Коротко


Подробно

2

Фото: предоставлено Zenith

Бренд волшебный, но долго дремавший

Жюльен Торнар, Zenith

Новый глава Zenith Жюльен Торнар учился экономике в Женевском университете. С 2000 года он работал на Vacheron Constantin, отвечая за разные рынки — от швейцарского до североамериканского и азиатского. Теперь Жюльену Торнару предстоит продвигать новые технологии, разработанные маркой Zenith, не забывая при этом о ее корнях.

— Что вы знали о Zenith до того, как были назначены CEO марки?

— Я уже 20 лет в часовой индустрии, и все это время я внимательно следил за деятельностью Zenith. Блестящее наследие, чудесная история. Но мне всегда казалось, что это история Спящей красавицы. Бренд волшебный, но долго дремавший. У меня никогда не было сомнений в том, что у Zenith невероятный потенциал, но я чувствовал, что чего-то ему сейчас не хватает, чтобы по-настоящему взволновать людей вокруг. Жан-Клод Бивер, глава часового подразделения LVMH, а значит, и Zenith, позвонил мне в октябре прошлого года и предложил возглавить марку. Он говорил о великолепных возможностях, моем праве все поменять и так далее. Но я сказал: "Хорошо, но что именно мы хотим поменять?" И вот тут мы стали серьезно обсуждать будущее Zenith, а также прошлое марки и ее достижения, которые когда-то значили так много, а теперь забываются. По итогам этого разговора я сказал: "Если вы хотите, чтобы бренд стал модным, сохраняющим свои традиции, но отвечающим вызовам нашего времени, то мне интересно ваше предложение. А если вам больше по душе хранить дух классики, то вы, вероятно, разговариваете не с тем человеком".

— Как вы думаете, почему Жан-Клод Бивер остановил свой выбор именно на вас?

— Возможно, он оценил мой опыт работы на американском континенте. Тогда я работал на Vacheron Constantin — бренд, который с трудом находил себя в том регионе. Мне пришлось лично обойти буквально каждого дилера и сказать: "Все хорошо, у нас все получится, давайте держаться вместе". И все заработало. Мне всегда нравилось приходить на рынок и отстраивать все до мелочей, делать все самому, быть максимально прагматичным и добиваться успеха. Ну а ему, наверное, нравилось то, что я люблю делать не меньше, чем говорить. Ну и, конечно, мой международный опыт — я работал и в Америке, и в Азии, и в Европе, в России, разумеется, тоже. Я не имел дела только с Ближним Востоком, но уже восполняю этот пробел.

— Теперь вы отвечаете за Zenith перед своим руководством и перед всем миром. Как бы вы сформулировали свои главные задачи?

— Как я уже сказал, марка идеальная, но она спящая, и за прошедшие годы накопились проблемы с тем, как ее воспринимают люди. Ее имидж немного старомоден, как-то он даже, я бы сказал, запылился. И мне нужно сделать так, чтобы все наши потенциальные клиенты поняли: за очень разумные деньги они могут купить абсолютно уникальный продукт. Уникальный в числе прочего тем, что абсолютно все, включая механизмы, мы делаем сами. Многие наши конкуренты закупают их, а наши потенциальные клиенты сегодня, возможно, не знают об этом. Нам надо сделать так, чтобы о нашем главном преимуществе знали все.

— В том числе и русские клиенты?

— Мы всегда знали, что русские — очень выгодные клиенты. Еще несколько лет назад они скупали все подряд как сумасшедшие. Сейчас я вижу, что они очень внимательно смотрят, что покупают. Нечто похожее мы наблюдаем и у китайцев. Ситуации, когда цена первична, а сами часы вторичны, мы больше не увидим.

— Так на что же вы ориентируетесь больше — на старую добрую Европу или на относительно новые рынки вроде нашего?

— Вообще-то нам обязательно нужно двигаться в Китай, потому что это перспективно. И еще для нас очень интересен японский рынок — там как нигде обращают внимание на технические детали. В России люди уже очень хорошо во всем разбираются, ведь это для нас не такой уж и новый рынок.

— Вы представили революционную для часового производства технологию — новый механизм, первый в своем роде. Стоит ли нам ожидать других прорывов? Может быть, чего-то электронного, модного?

— О, я так не думаю. Мы, конечно, идем в ногу со временем, но нам необходимо держаться корней, это философия нашей марки. Для нас главное — точность и хронометраж. И только что мы представили часы, которые полностью соответствуют именно этим принципам.

Беседовал Юрий Яроцкий


"Стиль Часы". Приложение от 11.10.2017, стр. 22
Комментировать

Наглядно

спецпроектывсе

валютный прогноз

присоединяйтесь

обсуждение