Коротко


Подробно

Фото: Nerijus Adomaitis / Reuters

Нефть в обмен на фьорды

«Роснефть» может выйти на шельф Норвегии через российские активы

«Роснефть» может обменять доли в российских активах на участие в проектах на норвежском шельфе, где ее главным партнером выступает норвежская Statoil. Конкретных кандидатов для обмена пока нет. Эксперты полагают, что «Роснефть», которая в освоении шельфа ограничена санкциями, могла бы предложить Statoil участки на Дальнем Востоке или сухопутные проекты.


«Роснефть» рассматривает вхождение в активы на норвежском шельфе, а взамен может предложить участие в добычных проектах в РФ, сообщило Reuters со ссылкой на главу дочерней структуры российской компании RN Nordic Oil Халфдана Милланга. Ключевым партнером «Роснефти» на норвежском шельфе является местная Statoil. В 2013 году консорциум Statoil (40%, оператор), «Роснефти» (20%), North Energy и Edison получил лицензию PL713 на разработку четырех блоков в норвежском секторе Баренцева моря. Через год была пробурена первая поисковая скважина, после чего «Роснефть» сообщила об открытии небольшого месторождения без перспектив коммерческой разработки. В начале 2017 года глава департамента «Роснефти» Крис Инчкомб говорил «Интерфаксу», что в 2017 году истекает срок действия лицензий на все четыре блока, и компания собирается принять решение об их продлении к середине года. В «Роснефти» текущий статус норвежских проектов не комментируют. В Statoil отказались от комментариев.

Пока других добычных проектов в Норвегии у «Роснефти» нет, но компания сейчас претендует на один из них в качестве оператора, отметил вчера Халфдан Милланг.

Помимо «Роснефти», доли в трех проектах имел ЛУКОЙЛ, но в конце 2016 года он сообщил о выходе из одного из них из-за незначительности запасов (см. “Ъ” от 23 ноября). Первые разведочные скважины на норвежском шельфе ЛУКОЙЛ планирует пробурить в конце 2017 — начале 2018 года, говорил “Ъ” глава нефтекомпании Вагит Алекперов. Он напоминал, что налоговое законодательство Норвегии компенсирует около 87% затрат на геологоразведочные работы, то есть риски по этим проектам «достаточно хорошо разделены между инвестором и государством». «Газпром» в прошлом году договорился об обмене активами с австрийской OMV и должен получить 38,5% в ее норвежских активах (шесть месторождений и 36 лицензий) в обмен на долю в четвертом и пятом блоке ачимовских залежей Уренгойского месторождения. Сделка, впрочем, пока не закрыта.

Statoil является стратегическим партнером «Роснефти» по разработке российского шельфа. Впрочем, их СП по работам в Арктике простаивают из-за санкций, запретивших поставку оборудования и технологий для таких проектов. Уцелели лишь СП «Роснефти» (доля — 67%) и Statoil по разработке шельфа Охотского моря. В прошлом году компании пробурили там две скважины, оказавшиеся «сухими».

Норвегия входит в число стран, которые больше всего страдают от действия антироссийский санкций, считает Валерий Нестеров из Sberbank Investment Research. Из-за ограниченности ресурсной базы и снижения добычи норвежцам необходимы новые проекты, при этом из-за кризиса в нефтяной отрасли у Statoil простаивают буровые мощности, поясняет эксперт. Так, замечает он, «Роснефть» может предложить компании шельфовые проекты на Дальнем Востоке, а также ряд сухопутных месторождений в России, на которые не распространяются санкции. В ситуации, когда сотрудничество с азиатскими партнерами у «Роснефти» на максимальном уровне, привлечение европейских партнеров в проекты нефтекомпании весьма логично, говорит господин Нестеров.

Дмитрий Козлов


Комментировать

Наглядно

все спецпроекты

актуальные темы

все темы
все проекты

обсуждение