Коротко

Новости

Подробно

7

Элементарно два Ватсона

Татьяна Алешичева об экранизации детективов Джоан Роулинг

Журнал "Коммерсантъ Weekend" от , стр. 37

На канале BBC состоялась премьера сериала "Страйк" по детективным романам Джоан Роулинг, написанным под псевдонимом Роберт Гэлбрейт


Милая девушка по имени Робин (Холлидей Грейнджер) — рыжая, улыбчивая, на лбу написано "вечная отличница" — поднимается по лестнице к конторе работодателя. Поработать неделю помощницей частного детектива ее направило бюро по найму. Но нужная ей дверь распахивается настежь, оттуда выскакивает, изрыгая проклятия, разъяренная женщина и пулей пролетает мимо Робин, так что та едва не валится с лестницы, и только медвежья хватка мрачного бородатого типа, удержавшего ее за воротник пальто, не дает ей сломать шею. Частный сыщик Корморан Страйк (Том Берк), чья неуклюжесть и мешковатая одежда будто специально борются со всяким намеком на элегантность, только что расстался с любовницей и обрел напарника — Холмс нашел своего Ватсона. Хотя с распределением типажей тут все не так просто. Писательница Джоан Роулинг — а именно она под псевдонимом Роберт Гэлбрейт выпустила три романа о сыщике Страйке — не могла не подпустить иронии, изображая Страйка ветераном Афганистана с протезом вместо ноги. Ведь это доктор Ватсон вернулся с афганской войны с ранением. И Корморан совсем не гениальный сыщик. По типу он действительно скорее "Ватсон" — бесхитростный честный служака с обостренным чувством справедливости. То есть расследования в пику классическому канону поведут два Ватсона. Шутки ради можно обозначить то, что сочинила Роулинг вместо "детектива курильщика" со скрипкой, опиумом и сверхспособностями, "детективом здорового человека" с протезом и здравым смыслом, где напарники просто очень старательные.

Первый роман про Страйка "Зов кукушки" (2013), разложенный экранизацией на три серии, живописует препротивную околомодную тусовку лондонского шоубиза. Здесь длинноногие модели вьются вокруг заносчивых "гениев"-кутюрье и их клиентов рок-звезд и быстрее прыгают из одной постели в другую, чем успевают об этом сплетничать. Когда одним несчастливым вечером модель Лула Лэндри выпадает из окна, полиция охотно удовлетворяется версией о самоубийстве: поругалась с бойфрендом-рокером, взгрустнула — что с них взять, импульсивных и эмоционально неустойчивых. Но сводный брат Лулы не верит простым объяснениям и нанимает Страйка покопаться в подробностях. Страйк органически не переваривает звездную тусовку, поскольку является плотью от плоти ее — он сын знаменитого рокера и супермодели, которую тот поматросил и бросил. Страйк знать не хочет своего звездного папашу, и по всему выходит, что он морально возвышается над модным мирком с его пустотой и дутыми авторитетами. И эта осознанная позиция отстранения, этакого социального целомудрия сыщика не дает детективной истории превратиться в беспощадную сатиру. Но когда во втором романе "Шелкопряд" (2015), экранизированном в двух следующих сериях, Роулинг берется за хорошо знакомую ей страту интеллектуалов, кажется, ей приходится сдерживать сарказм, чтобы с размаху не выдать всем сестрам по серьгам. Мир моды и глянца — детская песочница в сравнении с жабье-гадюжьей клоакой, где копошатся писатели, их агенты и издатели. На какую только пакость они не способны! Посредственный, но вредный писака Оуэн Куайн пишет злую пародию на роман жены лучшего друга (кругом писатели, заглядывающие друг другу через плечо!), та от расстройства кончает с собой. Но Куайн не унимается и спустя годы строчит очередной роман — вялое порнографически-мистическое чтиво, где под обидными кличками изображает уже всех друзей и знакомых. А после Куайн бесследно исчезает — в ситуации, где повод обидеться был у всех и у каждого. Угрюмый Страйк начинает методичный обход всех и каждого и от их непрерывного лицезрения ему неодолимо хочется зайти в бар и взять пинту. Время от времени он так и делает. Наемный детектив, привносящий равновесие в этот сдвинутый искаженный мир, восстанавливающий цепочки причин и следствий, вообще куда как человечнее "инженеров человеческих душ", в страстях и пороках которых вынужден копаться.

Что до зрителя, то в какой-то момент ему предстоит поймать себя на мысли, что следить за перипетиями и самочувствием Страйка и Робин куда любопытнее, чем за основной детективной интригой. Сыщик, даже второго ряда, даже Ватсон, внутри размеренного как "бу-бу-бу", традиционного английского детектива оказывается интересней преступлений, субкультур и страт, среди которых подвизается. Эффект классический, но тут усиленный именно что заурядностью двух Ватсонов. Робин не умеет заниматься слежкой, но важно другое: она — как выясняется, когда Страйк узнает ее ближе,— с детства мечтала стать сыщиком и видит социум взглядом здорового человека. А курсы слежки Страйк оплатит ей в конце очередного эпизода.

«Strike», BBC, 2017—

Комментарии

обсуждение

Профиль пользователя