Коротко


Подробно

Фото: Юрий Мартьянов / Коммерсантъ   |  купить фото

Конституционный суд отказал «Левада-центру»

НКО ждет решения Европейского суда по иностранным агентам

Как стало известно “Ъ”, Конституционный суд (КС) отказался рассмотреть жалобу «Левада-центра» на нормы закона, позволяющие принудительно включать НКО в реестр иностранных агентов за политическую деятельность. С 2016 года к таковой относят опросы общественного мнения. «Левада-центр» жаловался, что такой подход ограничивает научные исследования и применяется с обратной силой. Но КС признал, что включение «Левада-центра» в реестр не ухудшило положение заявителя.


КС опубликовал определение об отказе в рассмотрении жалобы «Левада-центра» на нормы закона об НКО—иностранных агентах, которые были внесены в него после того, как КС в 2014 году признал закон конституционным. Позже Минюст получил право принудительно включать НКО в реестр иноагентов, а к политической деятельности отнесли «формирование общественно-политических взглядов» путем проведения социологических исследований и обнародования их результатов. «Левада-центр» настаивал, что ярлык иноагента присвоен ему с целью опорочить результаты научных исследований, а для внесения его в реестр иноагентов Минюст применил поправки, внесенные в закон в 2016 году, с обратной силой. Определение об отказе КС проверить спорные нормы было принято на основе выводов секретариата (без передачи дела судье-докладчику) 18 июля, но подписано председателем КС Валерием Зорькиным и опубликовано после возвращения КС с каникул в сентябре.

«Левада-центр» обратился в КС весной, проиграв судебные споры о включении его в реестр иноагентов. Главное управление Минюста по Москве установило, что заявитель с 1 января 2014 года по 29 июля 2016 года осуществлял «деятельность политического характера» и получал финансирование из зарубежных источников. Жалобы «Левада-центра» на то, что в проверяемый период его деятельность политической не считалась и Минюст применил эту норму с обратной силой, суды отклонили.

КС счел, что придание норме обратной силы «правовое положение» «Левада-центра» «не ухудшило». В решении говорится, что суды руководствовались позицией КС, который в 2014 году по делу иноагентов постановил, что политическая деятельность осуществляется «в целях оказания воздеи?ствия путем формирования общественного мнения на принимаемые госорганами решения и проводимую ими политику», а распространение НКО «своих оценок» относится к «политическим акциям». Принятие в 2016 году нормы, относящей к политической деятельности соцопросы, уточнило, а не изменило ее прежнего содержания, решил КС.

«Левада-центр» настаивал в жалобе в КС, что проводил опросы, отнесенные к политическим, на собственные средства, а иностранные (их объем не превышал трети всех средств НКО) шли на маркетинговые исследования и научную деятельность, которую спорные нормы фактически ограничивают. Но КС указал, что Минюст включает НКО в реестр «только в связи с установлением фактов осуществления организацией политической деятельности», а спорные нормы не препятствуют НКО оспаривать эти действия. Вытекающие из закона об НКО препятствия научным социсследованиям КС проигнорировал, а разбираться с обстоятельствами дела «Левада-центра» не стал, сославшись на отсутствие у него таких полномочий.

«КС выполнил политический заказ»,— заявил “Ъ” директор «Левада-центра» Лев Гудков. Он отметил, что «Левада-центр» будет работать без финансовой подпитки из иностранных источников. Центр готовит отчет для изъятия его из реестра НКО—иностранных агентов в связи с отсутствием иностранного финансирования в течение года. «И это может существенно сказаться на нашей работе,— полагает господин Гудков.— Главное в том, что мы вынуждены отказываться от участия в международных научных исследованиях, которые финансируются в том числе из зарубежных источников».

Руководитель судебной практики Института права и публичной политики Григорий Вайпан отметил, что в 2014 году КС подчеркивал, что включение НКО в реестр иностранных агентов должно осуществляться «в уведомительном порядке» и «исходя из самооценки НКО собственных намерений». Но НКО стали вноситься в реестр принудительно по решению Минюста, достаточно его мнения о том, что НКО осуществляет «политическую деятельность». Эксперт напомнил, что недопустимость принудительного включения НКО в реестр признала Венецианская комиссия Совета Европы. Юридический директор центра «Мемориал» Кирилл Коротеев отметил, что КС, «признав закон в 2014 году конституционным в связи с добровольным самовнесением НКО в реестр, развязал руки принудительному применению закона к НКО». При этом оспорить принудительное внесение НКО в реестр практически нереально. Европейский суд по правам человека уже коммуницировал жалобу «Левада-центра» и еще 60 НКО на признание их иностранными агентами.

Анна Пушкарская, Санкт-Петербург; Виктор Хамраев


Материалы по теме:

Комментировать

Наглядно

все спецпроекты

актуальные темы

все темы
все проекты

обсуждение