Коротко


Подробно

Фото: Gemunu Amarasinghe / AP

Беженцы-рохинджа получат помощь из России

Ее окажет фонд Ахмата Кадырова

В ближайшее время к раздаче гуманитарной помощи беженцам-рохинджа, бежавшим в Бангладеш от преследований на территории Мьянмы, приступит Фонд имени Ахмата Кадырова. Об этом “Ъ” сообщил сенатор от Чечни Зияд Сабсаби. На эти цели планируется потратить около $800 тыс. Беженцами уже стали более полумиллиона человек, при этом их число продолжает расти. Бангладеш ежедневно принимает по 5–7 тыс. рохинджа. На площади 400 кв. км скопилось более миллиона человек — включая беженцев, прибывших из Мьянмы ранее, и местных жителей.


Чеченский ответ на мьянманский вопрос


Как сообщил “Ъ” Зияд Сабсаби, от властей Бангладеш, принявшего подавляющее большинство беженцев-рохинджа, было получено устное согласие на деятельность Фонда имени Ахмата Кадырова на своей территории. «Мы ожидаем, что уже 15 октября сможем приступить к работе,— заявил он.— Таким образом, фонд станет первой российской гуманитарной организацией, аккредитованной в Бангладеш». По словам сенатора, он по поручению главы Чечни Рамзана Кадырова проинспектировал лагеря беженцев, «поговорил с их старейшинами» и «в тот же день подал через российское посольство в Дакке заявку на разрешение деятельности фонда».

Господин Сабсаби признался “Ъ”, что рассчитывал получить положительный ответ в течение трех-четырех дней, но процесс затянулся. Неофициально ему сообщили, что Дакка неохотно аккредитует благотворительные организации, так как полагает, что возросшие объемы помощи привлекут новых беженцев. Зияд Сабсаби сообщил, что фонд уже закупил «одежду, ковры, продукты питания и стройматериалы», которые будут распределены среди рохинджа. До конца 2017 года на помощь беженцам в Бангладеш фонд планирует потратить около $800 тыс. План на 2018 год будет принят позже — в зависимости от развития кризиса.

Чеченская гуманитарная помощь лишней точно не будет: конфликт и не думает утихать. Бегство людей из зоны проведения армейской спецоперации властей Мьянмы против повстанцев-рохинджа продолжается — несмотря на то что правительство объявило о готовности принимать рохинджа назад. «Исход беженцев беспрецедентен, с гуманитарной и правовой точки зрения ситуация деградировала до уровня настоящего кошмара»,— заявил на прошлой неделе генеральный секретарь ООН Антониу Гутерриш. Штат Ракхайн (Аракан) потерял половину своего мусульманского населения: до начала нынешнего витка конфликта общее число рохинджа там составляло 1,1 млн человек.

На встрече с послом Мьянмы в России Ко Ко Шейном свою позицию публично обнародовал президент России Владимир Путин. «Призываем все стороны к сдержанности. Решение проблем, имеющих столь сложный характер, необходимо искать в сфере политического взаимодействия и политическими средствами, без нарушения прав человека»,— заявил он.

«Грязь и скученность могут привести к эпидемии»


Глава делегации Международного комитета Красного Креста (МККК) в Бангладеш Ихтияр Асланов рассказал “Ъ”, что ситуация на месте «критическая». «Округ Кокс-Базар, где разместилась большая часть из 520 тыс. беженцев, имеет в длину 40 км и в ширину 10 км,— сообщил он “Ъ”.— При этом там проживает полмиллиона собственного населения и 300 тыс. беженцев, прибывших из Мьянмы ранее». По словам господина Асланова, «ситуация уже была очень тяжелой на момент начала нынешнего этапа кризиса 25 августа»: не хватало средств для очистки воды, укрытий, санитарных сооружений. После 25 августа в регион в течение четырех недель прибыли еще полмиллиона человек, причем массовый исход пришелся на сезон дождей.

«До конца года мы запросили $7 млн дополнительного финансирования и надеемся их получить,— заметил Ихтияр Асланов.— Здоровье людей ослаблено, они не имеют возможности согреться, нет крыши над головой. Вокруг грязь и скученность, которые вполне могут привести к эпидемиям».

Местные жители и власти Бангладеш, по словам собеседника “Ъ”, относятся к беженцам «с сочувствием», но их наплыв фактически уничтожил экономику округа. «Большая часть населения там живет сельским хозяйством, а беженцы физически заняли их поля»,— говорит господин Асланов. Правительство Мьянмы сообщило, что готово начать принимать беженцев назад, но только тех, кто покинул страну в течение последнего года. Власти Бангладеш, в свою очередь, настаивают на том, чтобы Мьянма приняла обратно все 800 тыс. рохинджа, которые прибыли с территории соседнего государства за последние 20 лет.

Впрочем, маловероятны и тот, и другой вариант: фактический лидер Мьянмы Аун Сан Су Чжи на прошлой неделе заявила, что процесс репатриации будет включать проверку гражданства беженцев. Это означает, что большинству из них путь назад затруднен. Многие из рохинджа либо оставили документы во время бегства, либо никогда их не имели, так как не желали контактировать с властями во время проживания в стране.

Власти Мьянмы, напомним, считают рохинджа нелегальными мигрантами из Бангладеш и отказывают им во многих гражданских и политических правах. Нынешний виток кризиса начался после того, как возникшая в 2016 году «Армия спасения рохинджа Аракана» (АСРА) совершила ряд нападений на мьянманские полицейские посты. Ее лидеры позднее признали, что их задачей было «привлечь внимание мира к проблеме бедственного положения рохинджа». В ответ армия Мьянмы начала в Ракхайне масштабную военную операцию, результатом которой и стал исход беженцев.

«Очевиден колоссальный масштаб разрушений»


Число ликвидированных за время проведения операции боевиков АСРА достигло 500 человек, сообщила администрация Аун Сан Су Чжи. Северная часть штата Ракхайн, где жили мусульмане-рохинджа, подверглась жесткой «зачистке», многие деревни были сожжены. Рохинджа обвиняют в поджогах армию, мьянманские военные — боевиков из АСРА.

«Определить, кто прав, пока никакой возможности нет, очевиден лишь колоссальный масштаб разрушений,— сообщил “Ъ” глава делегации МККК в Мьянме Фабрицио Карбони.— Уровень насилия и непримиримости между сообществами очень высок». По его словам, задеты конфликтом оказались не только рохинджа, но также буддисты и индуисты Ракхайна (известные как ракхайны), которые также массово бегут из штата внутрь страны. Их точное число неизвестно, так как они, в отличие от рохинджа, чаще всего останавливаются у родственников и не регистрируются как беженцы. На прошлой неделе власти обнаружили захоронение из 45 тел ракхайнов-индуистов, якобы убитых АСРА. Их руки были связаны, а горло перерезано.

Господин Карбони охарактеризовал ситуацию с беженцами с мьянманской стороны границы как «серьезную», но не кризисную. По его словам, у МККК в Мьянме, в отличие от Бангладеш, есть все необходимое, но проблему представляет доставка гуманитарной помощи для 120 тыс. внутренне перемещенных лиц. Большая часть дорог и мостов либо размыта муссонами, либо уничтожена в ходе конфликта, и во многие места невозможно добраться. Международные неправительственные гуманитарные организации на север Ракхайна пока не пускают, государство там распределяет гуманитарную помощь самостоятельно. В своем заявлении представитель «Врачей без границ» в Мьянме Бенуа де Грис заметил, что это может привести к «ограничению доступа к помощи по религиозному признаку», и призвал власти немедленно открыть регион для доступа «нейтральных международных организаций».

Оба представителя МККК в беседе с “Ъ” опровергли два тиражировавшихся в западных СМИ тезиса — о массовых изнасилованиях женщин-рохинджа мьянманской армией и о минировании мьянманско-бангладешской границы. «Беженцы продолжают приходить через границу, что в случае минирования было бы невозможно»,— заметил Фабрицио Карбони.

Михаил Коростиков

Материалы по теме:

Комментировать

рекомендуем

Наглядно

все спецпроекты

актуальные темы

все темы
все проекты

обсуждение