Коротко

Новости

Подробно

Вы бы восстановили памятник Дзержинскому?

Журнал "Коммерсантъ Власть" от , стр. 5

 Фото: ДМИТРИЙ ЛЕКАЙ 
 Зураб Церетели : "В мире ставят памятники разным людям, главное - произведение это искусства или нет. Дзержинский - произведение" (на фото - Юрий Лужков со своим автором) 
       Мэр Москвы Юрий Лужков предложил восстановить на Лубянской площади памятник Феликсу Дзержинскому.
      Геннадий Селезнев, председатель Госдумы. Ничего страшного в восстановлении памятника Дзержинскому я не вижу. На мой взгляд, есть даже органическое единство памятника и самой Лубянской площади. И нет в этом предложении политического смысла: нет никакого возврата к репрессиям, к запрету свободы слова.
       
       Андрей Трапезников, член правления компании РАО "ЕЭС России". Памятник жертвам террора — да, а Дзержинскому — нет. Его возвращение на старое место станет напоминанием о слишком нехорошем времени для страны.
       
       Борис Немцов, лидер СПС. Инициатива Лужкова — это либо провокация, либо верх цинизма. Неужели не понятно, что это приведет к расколу России? За этой скульптурой незримо стоит ГУЛАГ. А новая Россия обязана обойтись без палачей.
       
       Юрий Чайка, министр юстиции России. Лично для себя я не нашел ответа на этот вопрос. С точки зрения истории вопрос, наверное, имеет право на жизнь: прошлое забывать нельзя. Но с точки зрения репрессий мне, как потомку казаков, сложно говорить на эту тему.
       
       Ольга Вдовиченко, председатель государственного внешнеторгового объединения "Машиноимпорт". Дзержинский должен стоять там, где его поставили в первый раз. Вы же не станете отказываться от родителей или детей из-за того, что они плохие. Роль Дзержинского неоднозначна. Одни считают его автором террора, а кремлевский политолог Павловский назвал чуть ли не крайне правым рыночником.
       
       Тина Канделаки, ведущая телепередачи "Детали" (канал СТС). К предложению Лужкова я отношусь так же, как к предложению восстановить девственность.
       
       Вагиф Гусейнов, директор Института стратегических оценок и анализа, генерал-майор КГБ. Если мы вернем Дзержинского, то удивим весь мир. Однако Дзержинский — это наша история. Хорошая или плохая, но история. Если его восстановят, я возражать не буду.
       
       Алена Свиридова, певица. В принципе мне все равно, главное, чтобы на это много денег не потребовалось. Вдруг у него уже нет головы или рук. Петр I тоже был не ангел и многих погубил, но ему вон какой памятник поставили. И вообще я не люблю, когда ломают памятники, но что сделано, то сделано.
       
       Александр Таранцев, президент группы компаний "Русское золото". Надо было думать, когда сносили. А зачем сейчас из-за него раскалывать общество? К консолидации этот шаг точно не приведет. Опять начнется деление на красных и белых. Я — против.
       
       Николай Сванидзе, автор и ведущий аналитической программы "Зеркало". Давайте поставим Феликса с мальчиком на руках, а рядом Берию — с девочкой. Феликс расстреливал по ночам родителей, а утром гладил по голове их детей. Восстановление Дзержинского — это не эстетика, а идеология, и не надо нам забивать баки, уважаемый Юрий Михайлович. У нас нет памятника Сахарову, многим другим достойным людям.
       
       Михаил Алексеев, заместитель председателя правления Росбанка. Дзержинского однозначно нужно ставить обратно. Памятник очень хороший и место ему там. Памятников вообще должно быть больше — красивых и разных, только не Церетели. Это — единственное ограничение.
       
       Зураб Церетели, президент Российской академии художеств. Памятник Дзержинскому — уникальное произведение искусства. Скульптура Вучетича входит в коллекцию богатств российского искусства. Масштаб, пластика, образ — все здорово. В мире ставят памятники разным людям, главное — произведение это искусства или нет. Дзержинский — произведение.
       
       Сергей Лисовский, председатель совета директоров компании "Моссельпром". Я без него не скучаю. Сняли так сняли. Мне кажется, что о Лужкове как о федеральном политике начали забывать, вот он и устроил эту заварушку. Не знаю, кому бы на Лубянке можно было поставить памятник. Вот памятник Никулину поставили на месте, у цирка на Цветном бульваре.
       
       Владимир Евтушенков, председатель совета директоров АФК "Система". Мне все равно. Я считаю, что в истории все должно иметь продолжение: лучше бы его не сносили, а раз снесли, то снесли.
       
       Ольга Свиблова, директор Московского дома фотографии. Этот памятник мне очень нравился. Он держал площадь, и его не надо было сносить. Это монументальное искусство. А вот восстанавливать его — это уже безумство. Если Лужков ратует за красоту, то памятник можно поставить на любом другом месте.
       
       Дмитрий Муратов, главный редактор "Новой газеты". Это не восстановление памятника, а очищение немного померкшего образа чекиста. У Лужкова есть любовь и уважение горожан, но этого сегодня маловато, чтобы остаться мэром Москвы. Нужна еще личная лояльность. Надеюсь, что Феликс обратно не вернется.
       
       Владимир Сорокин, писатель. Для писателя чем больше гротескного и чудовищного, тем лучше. Все пойдет в дело, в творчество. Но, как человеку, хотелось бы, чтобы таких вещей было поменьше. Идея восстановить памятник родоначальнику лагерей и массового террора чудовищна. Так можно и Берии памятник поставить.
       
       Виктор Логвинов, президент Союза архитекторов Москвы. Памятник нужен, но не Дзержинскому, а жертвам репрессий. Площадь словно подталкивает к тому, чтобы завершить облик архитектурного ансамбля скульптурой, но ведь не обязательно политической.
       
       Василий Якеменко, лидер движения "Идущие вместе". Историю вспять все равно не повернуть. Художественные достоинства памятника — вопрос второй. Как фигуру Дзержинского ни поворачивай, он так и останется повинен в миллионах жертв.
       
       Игорь Игошин, депутат Госдумы. Его и убирать не надо было! Абсолютное большинство людей с симпатией относится к памятникам советской эпохи. Надо уважать их волю. А страхи по поводу возможного раскола общества абсолютно беспочвенны: про гимн тоже самое говорили.
       
       Валерий Гаркалин, актер. Зачем возрождать памятник, который свергли! Это по меньшей мере глупо.
       
       Гарегин Тосунян, президент АРБ. А почему Дзержинскому? Может, сразу Сталину? Его ведь любят даже больше, чем Феликса. Стоит Феликс где-то за "Президент-отелем", ну и пусть, памятник очень красивый.
       
       Михаил Пукемо, генеральный директор центра выставочной деятельности "Музеон" (там сейчас находится памятник Дзержинскому.—Ъ). Это не шахматная фигура, чтобы его гонять туда-сюда. Перенос памятников пагубно на них отражается и требует больших затрат. Пока мы демонтировали и везли Дзержинского, памятник и постамент были повреждены, исчезли надписи. Мне не хочется расставаться со скульптурой мастеров Евгения Вучетича и архитектора Захарова.
       
       Михаил Погосян, генеральный директор АВПК "Сухой". Если Дзержинского вернут, я возражать не буду. Я большую часть жизни прожил в том районе и, можно сказать, вырос с этим памятником. А многие москвичи до сих пор называют эту площадь Дзержинской.
       
       Виктор Портнов, мэр города Дзержинска. Я — за. У нас с 30-х годов стоит памятник Дзержинскому. В начале 90-х его пытались снести, но статую отстояли. А как воспитывать подрастающее поколение, если меняешь идеалы каждые 10 лет? А еще московские демократы хотели поменять название нашего города. И знаете, как бы сейчас называлась химическая столица России? Растяпино.
       
       Борис Щербаков, генеральный директор представительства корпорации Oracle в СНГ. Проблему можно решить через референдум. Или найти другой способ выяснить готовность к возврату символов прошедшей эпохи.
       
ВОПРОС НЕДЕЛИ / ДВА ГОДА НАЗАД*


      
 А на вас Кремль давит?

       Визиты налоговых полицейских в офисы российских олигархов, скандалы с телекомпаниями НТВ и ОРТ — все события такого рода объясняют давлением Кремля.
       
       Анатолий Куликов, депутат Госдумы, бывший министр внутренних дел России. Честно — ни Ельцин, ни Черномырдин на меня не давили, а вот их окружение только этим и занималось.
       
       Александр Осовцов, исполнительный вице-президент Российского еврейского конгресса. Разве это давление! Так — обыски, угрозы, визиты налоговой полиции. А раньше давил и как на нелояльного гражданина, и как на еврея.
       
       Иван Рыбкин, бывший председатель политико-консультативного совета при президенте России. Кремль "ушел" меня из председателей совета по-американски. Совет упразднили, мне оставили зарплату, кабинет, а поручений никто не дает.
       
       Вячеслав Позгалев, губернатор Вологодской области. А я с удовольствием хожу в Кремль: знаю, что мне там всегда помогут.
       
       Леонид Шебаршин, бывший начальник ПГУ КГБ СССР. Давления не было; я понял, что не смогу работать с такой властью. Когда КГБ возглавил Бакатин, я ушел.
       
       Тельман Гдлян, президент Всероссийского фонда прогресса, защиты прав человека и милосердия. С давлением, которое было при Горбачеве и Ельцине, сегодняшнее сравниться не может. Сегодня чиновник страх растерял и на команды реагирует слабо.
       
       Валерий Зубов, депутат Госдумы, бывший губернатор Красноярского края. На любого политика давит либо Кремль, либо власть, либо они вместе взятые. И врет тот, кто говорит, что такого давления никогда не испытывал.
       *Должности указаны на момент опроса.

Комментарии
Профиль пользователя