой технологии? Очевидно, что она будет очень востребована. Есть ли шансы на то, что ее смогут использовать бренды за пределами часового семейства LVMH?

— Мы хотим и планируем продавать ее своим коллегам в Швейцарии. Конечно, сначала мы ограничим ее применение, и она будет использоваться только в наших брендах, но с 2019 года, я думаю, начнутся продажи и для других. Разумеется, лишь самых важных, заслуженных и престижных.

— Как вы считаете, в мире механических часов еще осталось место для инноваций?

— Конечно! Только что мы показали, что механические часы — живая сущность и могут прекрасно развиваться, меняться и эволюционировать. Мы показали всем часовым коллекционерам, всему миру: у наших традиций есть будущее, и имя этому будущему — Zenith!

Беседовал Юрий Яроцкий


Материалы по теме:

"Стиль Часы". Приложение от 11.10.2017, стр. 48
Комментировать

рекомендуем

Наглядно

все спецпроекты

актуальные темы

все темы
все проекты

обсуждение