Коротко


Подробно

Фото: Николай Хижняк / Коммерсантъ   |  купить фото

Что изменило возвращение прямых выборов губернаторов?

Прямая речь

Элла Памфилова, председатель Центральной избирательной комиссии РФ:

Фото: Дмитрий Коротаев, Коммерсантъ

— Преимущество прямых выборов заключается в том, что в этом случае в высшей степени осуществляется принцип народовластия. Будущий губернатор в высшей степени зависит от мнения тех людей, которые живут в этом регионе, он должен считаться с этим мнением, должна быть обратная связь. Губернаторы, планирующие избираться на следующий срок, должны работать так, чтобы вызывать у людей доверие. Прямые выборы с точки зрения демократических принципов выглядят предпочтительнее. Это прямое народовластие. Оценка президентом деятельности губернатора на основе мнения избирателей более объективна, чем на основе мнения политологов, чиновников,— они руководствуются разными интересами. Главная задача теперь — проводить выборы так, чтобы они адекватно отражали результаты.


Игорь Минтусов, член правления Российской ассоциации политических консультантов, вице-президент Европейской ассоциации политических консультантов:

Фото: Валерий Левитин / РИА Новости

— Я бы процитировал премьер-министра Дмитрия Медведева, который в 2009 году, будучи президентом, сказал, что свобода лучше, чем несвобода. Я бы так же бесхитростно высказался о том, что прямые выборы лучше, чем назначения. Почему? А потому... Прямая демократия лучше, чем просто демократия, а просто демократия лучше, чем ее отсутствие. Если президент хочет назначать губернатора, на что формально он может иметь право, то нужно менять законодательство. Но когда де-факто губернаторов выбирает президент, а де-юре — народ в ходе прямых выборов, это плохо. Если народ выбирает губернатора, то он и несет за него ответственность, если президент — то и ответственность лежит на нем. К слову, я хорошо помню, когда прямые выборы губернаторов были заменены на назначения: один из аргументов (смехотворных) заключался в том, что не всегда народ выбирает правильно — кого-то из выбранных посадили, кто-то был алкоголиком и так далее. Но если посмотреть статистику из тех губернаторов, которые попали под суд за коррупцию и другие должностные преступления, больше будет все-таки тех, кого назначали президенты. Народ делает меньше «ошибок», чем отдельно взятый человек.


Евгений Ройзман, мэр Екатеринбурга:

Фото: Владислав Лоншаков, Коммерсантъ

— Не изменилось ничего, и это четко показывает пример Свердловской области. У нас вчера не было выборов губернатора. У нас состоялось переназначение назначенца, но это было обставлено для жителей как выборы. Случилось то, что случилось, иллюзий не было ни у кого: нагнали бюджетников, провели лотереи, что, с моей точки зрения, является прямым подкупом избирателей, и назначенец был выбран. Все закончилось, но только не жизнь, а что будет происходить дальше — посмотрим, надо дальше жить и работать.


Виктор Кресс, зампред комитета Совета федерации по науке, образованию и культуре, с 1991 по 2012 год глава администрации—губернатор Томской области:

Фото: Андрей Синичкин, Коммерсантъ

— За двадцать с половиной лет работы губернатором я дважды был назначен и трижды избран, и в прямых выборах могу выделить два положительных аспекта. Во-первых, можно более легитимно и открыто отстаивать интересы региона в федеральном центре, особенно перед чиновниками третьего и четвертого уровня, с которыми постоянно приходится работать,— руководителями департаментов, заместителями министров. Во-вторых, появляется больше ответственности перед жителями региона, в котором ты работаешь. Если люди за тебя голосуют, значит, возлагают на тебя надежду. Мы готовим программу, излагаем ее, нас выбирают. Если программа выполнена, то изберут на следующий срок, если нет — то не выберут. Оценка качества работы в этом плане лучше. А минусов как таковых я не наблюдаю. Многие, конечно, могут голосовать наобум. Но те, кто интересуется политической жизнью, изберут кандидата с полной ответственностью. А те, кто руководствуется только эмоциями, конечно, не смогут, скорее всего, принять правильное решение.


Владимир Рыжков, председатель движения «Выбор России»:

Фото: Юрий Мартьянов, Коммерсантъ

— Изменилась только формальная, юридическая сторона дела. Когда губернаторы назначались президентом, это было прямым нарушением Конституции, в которой указано, что субъекты федерации сами формируют свои органы власти. Возврат к прямым выборам был юридически правилен, но с политической составляющей изменений не произошло. Губернаторы как назначались, так и продолжают назначаться. За прошедшие пять лет не было ни одного случая, чтобы кандидат, одобренный Владимиром Путиным, не победил. Это такой российский феномен стопроцентного результата, главным механизмом которого является муниципальный фильтр. Он придуман таким образом, что нежелательный кандидат никогда не сможет собрать требуемое количество голосов в свою поддержку. С этим столкнулся Навальный в 2013 году на выборах мэра Москвы, который наверняка бы не прошел регистрацию, если бы не подаренные «Единой Россией» почти половина подписей, на эти вилы напоролся Евгений Ройзман сейчас на выборах губернатора Свердловской области. Как работает муниципальный фильтр: сначала Кремль выбирает того, кто должен победить, потом президент встречается с ним под телекамеры и говорит про выдвижение на выборы, затем через муниципальный фильтр блокируется сильный соперник и пропускаются соперники заведомо слабые, но обеспечивающие легитимность выборов. И все происходит под контролем Кремля, который добивается избрания нужного ему человека.


Дмитрий Орешкин, политолог и политический географ:

Фото: Олег Харсеев, Коммерсантъ

— Изменилась экономическая и функциональная зависимость глав регионов от центра. Все деньги — в федеральном центре, у губернаторов резко сузилась зона ответственности, они стали менее самостоятельными. Назначенцами и наместниками они как были, так и остались. Живо только воспоминание о таком понятии, как региональный тяжеловес. Шаймиев, Лужков, Россель ушли в прошлое, и единственный, кто сейчас может вести самостоятельную политику, это Рамзан Кадыров. Все остальные управленцы — это «никто, и звать их никак», но, конечно, их изберут, потому что они часть вертикали и верхушка контролирует процесс. Вся эта модель может развалиться только тогда, когда из стенки вынут гвоздь, на котором висит эта вертикаль. Раньше или позже это произойдет, но меня пугает, что отсутствует институциональная основа, все замкнуто на одного человека. Обеднение легальной, законной институционально базы отношений между региональными начальниками и центром, похоже, будет долгим, но весь ужас в том, что когда исчезает человек, который все это скрепляет, создается вакуум, который может принести большие беды стране.


Константин Титов, в 1991–2007 годах губернатор Самарской области:

Фото: Дмитрий Духанин, Коммерсантъ

— С теми законами, которые сейчас действуют в Российской Федерации, на практике мало что изменилось. Кандидатуры назначаются, у «Единой России» в раках сильное оружие — муниципальный фильтр. Подобные вещи мало что меняют в выборах. Но тем не менее хоть какая-то доля конкуренции появилась. Выборы — это всегда хорошо, а если еще есть конкуренция — то это просто здорово. Если партия поддерживает кандидата, то должна понимать: ей нужно доверие народа. Сейчас идут разговоры об отмене муниципального фильтра, и, мне кажется, это уже пора сделать. Повысилась конкуренция, повысилась ответственность перед президентом и народом. После возвращения выборов можно сказать, что мы движемся вперед к демократическому формированию власти. Да и явка на выборах зависит от высокой конкуренции.


Борис Макаренко, председатель правления Центра политических технологий:

Фото: Дмитрий Лебедев, Коммерсантъ

— Я рад, что в целом ряде регионов возвращены прямые выборы губернаторов. Надеюсь, их больше никогда не отменят. Но моя радость по этому поводу «умеренная». Уровень конкуренции на губернаторских выборах остается крайне низким, президент фактически назначает своих фаворитов. Давайте вспомним многочисленные случаи, когда действующие губернаторы досрочно уходили в отставку, после чего выигрывали выборы и возвращались в свои кресла. Муниципальный фильтр создает необходимые условия для того, чтобы главы регионов сами подбирали себе оппонентов. Исключением можно считать московские выборы 2013 года, когда между кандидатами развернулась реальная политическая конкуренция. Но это, повторюсь, исключение. Кроме того, есть ряд регионов, в которых действует старое правило — главы назначаются.


Борис Надеждин, президент Института региональных проектов:

Фото: Дмитрий Лекай, Коммерсантъ

— Теперь для действующих губернаторов, участвующих в выборах, главным становится мнение людей об их работе, а не мнение кремлевского начальства.

Комментировать

рекомендуем

Наглядно

все спецпроекты

актуальные темы

все темы
все проекты

обсуждение