Коротко


Подробно

Фото: Петр Кассин / Коммерсантъ

Алексея Улюкаева взяли без задержания

Сотрудник ФСБ рассказал, как проводился оперативный эксперимент в отношении министра

В Замоскворецком суде Москвы на процессе по делу бывшего министра экономразвития РФ Алексея Улюкаева в качестве свидетеля был допрошен дознаватель ФСБ Алексей Калугин. Он в подробностях рассказал о задержании подсудимого, а также о том, что сами оперативные мероприятия готовились примерно две недели по приказу руководителя управления «К» ФСБ Ивана Ткачева. Сам же свидетель занимался осмотром места задержания, который проводился с добровольного согласия тогдашнего министра и потому не требовал присутствия адвоката.


После активного общения с прессой перед первыми судебными заседаниями Алексей Улюкаев уже во второй раз подряд решил хранить молчание. Теперь за него на вопросы журналистов отвечают адвокаты, да и те лишь изредка. Так, Виктория Бурковская, в частности, рассказала, что, прочитав чеховские рассказы, ее подзащитный приступил к произведениям Льва Толстого. При этом защитники по поводу самого процесса и уголовного дела комментариев давать не стали.

Единственным допрошенным свидетелем на последнем заседании стал дознаватель ФСБ Алексей Калугин. Как выяснилось из показаний свидетеля, именно он оформлял первичные документы по делу сразу после того, как служебный BMW, в котором находился Алексей Улюкаев, был остановлен при выезде с территории офиса «Роснефти».

Сам господин Калугин педантично объяснил суду, что мероприятие, согласно документам, «оформлялось как осмотр места происшествия», что все действия «проводились добровольно, и это не было задержанием».

Из показаний чекиста следовало, что подготовка оперативного эксперимента, завершившегося передачей сумки с $2 млн министру Улюкаеву, началась сразу после получения в конце октября 2016 года заявления от вице-президента «Роснефти» Олега Феоктистова и главы нефтяной компании Игоря Сечина. Распоряжение о начале спецоперации, по словам свидетеля, отдал руководитель управления «К» (борьба с коррупцией) ФСБ Иван Ткачев. Сотрудник ФСБ подтвердил уже звучавшие ранее в суде сведения о том, что наличные доллары для проведения операции чекистам передали сотрудники «Роснефти», но кто именно — вспомнить не смог.

Свидетель также рассказал суду, что, после того как господин Улюкаев вышел из автомобиля, он категорично заявил, что ему неизвестно, что находится в багажнике его служебного автомобиля и как сумка «из плотной ткани коричневого цвета, закрытая на золотистый замок», попала в него. Министр, по словам чекиста, сказал, что не знает, что находится в сумке и как на его руках оказались следы использованного для проведения операции спецсостава, которым обработали и деньги, и саквояж. Позже господин Улюкаев, по словам свидетеля, заявил оперативникам, что ему неизвестно, где находится ключ от замка сумки, однако после того как ему «было предложено добровольно» показать содержимое карманов, из правого брючного был извлечен ключ с брелоком, на котором также были обнаружены следы спецвещества. «Он сначала его бросил, потом снова схватил»,— вспомнил господин Калугин.

Когда же сумка была открыта, по словам господина Калугина, внутри оказались «перевязанные банковской лентой» 20 пачек стодолларовых купюр и 180 таких же пачек, но в нераспечатанных вакуумных полиэтиленовых упаковках. Помимо сумки в багажнике служебной иномарки, как рассказал свидетель, находилась корзинка «с мясными деликатесами и вином». Подводя итог сказанному, свидетель сообщил, что оперативные мероприятия начались 14 ноября в 17:30, а завершились после 23:00.

Отвечая на вопросы адвокатов, свидетель сообщил суду, что после завершения операции господина Улюкаева повезли на его служебной машине в здание СКР. Господин Калугин подтвердил, что министра в его машине сопровождал сотрудник ФСБ, объяснив это необходимостью обеспечить безопасность господина Улюкаева. «Ну как: Москва, ночь…» — пояснил суду господин Калугин.

Свидетель отдельно подчеркнул, что формально при проведении оперативных действий господина Улюкаева никто не задерживал и он не имел какого-либо процессуального статуса. Все действия, по словам дознавателя, проводились «с добровольного согласия Алексея Валентиновича».

Как отметил господин Калугин, если бы господин Улюкаев сказал, что ему, например, нужно ехать в министерство, «никто мешать не стал бы».

По словам господина Калугина, он лишь «попросил не делать Алексея Валентиновича телефонные звонки» во время оформления документов. Свидетель пояснил, что тем вечером министру постоянно звонили. «Но я попросил ответить после окончания осмотра места происшествия»,— сказал господин Калугин. Также свидетель пояснил, что проведенный им осмотр места происшествия «не предполагает участия защитника, а соответствующего заявления от Улюкаева не поступало».

Владислава Трифонов


Материалы по теме:

Комментировать

Наглядно

все спецпроекты

актуальные темы

все темы
все проекты

обсуждение