Коротко


Подробно

Фото: Олег Харсеев / Коммерсантъ   |  купить фото

Майнинг ради майнинга

Как КНДР использует криптовалютные биржи

Северная Корея напомнила миру, что майнинг — это не только производство виртуальных валют, но и добыча полезных ископаемых. Как считают эксперты, в КНДР даже удалось совместить эти занятия: там якобы начали топить углем майнинговые фермы. К чему это может привести, разбиралась Татьяна Гомозова.


КНДР входит в десятку крупнейших экспортеров угля, но из-за санкций в связи с ядерной программой она больше не может продавать его в Китай. Зато может сжигать — для обеспечения майнинговых ферм энергией; американское издание Quartz предположило, что так и происходит. О начале производства криптовалют в Северной Корее сообщили ранее аналитики Recorded Future — эта компания изучает интернет-угрозы при поддержке Google и ЦРУ. По их данным, северокорейская элита использует биткоины для покупок за рубежом через приватные VPN-сети, и делают они это не всегда корректно, что и позволило отследить их активность.

Специалисты по кибербезопасности из FireEye сообщили, что северокорейские хакеры крадут криптовалюту с южнокорейских бирж. Есть также версия, что именно Пхеньян стоит за историей с вирусом WannaCry, который блокировал компьютеры по всему миру, требуя выкуп в биткоинах.

Как ни анекдотично все это звучит, дело серьезнее, чем кажется: использование криптовалют преступниками — общее место, но в случае со странами-изгоями оно означает поражение политики экономических санкций. Обычно тем, кто решится иметь дело с фигурантами черных списков, грозит наказание, но при использовании криптовалют это практически невозможно, говорит директор «Центра цифровой экономики и финансовых инноваций» МГИМО Элина Сидоренко:

«С одной стороны, криптовалюта во многих юрисдикциях вообще находится вне правового поля, поэтому мы даже не можем дать серьезную юридическую оценку тому или иному событию. С другой стороны, мы не имеем возможности проследить за этой транзакцией, потому что сейчас между странами фактически отсутствуют договоренности по поводу того, как будут прослеживаться транснациональные платежи. Система межгосударственного сотрудничества в этой сфере сейчас находится на зачаточном уровне».

Прекратить криптоторговлю с КНДР можно либо начав регулирование рынка, либо отрезав страну от интернета, что технически возможно, пояснил руководитель «Агентства кибербезопасности» Евгений Лифшиц:

«Интернет у себя дома можете выключить вы, а может ваш провайдер. Крупные глобальные провайдеры могут поставить адресное пространство Северной Кореи в «черный лист», то есть, Северная Корея будет видеть только свой интернет — это как в офисе все компьютеры подключены, между собой все могут общаться, но доступа во внешний мир у кого-то может не быть».

Но для этого мировым провайдерам также пришлось бы договориться, а это проблема: у основных игроков — США, России и Китая — собственный подход как к северокорейской проблеме, так и к криптовалютной. Америка обдумывает возможность регулирования торговли коинами, Китай, наоборот, запретил работу криптобирж. Россия тоже готовит законодательство, но у нее свои интересы: как заявил в середине сентября глава комитета Госдумы по финансовому рынку Анатолий Аксаков, криптовалюты вполне можно было бы использовать для обхода санкции при финансировании проектов в том числе в Крыму. Судя по опыту КНДР, это, вероятно, сработает.

Ожидается, что российский законопроект о криптовалютах будет готов в октябре: он будет регулировать вопросы обмена валют, возможную регистрацию майнеров и проведение ICO.

Материалы по теме:

Комментировать

Наглядно

все спецпроекты

актуальные темы

все темы
все проекты

обсуждение